QaF: last story from Pittsburgh

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Backfly`s house

Сообщений 21 страница 40 из 42

21

Арнольду стало даже интересно послушать обычный разговор Марлы и ее мамаши... С одной стороны доча пошла в маму, но с другой... Арнольд не мог не заметить собственных привычек и повадок, которые генетически перешли к его чаду. Это было очень смешно наблюдать...
Попивая холодный кофе, мужчина пытался всем своим видом продемонстрировать, что его не волнует ничего кроме своей работы. На самом деле, курсор на чистом листе документа отполз в сторону лишь на пару букв. На большее мужчину сейчас просто не хватало... Его определение бывшей явно позабавило Марлу. Мужчина мало горел желанием объяснять, если придется. Переименовал он как-то в порыве ярости, когда чертова блондинка умудрилась достать его в очередной раз!
- Да, всё нормально. Отец здесь ни при чём, я знаю, что ты уже себе надумала. Это мой выбор, мам, и я хочу остаться здесь. По крайней мере на некоторое время.
За столь непродолжительную фразу мужчина умудрился подаваться кофе два раза, слыша, во-первых, новое для себя "Отец" обращенное к нему, второе опрометчивое, или же ложно успокаивающее девчачье "некоторое время". Неужели жизнь с матерью была для подростка так отвратительна? Это было слишком странно случать.
-...Ты не понимаешь, что он за человек!.. - донеслось до Арнольда из трубки, в которой так усердно орали. Усмехнувшись, он поднял глаза на девочку.
-О, еще как не понимаешь... Послушай свою мать, она впервые говорит толковые и умные вещи... - правда за "престарелого идиота" стало даже обидно, эта красотка не так намного была младше Арнольда. Но все это носило некий юмористический характер в его голове. Слишком уж все было несуразно... Несерьезно... Цирк да и только!
Допив кофе, Бекфлай откинулся на спинку высокого стула, смотря уж на дочь, не отрывая взгляда. Судя по всему одежду ей не привезут, со всеми ее вещами... Забрав телефон, Арнольд немного подождал, прежде чем отправить сообщение "Привези вещи ребенка. Хер с вами, пусть пока живет здесь." Положив трубку на стол, Арнольд сонно закрыл глаза, потягиваясь. Кажется ребенок и сам засыпал уже, судя по ее внешнему виду. Это был тяжелый день для них обоих... Слишком тяжелый...
- Я не настолько повар, чтобы приготовить что-то приличное из кофе, пиццы и алкоголя. Не думаю, что у тебя хотя бы мука найдётся. И вообще, молодому организму нужен сон.
Усмехнувшись, мужчина и сам с удовольствием бы уже лег.
-Ну надо же... У тебя проснулся здравый разум. Спать и правда пора. А касательно еды... Вот тебе и будет чем заняться, пока я буду искать тебе школу! И, кажется, явно с униформой! - усмехнувшись Арнольд понял, что завтра его потянут в магазин...
Встав с места, мужчина закрыл ноутбук, понимая, что сегодня работать он уже не в состоянии. На часах было совсем далеко заполночь... Завтра ему нужно в редакцию. Кажется вот и будет ему куча занятий на день...
- А намёков ты не понимаешь, да? Мне спать не в чем! Или ты дашь мне майку, или я сплю голышом.
Подобное несколько шокировало Арнольда. Как ни крути, но мозг еще отказывался понимать, что в его квартире теперь будет жить этот сгусток женских гармонов. Достав из коробки первую попавшуюся футболку, Арнольд кинул ее девчонке, мало желая лицезреть полуголого ребенка. Нет, одно дело, когда девица в твоей постели и ничего не мешает воспользоваться положением, с другой - когда твой собственный ребенок в подобном виде...
-Спокойной ночи. - с этими словами Бекфлай погасил свет. Все тело ужасно ныло, голова гудела, мужчина сходил с ума. Больше всего он надеялся, что наутро это все окажется просто кошмаром...

------

Как правило Арнольду никогда ничего не снилось. Но видимо его мозг устал от переживаний и за прошедшую ночь решил выдать все запасы сновидений. Подсознание откровенно издевалось, преобразовывая прожитое в довольно причудливые формы.
В очередной раз проснувшись в холодном поту, мужчина глянул на часы. Циферблат наручныйх часов, что лежали возле кровати, гласил полдень. Нужно было вставать. Признаться, это обрадовало мужчину. Спать он любил, но когда всю ночь его преследуют довольно странные ведения, хотелось поскорее вернуться в обыденность.
За две ночи тело журналиста практически пришло в норму. Боль в отбитых частях еще была, но переживать ее можно было гораздо легче. Лицо больше не напоминало кусок мяса, попавший к мяснику. Оставшиеся синяки и следы ударов даже придавали несколько булатный вид... Рассмеявшись над собственным вердиктом, Арнольд прошел в гостинную. Так значит это был не сон... Не ужасный кошмар, а явь... Голова мужчины при виде мирно спящего на его диване ребенка, вновь заболела. Где-то в висках работали пишущие машинки, со звоном объявляя о конце строки. Поморщившись, он начал собираться. Путь предстоял в редакцию. Статья была незакончена. Необходимо было закончить ее уже на своем рабочем месте, которое, честно говоря, Арнольд не выносил. Никогда мужчина не любил работать на виду у всей редакции. Подобное внимание было ему противно.
Время шло, две таблетки аспирина, чистый костюм и свежая рубашка сделали свое дело. Ноут в сумку, очки на красные замученный глаза и вновь перед всеми старый добрый сукин сын Бекфлай. Добро пожаловать обратно в грешный мир...

Редакция----

Отредактировано Arnold Backfly (2013-01-15 10:10:41)

+1

22

Отличный конец дня – вечерок в этом бомбоубежище, - припоминая, сколько раз чуть не падал, спотыкаясь о коробки в бекфлаевской квартире, Илай раздражённо голосовал, вылавливая такси. Нет, всё было нормально, что он в конце концов, лысых кошек боится…
Чёрт, там же еще он! – надо сказать, что вкусы в отношении животных у Грэма были вполне традиционными, так что сфинксов он как-то совсем слегка…не котировал он этих котов, они чётко ассоциировались с инопланетянами. Хотя внешне ничем, кроме сдержанного хмыканья и уступания животному дороги, это не показывал.
Да, пилить в пятницу за забытой флешкой с меховым манто под мышкой (тётушка телеграфировала аж два раза, чтобы он закупил и отправил почтой, ибо ей напели про местный сейл – на самом деле Илай и сам был в курсе, приличная одежда была небольшой слабостью). Так вот, пилить с этим самым манто… Неадекватно? Почему не перенести на завтра? Почему не отложить, в самом деле… - он потёр лоб, захлопывая дверь такси, прихлопывая край дорогой меховой вещицы, и параллельно называя водиле адрес.
Потому что; материалы дел с носителя надо было отправить до завтрашнего утра – а с утра заглянуть он не смог бы чисто физически – рано вставать Грэм не любил до колик в животе. А вот эту радость браконьера, покоившуюся рядом без пакета (впопыхах оставил в бутике)… Вот её можно было бы вполне и не таскать с собой.
Илай Доминик Сэмюэл, - гнусавый тётушкин голос возник в голове и Илай, вытаращив глаза, отмахнулся в стиле «чур меня» (водила оглянулся удивлённо). С тётушкой лучше было не связываться, тем более, что затеяла она явно всё это, чтобы проверить, действительно ли в Питтсбурге племянничек.
И за флэшкой успею, и в почтовое отделение, я же кузнечик, - такси тормознуло и через пару секунд он улыбался до ушей консьержке, не желая доставать документы. Кстати оказалась мини-упаковка монпансье, он всегда таскал с собой что-нибудь в этом роде для установления контакта – с консьержами ли, с понятыми или – чем чёрт не шутит, с дежурным (а лучше дежурной) по отделению.
Уже у двери Илай на полном автомате решил открыть дверь ключами от своей съёмной, для чего манто нацепил на плечи, освобождая руки. Однако, дверь не поддалась, и он наудачу наподдал по ней ногой, засовывая ключи обратно. Бекфлай либо свалил, не заперев дверь, либо квасил в гордом одиночестве с открытой, так или иначе Грэм оказался внутри.
Что-то не то витало в воздухе, что-то похожее на… Оно здесь!! – увернувшись от зажёгшихся в темноте кошачьих глаз, Илай отчаянно споткнулся о пару коробок, гаркнув в пространство:
- Есть кто? Я забыл… - сунувшись на кухню, он не удержался и направился к холодильнику. Кое-что забыл, - опять же проорав в пространство и схватив какой-то бутерброд, Илай ввалился в гостиную, не глядя по сторонам, а вспоминая, где он последний раз сидел вместе со своим ноутом. Как ни странно, от манто, висевшего уже на одном плече на манер гусарского кителя, жарко не стало - может, поэтому он забыл его скинуть.

+3

23

Диван был на редкость неудобным. Первые полчаса ушли на то, чтобы принять относительно удобное положение, примяв под бок одеяло и взбив подушку до состояния самого воздушного безе. Затем началась какофония из услышанных за день фраз и голосов, компот из увиденных лиц, попурри ощущений. На тёмном фоне век развернулся целый хоровод незнакомых людей: охранник магазина, откуда Марла утащила бутерброды, водитель такси, случайный прохожий, подсказавший дорогу, соседка из автобуса… И самое главное, исполинское лицо, возвышающееся над всеми словно какой-то адский идол – лицо Арнольда Бекфлая, её (с недавнего времени) отца. Оно смеялось, саркастически сдвигало брови, иронично ухмылялось, что-то произносило, растягивая губы – делало всё то, что живой Бекфлай делал в течение дня, с той лишь разницей, что во сне на смену всего спектра эмоций уходили считанные секунды.
Но хуже всего был кот. Он ходил рядом с лицом хозяина, тёрся об него своими лысыми боками, сдавленно мяукал. А его глаза светились тем кислотно-зелёным светом, которым в мультфильмах обычно изображают цвет ядерных отходов.
Марла не смогла бы сосчитать, сколько раз за ночь она просыпалась. Полноценный сон посетил её только к тому времени, когда за окном уже вовсю светило солнце, а улыбчивые соседи здоровались друг с другом во время дневного выгула собак.
Поэтому сейчас, открыв глаза, Марла не совсем поняла, какое за окном время суток. Вполне возможно, что только начинало светать. Или это вечер? Часов рядом не было, а разряженный мобильник обречённо лежал под подушкой. К сожалению, никто еще не придумал устройство, позволяющее заряжать технику энергией снов.
Потребовалось не меньше десяти секунд, чтобы девушка осознала, чьей квартире принадлежит висящий над головой белый потолок с забившимся в угол пауком. Ей было не привыкать просыпаться у чужих людей, но каждый раз мозгу требовалось определённое количество времени, чтобы восстановить хронологию событий.
Так, квартира отца. Ясно. И, похоже, его дома нет: в воздухе совсем не было запаха сигарет, а Марла почему-то была уверена, что табак – неотъемлемый спутник Бекфлая.
Марла протянула руку, слепо пошарила в воздухе в поисках сумки. Еще некоторое время занял поиск зарядного устройства для телефона, затем – розетки. Вернув аппарат к жизни, девушка снова забралась под одеяло. Вставать не хотелось абсолютно, и тем более этому не способствовала вероятность наступить спросонья на то лысое чудище, что всю ночь орало в её снах.
Прошло ещё минут десять, прежде чем дверь в квартиру открылась. Марла вскочила на ноги, не позаботившись даже о том, чтобы отцовская рубашка прикрывала её трусы с разноцветными пацификами.
Несмотря на то, что отца она знала всего полдня, Марла вдруг отчётливо поняла – в дверь зашёл не он. Не те шаги. Вошедший не сказал ни слова и первым делом пошёл на кухню.
Голос. Этот голос принадлежал не Арнольду Бекфлаю.
Марла почувствовала, как холодеют пальцы на ногах. Она быстро осмотрела комнату, и – спасибо тебе, апокалипсический беспорядок! – почти сразу обнаружила горку непонятных жердей. Вероятно, из них можно было собрать что-то вроде шведской стенки, ну или какой-нибудь хай-тековский восьминогий стол (шут его знают, какие у папаши в голове тараканы). Так или иначе, Марла схватила одну из перекладин.
Бесшумно ступая босыми ногами, она дошла до кухни. Аккуратно заглянула за угол – незнакомец по-хозяйски рылся в холодильнике. Идеальный момент, чтобы звездануть незваного гостя по затылку...
Но – стоп – неужели местные воры так обмельчали, что залезают в квартиры ради еды? И при этом так уверенно кричат о том, что что-то забыли?
Мимолётная мысль спасла посетителя от вероятного сотрясения мозга. Образовавшейся паузы ему хватило, чтобы вылезти из холодильника (Марла мгновенно очутилась за дверью комнаты, в которой спала) и пройти в гостиную.
Незнакомец явно чувствовал себя как дома. Выгадав момент, когда он окажется спиной к входной двери, Марла всё так же бесшумно подошла к нему сзади. Угрожающе подняла палку.
- Кто ты такой, и что ты здесь забыл? – голос был угрожающ ровно настолько, насколько это возможно, если ты шестнадцатилетняя девчонка.

+3

24

Вроде здесь… А нет, здесь, - непоседливость, свойственная Грэму, проявлялась даже в том, что у него не было излюбленных мест – где угодно, тем более в чужих квартирах, чужих комнатушках, чужих поросятниках, - носком ботинка был отброшен замшелый номер газеты, будучи настороже – не промелькнёт ли где лысая спина – Илай развернулся на сто восемьдесят градусов, оглядывая окружающее пространство и собираясь почесать затылок.
В таком положении его и застал вопрос, произнесённый явно не одним из коллег Арни, могущих тут ошиваться. Хотя пассий никто не отменял… Илай спиной почувствовал, что что-то тут не ладно, и, подхватив упавшее манто одной рукой, другую поднял вверх, надеясь перевести дело в более несерьезную плоскость.
- Я забыл здесь свою… свой микрофон, а зовут меня Игги… я даю хозяину уроки пения. Пожалуйста, не убивайте, иначе он так и будет портить всем слух, - не делая резких движений – чем чёрт не шутит, вдруг там оружие, - он обернулся.
Здесь улыбка, начавшая появляться на грэмовском лице, наполовину сползла куда подальше. За спиной оказалась неизвестная девушка – ну это сильно сказано, выглядела эта самая неизвестная молодо даже для девушки. Неизвестная была в рубашке на несколько размеров больше – определённо мужской, и явно намеревалась долбануть его каким-то предметом, напоминавшим биту.
«Лучшая песня по мнению людей, которым я угрожал битой», - почему-то всплыла цитата, от этого улыбка чуть было снова не появилась на лице Илая, но взглянув на девочку, он нахмурился.
Что за хрень, в самом-то деле. Что за хрен, точнее. На молоденьких потянуло? Ладно, с кем не бывает. Может, ей и 25, обманчивая внешность. Но пардон, оставлять квартиру, все вещи на… Здесь хмурящиеся глаза слегка удивлённо уставились в сторону. Видено было им многое, и как хотите, но эта девочка вовсе не походила на ночную бабочку. Единственное, что рубашка. А так… Категорически не хватает того же порока в лице.
Да чёрт с вами, разбирайтесь в своём мадридском дворе сами. Но всё-таки лучше, чтоб тебе было больше шестнадцати, - вслух он швырнул шубу на диван, и вытянул вперёд руки, показывая, что в них ничего нет.
- Мне просто надо забрать свою вещь. Да что париться, спроси… У того, который тебя сюда пригласил. А сейчас извиняй, я должен слегка порыться везде.
С этими словами с дивана полетело одеяло и подушка – совсем рехнулся, еще бы на балконе устроился, - а Илай беспокойно принялся вертеть головой.
Время шло, а в голове бродили совсем не те мысли. И одна из них была следующей: как он оставит это обиталище наедине с неясной девчонкой? Обчистит, как пить дать, несмотря на всю ангельскую внешность.
Резко выпрямившись, как если бы импровизированная бита и правда треснула по спине, он развернулся и вопросил, пристально глядя на девочку:
- А кто собственно ты такая? Говори как есть, я не из полиции. Кстати да… - много здесь не срубишь, но для практики - вполне, – оказываю адвокатскую помощь.

+3

25

За несколько секунд в голове Марлы пронеслись сотни разных вариаций на тему того, кем может быть незваный пришелец. Но вот озвученной незнакомцем версии среди них не было, и поэтому Марла вместо того, чтобы рассмеяться, только поудобнее перехватила палку и угрожающе ей встряхнула.
Попутно пришлось отмахнуться от навязчивой ассоциации себя с первобытной женщиной, защищающей жилище от хищников.
Незнакомец медленно обернулся, и девушка поспешила придать своему лицо выражение, которое без слов должно было сказать что-то вроде «Я не шуточки с тобой шучу». И, опять же, предостерегающее помахивание импровизированной дубиной.
Марла позволила мужчине осмотреть её с ног до головы, после чего оценила его реакцию. Так, нападать он явно не собирался. А вот будь он вором, поспешил бы избавиться от свидетеля. Да и держался он как-то слишком уверенно для человека, впервые очутившегося в этой квартире. Соответственно, он здесь не впервые.
Друг папаши? Собутыльник? Наркодилер? Кажется, вчера - или сегодня? На часы Марла так и не посмотрела, - отец озвучивал список своих вредных привычек…
Ситуация немного прояснилась. По крайней мере, необходимость в палке-бите отпала. Марла опустила t`, но совсем из рук не выпустила – шут его знает, кто этот человек такой, и что у него на уме. Но главное: если он в этих степях не впервой, то стоит ожидать от него аналогичного вопроса: кто она такая и что здесь делает. И Марле показалось, что сразу раскрывать перед незнакомцем (или как он там представился? Иззи? Игги!) все карты - не лучшая идея.
- Как я могу его спросить? Ты видишь, чтобы он был здесь? – Марла сощурила глаза, а Игги тем временем решил заняться приведением бекфлаевского беспорядка в еще более беспорядочное состояние. Тут же на полу оказалось одеяло, через секунду к нему присоединилась и подушка. Но теперь на диване помимо простыни осталось ещё кое-что…
Марла гневно засопела. Свободная от дубинки рука сжалась в кулак, а сама дубинка поднялась на угрожающую голове гостя высоту. Зрачки девушки хищно расширились, кровь прилила к лицу...
- Это ещё что такое? – медленно и очень тихо спросила она, проигнорировав те самые закономерные вопросы, о которых думала несколько мгновений назад. Теперь же мозг заполнило одно – картина распластанного на диване безвинно убитого животного.
Не, не так.
Животных. Многих животных. В лучшем случае (если это приемлемый термин, когда речь идёт о варварстве) – пятидесяти. В худшем…
- Убери это отсюда, – голос стал немного громче. Взгляд прожигал лежащую на диване шубу, и Марла очень сильно пожалела о том, что не владеет пирокинезом. Убери немедленно!

+3

26

Гипнотизёрша-гастролёрша, - Илай недовольно наблюдал за битой, при внимательном рассмотрении оказавшейся ножкой от стола – да, похоже Арни будет трапезничать, как турки – на полу, если так пойдут дела у его столиков. На пару секунд вообразив гордо восседающего на полу Арнольда, скорее напоминавшего фазана или ещё какую птицу (индюка), чем восточного человека, он кратко ухмыльнулся – что поделать, даже когда дела грэмовские были не особо, он не мог быть до конца серьёзен. Может, потому и был жив до сих пор и в здравом уме.
Почему гипнотизёрша – дубинка равномерно поднималась и опускалась в хиловатых, будем откровенны, ручонках – ни дать ни взять бритоголовый хозяин улиц…в далёкой перспективе. Детей должно ожидать лучшее будущее, - провозгласил отцовский голос откуда-то из бедового прошлого, а Илай, уже перерывший диван, уловил подозрительный звук из-за спины – как будто лысый абориген подобрался к нему на опасно близкое расстояние… Или в квартире завёлся например ёж, или она сопит над ухом?
Вторично развернувшись с выражением лица в стиле «чё?!», он понял, как вовремя это сделал – злополучная ножка оказалась аккурат напротив виска, и отвесив челюсть, он прочитал в лице напротив вполне конкретную ярость. Что за… - предмет от лица был аккуратно отодвинут, а глаза, от природы большим разрезом не наделённые, округлились на манер блюдец.
Нет, ну серьёзно, не хотелось не то, чтобы умирать – силы были явно не равны, и при желании столик Бекса точно бы лишился сломанной пополам ножки – даже получать гематому в этот вечер. Сколько вещей и покриминальнее видал мир от Грэма, чем подтыривание холостяцких бутеров и добавление большего бедлама в мир этой благочестивой квартиры.
За что, Исусе? – закатив глаза, он перевёл взгляд на то, что так разозлило «хозяйку горы».
Хм. По прожигающему взгляду, там как минимум валялось выпавшее у него из кармана женское бельё. Ну или подарок от хвостатого друга. Но нет же – манто, светло-кремовое и как будто вообще прилетевшее с другой шикарной планеты в этот мир коробок, скромно лежало и никого не трогало.
- Для начала, что значит «это». – Илай саркастично прищурился, сложив руки на груди. Ты знаешь, сколько за «это» отвалено денег, девочка? Ладно с деньгами ничего не ладно! сформулируй, будь добра, почему я не могу кинуть чистую вещь куда мне вздумается? Потому что у тебя эта фигня в руках?
Подумав и почесав за ухом, он приподнял с пола торшер, и светя им по сторонам, параллельно обратился к собеседнице:
- Если уж на то пошло, у меня теперь тоже есть оружие. Берегись, обожгу. Ладно, дай пройти, я за телеком не смотрел, – махнув торшером на манер алебарды, он брякнул его на место и слегка вытянул шею, заглядывая за воинственную макушку и высматривая пространство для нового поиска.

+3

27

Марла чувствовала, как глаза застит слепая и бессильная ярость. Примерно с такими чувствами она ходила по улицам в толпе таких же активистов, размахивая плакатом и обливая носителей меха кроваво-красной краской.
Но краски под рукой не было. А отдубасить шубу многострадальной перекладиной было бы как минимум странно. Марла посмотрела по сторонам: может быть, папаша на волне переезда решил прихватить с собой пару ведёр чего-нибудь красящего? Черт возьми, сейчас подошёл бы даже лак для ногтей! Но вокруг не было того, что привычно окружало Марлу уже шестнадцать лет: многочисленных баночек, флакончиков и пузырьков, с помощью которых мать успешно обманывала природу. И мужиков.
Сейчас на задний план отошёл даже сам незваный гость, чьи слова превратились в растянутое мычание на грани слышимости. Мир Марлы сузился ровно настолько, что в нём хватало места только для куска меха и пары сантиметров дивана, на котором тот расположился. Даже маячивший на периферии глаза торшер (торшер?!) не вызывал в мозгу никакого отклика.
Одно было ясно – убирать варварскую добычу мужчина не собирался. С неимоверным трудом переведя взгляд, Марла исподлобья посмотрела на гостя. 
- Ты хоть представляешь, сколько стоит эта вещь? – прошипела она. Руки заныли от непривычной нагрузки, и на задворках сознания промелькнула мысль о всё ещё поднятой дубинке. И я не про твои сраные доллары, долбанный убийца. Ты представляешь, сколько живых существ лишилось жизни только ради твоей прихоти?! Убери её. Убери немедленно, не то я… Не то… Взгляд заметался по коробкам, потолку, голым стенам, и остановился на треклятом диване. Марла снова засопела и резко обернулась к мужчине, в смутной надежде на то, что тот спасёт её от очередного акта вандализма. Но он был больше занят досмотром квартиры (а вдруг он коп и ищет наркотики? но разве копы носят мех?), и это стало последней каплей.
Выход нашёлся сам собой. И был, как и все внезапные выходы, гениален и прост.
Марла в два прыжка оказалась возле дивана, переложила дубинку под мышку и схватила злополучную шубу. Приоткрытое на ночь окно поддалось легко, всего пара движений – и кусок меховой индустрии уже летит вниз, чтобы порадовать случайных прохожих.
Но одно дело – обливать краской неповоротливых богачей, едва пролезающих в двери бутиков, а после удирать от их быстроногих охранников/друзей/водителей/а то и полицейских. И совсем другое  - находится в одном помещении с тем, чья весьма дорогая шмотка только что отправилась в свободный полёт. Как известно, быстрые ноги мало чего боятся, но вот сейчас бежать было попросту некуда. Если только на улицу, но там полуголая взъерошенная девчонка тоже надолго бы не задержалась. Да и велика вероятность того, что незваный гость окажется куда более проворным, чем разжиревшие секьюрити.
Осознав то, что только что сделала, а точнее – последствия этого, Марла почувствовала отчаянный укол паники. Благо, она додумалась не расстаться со своим единственным оружием, и теперь дубинка снова взлетела в воздух.
Прижавшись спиной к окну, Марла наконец подняла глаза на новоявленную жертву Гринписа. Деревяшка вздрагивала уже не так уверенно, но с той отчаянной решительностью, которая характеризовала самых отпетых истеричек. Теперь она и правда была готова ударить мужчину, сделай тот хоть одно неверное движение.

+3

28

- Уоуоуо! - Илай в силу профессии часто имел дело с подобными вспыльчивыми и, по его оценке, неадекватными элементами, здесь главным было не поддаться настроению оппонента и не въехать в эту волну дестроя и чада кутежа. Что он и попытался сделать, прикрыв глаза и вдохнув на полные лёгкие, дабы разразиться тирадой в духе «долбаные убийцы и сраные доллары заставляют этот мир крутиться быстрее». Выяснилось, что этого краткого момента девчушке хватило, чтобы, подобно какой-то мелкой пуме, прыгнуть к несчастной меховой шмотке и цепко схватить её. Здесь Грэм в который раз за бешеный вечер вытаращился, наблюдая, как тётушкина радость отправилась сперва ближе к окну, а потом и вовсе скрылась за ним.
Финиш! Его сгрызёт с потрохами почтенная перечница, и главное – милая пушистая норка, летит прямо сейчас на грязный зимний питтсбургский асфальт! По сравнению с этим все оторванные от столов ножки и присвоение ему, худо-бедно правозащитнику статуса обвиняемого… Да хуйня всё, быстрей, может поймаю!
На манер средней поворотливости ягуара, вставшего на лыжи – рокерские носатые ботинки, как вы оказались некстати, - он кинулся к окну, слегка оттолкнув хулиганившую особу. Высунулся, даже перевесился, проорал что-то парню в худи, мгновенно ухватившему мех с асфальта, кажется «Я тебя запомнил!»
И что? Всё, Грэм, сделай покупке ручкой. Бежать за ворюгой не вариант, почта летит в тар-тарары, деньги на кредитке правда есть для трёх таких минимум, но… Да что вообще происходит здесь! Это галлюцинация, или его только что построила какая-то взъерошенная лолита в рубашке с чужого плеча?
Спокойно, главное не натворить делов, - всё еще свешиваясь на улицу, Илай ожесточённо втянул прохладный воздух улицы в лёгкие. Всё же от резких движений удержаться не удалось, и он оттолкнулся от подоконника, оказавшись в комнате лицом к лицу с виновницей радостного завтрашнего общения с Барброй Энн Грэм.
Она, кстати, почувствовала видно, что запахло жареным – Илай, собравшийся вывести такую телегу ругательств, от которой свернулись бы уши у последнего его подзащитного, вора в законе, почему-то не стал эту самую телегу вывозить.
Кого-то ему напомнила не сама девчонка, а её поведение, поведение зажатого в угол и готового обороняться всеми возможными средствами. Возможно, даже стала бы кусаться, но дело было не в этом. Ненависть, страх – и уверенность в своей правоте на все двести, на кого же это похоже. На мелкого мальчонку, отбивающегося от воспитателей с выглаженными воротничками, после хулиганской картинки на школьной доске. На него же, зажатого в угол более крутыми (из семьи сенатора) одноклассниками. На него же с бонгом, убегающего по общажному коридору крутейшего университета от коменданта.
Просто Грэм знал, что такое быть прижатым к стене. Это было весьма, весьма паршиво. Особо, когда силы не равны. Особо, когда думаешь, что прав. Нет, до веры зелёных в свои идиотские аксеомы ему было очень далеко – по правде, до любой веры, кроме веры в себя, ему было далеко, такой уж родился. Но сама ситуация. И потом, он слишком уважал себя, чтобы хоть как-то задеть женский пол. Надо сказать, что и от этого самого пола обид не было вовсе, скорее наоборот, но это другая история.
В общем, Грэм с максимально суровым видом шмыгнул носом и сделал пару шагов назад.
- Во-первых, марш от окна, сопливые и болезные здесь не нужны. Во-вторых, если ты умеешь разговаривать, не перемещаясь в пространстве так стремительно, соизволь объяснить долбаному мне какого чёрта… - он махнул рукой в сторону окна. Какого чёрта в общем.
- И вообще, - то ли от перенапряга, то ли от возникших в памяти картинок о себе родном в голосе мелькнула усталость. Кто ты есть, скажи уже, а.
Надо было подвести итог, подсчитать убытки и возможности возвращения пропажи – а ему было совсем по барабану на всё. Странное ощущение и небывалый прилив…человечности? Скорее воспоминаний. Определённо, приближался сороковник.

+4

29

город -------

Питтсбург сильно отличался от привычного для Арнольда Нью-Йорка. Не было массовой миграции таксистов, не было вечно орущих людей. Все было как-то спокойнее. Не было того состояния вечной паники, какая бывает в центре Нью-Йорка или в фильмах-катастрофах, так любимых американцами. Все словно остановилось. Жители были гораздо правдивее, гораздо смелее. В некоторой провинциальности и хранилась та тонкая зыбкая прелесть спокойствия. Арнольд откровенно наслаждался и прохладным воздухом, и вечерными видами. Здесь стоило начать новую жизнь. В какой-то миг в душе журналиста родилось невероятное умиротворение. Всем вокруг. Наверное, живи он здесь всегда, он ничем не был бы похож на самого себя. А может быть, и взвыл от тоски... Месяц тебе даю! Месяц! И ты вновь заскулишь, что хочешь в Нью-Йорк!! - твердило гадкое сознание в то время, как мужчин просто и с наслаждение осматривал местные красоты. В конце концов, за последнее время его жизнь очень круто изменилась, и стоило сделать правильные выводы. Разговор с Викторией очень помог. Даже не в те, что именно она сказал, а просто своим наличием. Миссис Фримен. Забавно, это имя вызывало у мужчины усмешку, слишком круто все перевернулось, будто где-то на пути между Нью-Йорком и Питтсбургом существует проход в параллельную вселенную и теперь мужчина находился в параллельном мире, наблюдая за тем, как бы все могло пойти.
Но, может быть все и было иным, но привычки у мужчины пока еще оставались свои. А именно, решив, что ребенок вряд ли выходил из дома, Арнольд решил отдать дань карме и зайти в магазин. С трудом понимая, что он способен приготовить, журналист решил отдать все на растерзание дочери, хотя, пожалуй, себе взяв бутылку, другую пива. Хоть он и решил бросить пить, но не все сразу!
-Могу я Вам чем-то помочь? - миловидная брюнетка улыбалась во все тридцать два, стоя перед журналистом в скромной форме продавца-консультанта.
-Эм... да... Запоминайте задачу: блондинка, Вашего роста и комплекции. Шестнадцать лет. Характер тяжелый.
Могло бы показаться, что мужчина пришел к психологу пожаловаться на дочь, но подобное место являлось терапией лишь для женщин. Продавец, запомнив данные ушла искать подходящие вещи в то время, как сам Бекфлай устало свалился на ближайший диван. Достав телефон, мужчина набрал домашний номер, однако серия долгих гудков сообщила о том, что-либо с ним не желают разговаривать, либо никого нет дома. С одной стороны в голове Арнольда закралась мысль, а не уехало ли чадо обратно домой, нос  другой он точно знал, так легко он не отделается... Да и стоило ли? Признаться, Арнольд привык за день к этой мысли, что теперь в его доме живет ребенок.
Такси подъехало к дому, и мужчина принялся выгружать сумки. Несколько картонных пакетов со шмотками пестрели яркими названиями. Признаться, ему было плевать, понравится это юной воительнице или нет, на более его фантазии не хватило. Больше всего мужчина мечтал завалиться на диван, включить свой плейстейшн и за пивком наяривать уровни Ассассина. Но видимо, что-то в этом мире шло явно против него. Стоило уже насторожиться летящей вниз шубе. Кто-то решил пересмотреть свой гардероб? Зайдя в подъезд, мужчина предпочел хотя бы об этом не думать. Кнопка этажа и вот лифт уже возле родного гнезда.
- И вообще. Кто ты есть, скажи уже, а.
Зрелище было явно не для слабонервных. Хорошо, что Арнольд успел поставить сумки у двери. Машинально доставая сигарету из пачки, мужчина с интересом наблюдал за разворачивающимися событиями. Судя по всему к Илай вновь решил навестить своего друга... Ну, или ему просто негде переночевать. А дома его ждал подобный сюрприз. Глаянув на дочь в своей рубашке и частью, явно коллекционной мебели в руках, мужчина тихо усмехнулся.
-Ну и что здесь, черт возьми происходит? - поинтересовался он, выпуская дым из легких, - На какой акт этой Шекспировской трагедии я попал? Илай, прекрати пугать Марлу, у нее не самые крепкие нервы. А Вы, мисс Кент, пожалуйста, оставь мою мебель и моего адвоката в покое. И то и другое мне еще пригодится!
С этими словами, Арнольд снял очки и решив, что буря исчерпана, пошел на кухню.
-И да, я тебе там вещи купил и с тебя ужин!
Вернувшись в гостиную и посмотрев на адвоката, журналист было хотет как-то откоментировать растерянный вид Илая, но решил не давить на больное. Хотя...
-Илай, мне казалось, что ты способен очаровать любую, как ты говорил... А я вижу, что это ложь... Я вижу, вы уже познакомились? Чего приперся? - улыбнувшись, Бекфлай стянул надоевший за день пиджак со значком ассоциации журналистов Америки. Тупая привычка, в таймс все требовали, что бы их носили.

+3

30

Создавалось устойчивое ощущение, что Марла попала не в соседний город, а как минимум в соседнюю вселенную. Да-да, ту самую, где выбросить из окна шубу – всё равно, что зубы почистить. Где при знакомстве взрослые сначала называют свою должность, не упоминая имени. Где коты лысые, а утро никогда не наступает.
Марла, готовая в любой приложить дубинку о голову любителя меха, была даже не удивлена – она была в самом настоящем шоке. Дома за её «зелёные» настроения давно бы уже наваляли хороших люлей, а тут… Этот незнакомый мужик заботится о её здоровье?!
Сказать, что девушка растерялась – ничего не сказать. Может, это такой тактический ход? Сейчас он заботливый и добренький, а сам уже достаёт из кармана телефон, чтобы позвонить в полицию? Интересно, а в этом параллельном мире вообще существует полиция?
Марла почувствовала, как искрит извилины в мозгу. Что происходит-то вообще? Человек напротив явно ведёт себя неадекватно – любой нормальный бы уже давно как минимум мчался вниз по лестницам за своей шубой. Или это была не шуба? Марла уже начинала сомневаться в своём восприятии действительности.
  Впору было сесть на пол и начать петь песенку про Бинго, раскачиваясь из стороны в сторону и пуская слюни.
Не тяжёлая по сути своей палка вдруг стала весить под десять килограмм. Непривычные к такой долгой статике руки устало заныли. Но ведь нельзя её выпускать? Этот хрен вполне мог выбрать ту усовершенствованную версию игры «плохой коп – хороший коп», где обе роли играет один человек…
Или нет?
Вместо того, чтобы давать своим мыслям завязаться в ещё более тугой клубок, Марла медленно отошла от окна.
- Мех это варварство?.. – несчастный разум уже настолько запутался, что предполагаемо решительная интонация стала жалостливо-вопросительной. В другое время девушка бы удивилась такой своей нерешительности, но теперь… Это была последняя вещь, которой следовало удивляться.
В дверном проёме появился страхолюдный котяра, и его вид только усугубил панику среди марлиных извилин. Уродец сдавленно мявкнул, лизнул лысую лапу, медленно удалился на кухню. Марла почувствовала себя не иначе как Алисой, провалившейся в кроличью нору.
Мужчина, чей голос тоже звучал не слишком твёрдо, повторил тот самый каверзный вопрос, ответ на который теперь в голову не вмещался совсем. Марла открыла было рот, чтобы наплести что-то в духе… Чего? «Дочерей леса», как вчера выразился папаша? Службы «Лолита на дом»? Извините, я домработница? Кран сломался, а я сантехник?
И тут как нельзя кстати оказался сам Арнольд Бекфлай. Марла выдохнула, деревяшка наконец опустилась, давая рукам долгожданный отдых. К своему удивлению, девушка почувствовала что-то вроде импульсивного желания броситься папику на шею. Но нет, это был бы поступок в духе разве что Марлы из параллельного мира.
Внимание сразу же переключилось на кучу пакетов, стоящих у ног мужчины. Илай, как назвал его отец, вдруг тут же пропал из списка интересующих объектов. Мозг отряхнулся, наскоро собрал шаблон окружающей действительности, где не было места белым кроликам и волшебным пирожным. И добрым адвокатам, разбрасывающимся шубами.
Кинув импровизированную дубинку в груду таких же деревяшек, Марла подлетела к Бекфлаю. Вернее, к пакетам с едой. И одеждой? Округлив глаза, девушка посмотрела сначала на пестрые логотипы упаковок, потом на отца. Он что… Позаботился о ней?
Но удивление пришлось быстро стереть.
- Я не знаю, что это за мужик, но он мне уже не нравится,  - фыркнула Марла и, как ни в чём не бывало, подхватила пару пакетов и удалилась на кухню.
Не сказать, что она была сведуща в мировых модных тенденциях. Скорее, её прежний гардероб состоял из вещей типа «поярче и поудобней», а вот нынешний… Из пакетов выглядывали сдержанно-бежевые, синеватые, кремовые вещи. Среди них обнаружились несколько рубашек, брюки, и даже – о боги! – пара юбок.
Так, всё ясно. Но смысла в вечернем переодевании не было, поэтому показ мод было решено оставить на завтра. А вот ужин… Что обычно едят мужики? За столько лет она ни разу не задавала себе этот вопрос. Парни в клубах и на пикетах вполне довольствовались чизбургерами, но здесь это было бы не слишком уместно. Поэтому Марла, не забыв придать лицу беспечный вид, прошла в гостиную и встала в дверном проёме.
- Что в твоём понимании ужин? – саркастично спросила она, скрестив на груди руки. Кивнула на Илая: И этот здесь надолго?

+2

31

Мисс Кент, Марла, что-то знакомое, Кент-Кент, - Илай быстро глянул на возникшего вместе с клубом дыма Арнольда. Кроме ассоциации с источником этого дыма, фамилия была связана еще с чем-то. Где-то слышал, а может, и нет. В любом случае обращались к серьёзной мадам по имени, да и вообще по-свойски. Возможно, по-родственному, но в дебри фамильного бекфлаевского древа Илай предпочитал не лезть, ограничиваясь знанием о наличии двух бывших. Вообще, «дела семейные», само словосочетание заставляло непроизвольно выпрямиться и отодвинуться от говорившего. Хотя, как выяснилось, например, сегодня, к детям относился неплохо. При этом желание окончательно узнавать, что за чудо здесь бегает, пропало – главное, не малолетний эскорт, и проблем быть не должно. Может, знакомые оставили присмотреть.
Арни естественно не мог не подколоть, так что Грэм оживлённо приподнял подбородок, ухмыльнувшись. Как ни странно, этот человек, который в принципе мог стать тем ещё рассадником депрессии и печали, в данный момент отлично свёл на «нет» всё накатившее.
- Ыф-ф, правда в моём исполнении – чистейший эксклюзив, - он потянулся, довольно наблюдая, как дым расползается по комнате. Как будто ни в одном глазу, разве что злополучная норка. На самом деле, когда с юности счёт деньгам ведётся совсем не тобой, а специально нанятым бухгалтером, и когда ты точно знаешь, что завтра не будешь на мели, и главное – когда маячит отличный перевод из НЮ, если только успеешь до утра отправить необходимую отчётность…
Всё равно обидно. Отойдя от дивана, на спинку которого он успел облокотиться, он уставился на Арнольда, открыв рот, но передумал.
- Да забыл флешку, ну. Последний раз, когда заседали, помнишь?  Я еще хотел позвонить в прямой эфир и послать в жопу налоговиков. Ну и того, то ли выпала… - он потёр глаза, прикрыв лицо ладонью. То ли ты спёр, а? Сознавайся, жук, - глаза из-за ладони и слегка исподлобья хитрейшим образом уставились, высматривая реакцию.
…Есть консьержка – есть видеокамеры на фасаде дома, наверняка того парня в худи можно будет увидеть. Геморро-ой… С другой стороны, можно будет кормить тётку сказками про поиски и воровской мир Питтсбурга… А что, неплохой вариант, может ещё навестит и по головке погладит от жалости – с таким типом людей давление на жалость и вызывание сострадания шло на «ура».
Касательно девочки, её мотивация – единственное, что на самом деле его интересовало, потому что без мотива такой выпад в его сторону пожалуй правда была странноват (хотя странные люди всегда интересней правильных и верных). «Мех – варварство», всё просто, перед ним, похоже, тонкорукий активист какой-то организации. Это реально раскладывало всё по полочкам – в представлении Грэма эти ребята были кем-то вроде сектантов, с которыми бесполезно спорить.
В любом случае трясти деньги с Арни за вещь – неа, не хо-чу. И отпущенная пару секунд назад реплика про ненравящихся мужиков была пропущена с самым спокойным видом – Илай на самом деле не собирался в педофилы, и такой расклад был вполне по нему.
И этот здесь надолго?Готовь-готовь, женщина, не отвлекайся, - он развернулся на возникшего в проёме агрессора, - я специально задержусь, чтобы заценить ужин.
- Ничего не находил? Может, это съело, - Илай, обернувшись к Арни, кивнул на чесавшегося кота и, проходя мимо стола, бесцеремонно цепанул чей-то мобильник, дабы глянуть время. Пока оно было – значит вперёд – он принялся пристально изучать пол, где скорее всего валялся предмет (ну кто бы его поднял и отложил в сторону). Занятие неблагодарное, и подпинываемые грэмовским ботинком разнообразные предметы время от времени летели в сторону.

офф

Марла, сурова мать)

+4

32

Все это напоминало какой-то сюрреалистический фильм. Марла, Илай, Демиан, так некстати вышедший поприветствовать хозяина. Вот уж кого действительно был рад видеть Арнольд. Взяв кота на руки, мужчина прижался щекой к теплому тельцу животного, так жалобно мяукающего - жалующегося на весь этот цирк. О да, Арнольд сейчас прикрасно понимал своего питомца. Судя по всему Марла встала совсем недавно, видимо и разбуженная как раз таки приходом Илая, который говорил так, словно нагатался каких-то таблеток. Дом походил на клинику для сумасшедших.
Хотелось решить все по порядку и сперва накормить кота. Он единственный не пытался взорвать мозг хозяина. Дойдя до кухни и достав банку консервов, журналист вернулся в гостиную, садясь на диван и ставя кошачую еду на столик. Животное, отреагировав незамедлительно приняло боевую стойку подергивая шариком-колокольчиком на ошейнике.
- Я не знаю, что это за мужик, но он мне уже не нравится
Ну естественно. Мисс Кент просто не могла бы не вставить свой коментарий. Видимо перепалка здесь была что надо. Арнольд даже пожалел на секунду, что все пропустил.
Внезапно в памяти вознакла шуба, летящаф из окна. Зная экстравагантность своего адвоката и принципиальность своей дочери, Арнольд лишь сложил два и два.
-Это ты выбросила шубу мистера Грехема? - не отвлекаясь от животног ни на секунду, Арнольд затылком ощущал прожигающий взгляд Марлы, - Придется возместить.
Тон Бекфлая явно не подразумевал каких-либо пререканий. Посмотрев на друга, Арнольд чуть улыбнулся. Все-таки видеть Илая ему было чертовски приятно.
-Что тут у вас произошло? И постарайся на сей раз членораздельно! Твой предыдущий выпад я нихрена не понял. Кокаин уже заменил мозговые клетки?
Потушив сигарету в пепельнице, Арнольд медленно поглаживал кота по кожаной спине, успокаиваясь с каждым движением и постепенно приходя в т умиротворение, что было на улице.
- Что в твоём понимании ужин? И этот здесь надолго?
– Готовь-готовь, женщина, не отвлекайся. Я специально задержусь, чтобы заценить ужин.

Все было судя по всему еще сложнее. Арнольд никогда не был посланцем мира, скорее наоборот, но в своем доме он слышать ссор не желал.
-А ну Цыц! Оба! Марла, постарайся не отравить меня! Иначе отправишься обратно в Нью-Йорк! А ты, остряк-самоучка, перестань ее цеплять. У нас с ней много общего: мы оба можешь убить в состоянии афекта!
Услышав шлепание босых ног в районе кухни, Арнольд потер переносицу. Все было еще сложнее, чем казалось. Где же Виктория, она была сейчас так необходима.
-Ничего не находил? Может, это съело
Посмотрев на адвоката и на Демиана, Арнольд лишь покрутил пальцем у виска.
-Да нужна ему твоя чертова флешка! Он кот! А не дебил! И сейчас он тут, похоже, самое разумное существо... Ты позвонить не мог? -Арнольд посмотрел на друга, - Хотя бы все было в более мирной обстановке. Если Марла будет так реагировать на всех, кто будет появляться в моем доме, с ней возникнут проблемы... - последняя фраза была скорее мыслями вслух, нежели сообщением Илаю для потока его умственной активности.
-Илай, скажи, ты можешь связаться с ее матерью в ближайшее время и переоформить документы на опекунство? Похоже, эта головная боль теперь принадлежит мне... - Арнольд и забыл, что Илай был не в курсе всего и всех. Дни смешались в жутком клубке произошедшего. Поморщившись словно от резкой боли в голове, мужчина глянул на кота, подпирая голову рукой, - Ах да, познакомься: Марла Кент - моя дочь... Ты скашивал стоимость моих алиментов именно ей.

+3

33

Стоя в дверях, Марла пристально осмотрела Илая. В отличие от отца, этот хотя бы не выглядел как пропитый алкоголик. Хотя сейчас и сам Бекфлай – Марла повернула голову, чтобы в этом удостовериться – привёл себя в относительный порядок. Девушка сомневалась, что папаша весь день ходил по магазинам, поэтому логично было то, что с утра он как обычно пошёл на работу. И никаких тебе непредвиденных обстоятельств в виде свалившейся на голову дочери. Война войной, а обед по расписанию.
Пожалуй, Илай был не так безнадёжен. По крайней мере, лысое чудище, по недоразумению именуемое котом, не будило в нём никаких нежных чувств. В отличие опять же от папочки, который, наверное, с куда большим удовольствием сейчас видел перед собой ещё двух таких же лысый котоуродцев – и вместо Илая, и вместо самой Марлы.
В ответ на выпад Илая Марла предпочла не распыляться, а просто лаконично подняла средний палец. Готовить для него она точно не собиралась. За исключением варианта, когда Бекфлай по чистой случайности решил именно сегодня закупиться средством от тараканов.
И ещё одна важная деталь. Теперь Марла чувствовала то прекрасное чувство безнаказанности, которого так не хватало дома. Нет, там телесными наказаниями тоже никто не баловался, но вот в этом доме любые её выходки, кажется, были готовы списать на молодость и глупость…
Однако это чувство оказалось довольно мимолётным – разбилось о реплику отца о возмещении ущерба. Её даже не удивило то, что он смог сопоставить такие несопоставимые вещи, как она и летящая на асфальт шуба. Куда хуже был его тон.
Однако Марла только скривила губы:
- Чем возмещать-то? У меня только две сотни баксов, пара четвертаков и пакетов десять женской одежды, – она кивнула в сторону кухни, после чего обратилась к Илаю: Вы, мистер Грехем, интересуетесь не меховой женской одеждой? Если нет, то мои идеи закончились. Были, конечно, ещё её статьи, всё так же дожидающиеся своего часа в сумке, но продавать их она не собиралась. Да и вряд ли они несли какую-либо материальную ценность.
В ответ на призыв отца к прекращению боевых действий Марла фыркнула и, тряхнув нерасчёсанными волосами, ушла на кухню. Разбирая купленные продукты и составляя в голове хотя бы примерный перечень того, что можно было из них приготовить, она не забывала время от времени прислушиваться к происходящему в комнате.
   - Если Марла будет так реагировать на всех, кто будет появляться в моем доме, с ней возникнут проблемы...
- Мог бы и предупредить, что у тебя тут проходной двор! – крикнула она, закидывая на нижнюю полку пачку творога. Холодильник наполнился, а кулинарных мыслей в голове так и не прибавилось.
Дома она чаще всего готовила что-нибудь десертное, всё остальное оставляя на совести матери. Максимум, на что Марла была способна в плане нормальной еды, составляли макароны и жареная картошка. Ну и салаты. Вот уж в них она толк знала.
Готовка мяса отпала сразу. Во-первых, она смутно представляла, как вообще нужно его готовить. Во-вторых, она не хотела даже прикасаться к тому кровоточащему куску, что лежал сейчас на средней полке, и один его вид вызывал глубокое отвращение. Может, получится приобщить папочку к вегетарианству?
Потыкавшись по ящикам в поисках нужной посуды, Марла-таки нашла внушительных размеров сковородку и миску для салата. Помыла овощи и принялась за их нарезание.
Услышав просьбу отца о переоформлении опекунства, девушка не смогла сдержать улыбки. И предвкушающее замерла, ожидая реакции гостя на заявление о том, что выбрасывательница шуб – не кто иная, как дочь Арнольда.

+3

34

Илай дёрнулся от резкого, как ему показалось, звука колокольчика и уронил за телевизор пульт, который предварительно взял в руки. Упал, с-сука, - в данный момент он уже добрался до угла комнаты, где стоял маленький божок любого семейства, беркфлаевское окно в мир – телек. Пришлось пробираться к стене, предварительно кинув на виновника колокольной атаки, как-то странно пёршегося от обычных консервов, ледяной взгляд.
Придется возместить, - хрипловатый голос Арни прозвучал пару секунд назад наподобие ангельской песни, и Илай мысленно поднял большой палец, отмахиваясь от столетней пыли за телеящиком. Интересно, сколько лет здесь не ступала нога человека? – от старательности высунув кончик языка, он словил жирного паука, убегавшего по плинтусу, и поднёс к глазам. Паук молчаливо и печально дёрнул лапкой. Илай поднял пульт, не отпуская его.
Арнольд заикнулся откуда-то из центра комнаты о кокаине. Замечательно. Взяв паука за ножку, Илай молча качнул его туда-обратно. Да, слабость была. Но в таком случае сам журналист захворал склерозом – ведь недавнее время назад они пили у него и Грэм на спор принялся дозваниваться в прямой эфир, где брали интервью у представителя налоговой. Или это всё-таки было с кем-то другим – но кто мог обеспечить такое ненапряжное ощущение себя и в своей тарелке, и в то же время на каком-то подъёме (схожее с коксом ощущение, но конечно более слабое).
- Я просто кинул шубу на диван, вот что произошло, - буркнул он.
- А с каких это пор я должен звонить перед приходом? – возвысив голос, он пустил паука по полу, наблюдая за перебором лапок. Ладно, в другой раз телеграмму отправлю, - сообщил он потолку.
Проходной двор? Всяко не интим-агентство, - орать вслух строптивой девчонке на кухню? Счас.
Снова глянув туда, где было насекомое, он чуть не свалился на задницу от неожиданности. В пыли веков валялся чёрный прямоугольник его вещицы, из-за которой визит сюда и был предпринят. Охуеть, они ей в футбол играли, - другого объяснения в голову не пришло. Молниеносно вскакивая, он собрался оповестить всех присутствующих об этом грандиозном событии, но Бекфлай как раз прервал свою монотонную болтовню (кажется, там было что-то про проблемы) и выдал:
-…можешь связаться с ее матерью в ближайшее время и переоформить документы на опекунство?
Грэм замер с воздетой к потолку рукой и резко изменившимся выражением лица – слова «переоформить» и «опекунство» моментально заставили мозги работать в направлении профессиональном. Правда, параллельно возникло удивление – кажется, у его друга на самом деле был напряг с делами семейными, если он, придя домой с работы, вроде как расслабясь, продолжал думать о таких серьёзных вещах. Короче говоря, словами Илаева дядьки, родные «проели ему всю плешь». И вдогонку: девица оказалась той самой дочерью, историю семьи которой ему приходилось копать, чтобы доказать судье – Арни имеет право платить меньшую сумму на содержание ребёнка. Думал же, что родственники, - почесав подбородок и слегка кивнув, Илай сунул флешку в карман и вылез из-за стола с телевизором.
На самом деле, переоформление документов зацепило больше. Вообще, Илай не воспринимал, как врагов ли, друзей ли, людей ли, всех, против кого работал, помогая клиенту. Действовал приём, подсказанный кем-то в универе: это как шахматы. Фигурки-фигурки-фигурки, ты передвигаешь свои, тебе навстречу двигаются чужие. Ты же не будешь скорбеть из-за съеденной пешки? Так и неизвестная мисс Кент, алименты которой по его стараниям приходили в полтора раза меньше должного – от силы ладья. Вот, выянилось, что она существует в реальности, прямо за этой стеной существует. Ну здорово, что.
А вот начинать работу здесь, удалённо от Нью-Йорка… Вообще вояж сюда, после того, как Бекфлай был вытащен из переделки, воспринимался, как приключение – прискакал, оторвался, ускакал. Даже командировка была «устная», благо на правах соучредителя мог себе позволить.
- Ты же понимаешь, что завтра-послезавтра это невозможно, -  подходя к Арнольду и слегка понизив голос, в котором появились лёгкие металлические нотки – никакого веселья, когда разговор рабочий. Я берусь за дело, но нужно собирать документы, весь список озвучу по телефону. Если считаешь нужным связаться с противоположной стороной – свяжусь, но вообще в суд вызовут по факту, - что-то прокручивая в уме, Илай сел на диван, подперев подбородок рукой. Работа найдёт тебя везде, дружок. 
- Ты правда готов взвалить на себя такую ношу? - он заинтересованно глянул на Бекфлая.
- Как там мои фрикадельки, Марлита? - это было адресовано на кухню, где было подозрительно тихо.

+3

35

- Чем возмещать-то? У меня только две сотни баксов, пара четвертаков и пакетов десять женской одежды. Вы, мистер Грехем, интересуетесь не меховой женской одеждой? Если нет, то мои идеи закончились.
Все это больше всего походило на какой-то фарс... Нет, это и есть семейная жизнь, Арни! Привыкай, жук ты этакий! Детей заделал - расхлебывай! - зудело навясчивое сознание в то время, как сам мужчина пытался хоть немного абстрагироваться от всего происходящего. Вздохнув, мужчина повернулся на голос юной мисс, смотря на нее без капли желания спорить или выяснять отношения. Не в том он сейчас был настроении.
-Чем возмещать? Нао было думать до того, как выбрасывать вещь. Впрочем у тебя есть выбор - найти ее и принести обратно. Марла, я тебе сказал, что на расходы ты будешь зарабатывать сама. Я в твоем возрасте работал. Вот и будет отдавать мистеру Грему по мере заработка.
Может быть воспитание и было слишком строгим, но если девочка думала, что попала в сказку, она ошиблась. Причем жестоко... Арнольду было даже интересно, сколько она выдержит прежде чем потребует вернуться домой к мамочке, - Мама тебе не говорила, что за свои поступки нужно отвечать? Я больше отвечать за тебя не буду. голос Арнольда не выражал ни злости, ни строгости. Мужчина был предельно спокоен, предчувствуя, что в каждую секунду может произойти взрыв. Единстенное, ребенок никуда бы не убежал. По крайнейй мере в таком вииде.
-Илай, тебе помощница не нужна? Принципиальная девушка, активная, как ты видимо уже понял... - с этими словами, Арнольд посмотрел еще раз в сторону кухни, видимо ожидая, услышать бой посуды, которого не последовало. С облегчением вздохнув, мужчина поднялся, решив все-таки переодеться.
- А с каких это пор я должен звонить перед приходом? Ладно, в другой раз телеграмму отправлю
-С тех пор, как в моей квартире появился сгусток гормонов женского пола! - вернувшись, Арнольд зарулил на кухню, доставая из холодильника, который, наверное, впервые со дня покупки, был набит чем-то кроме алкоголя и соусов, две бутылки пива.
- Мог бы и предупредить, что у тебя тут проходной двор!
Открыв бутылки, Арнольд глотнул из одной прохладный напиток, посмотрев на Марлу.
-Ок, у меня проходной дом, бордель, называй как хочешь, но Илай и еще некоторые люди будут довольно часто тут бывать... - еще некоторые? Это кто же? Собрался водить пассий в дом, где живет несовершеннолетний ребенок? А, собственно, что ему еще оставалось? Больше всего на этом свете Арнольд ненавидел отельные номера. Это попахивало чем-то пошлым и дешевым. Выльгарностью какой-то...
Протянув бутылку Илаю, Арнольд сел обратно, открывая ноут и двигая банку с паштетом кота в сторону под недовольное мяуканье вышеуказанного.
- Ты же понимаешь, что завтра-послезавтра это невозможно. Я берусь за дело, но нужно собирать документы, весь список озвучу по телефону. Если считаешь нужным связаться с противоположной стороной – свяжусь, но вообще в суд вызовут по факту. Ты правда готов взвалить на себя такую ношу?
Вздохнув, журналист вновь закурил, машинально включая ящик, который в современности больше напоминал плоскость из стекла и пластика. Обдумывая ответ, мужчина уставился в прыгающие на плазме картинки вечерних новостей.
-Илай, у меня и выбора-то особенно не было... Мне не тебе рассказывать, что в последнее время творится в моей жизни... Может быть это знак? Что нужно что-то в ней менять? Что я не на то направлял все свое внимание и не на том его акцентировал? КТо знает, может быть быть карма существует... Кстати, я сегодня с Викторией говорил. Ты знаешь, что у нее есть сын? Такое чувство, что я попал в паралельную вселенную. Еще объявись у тебя ребенок и я точно сойду с ума... Самое смешное в ситуации с Вики... В ночь хеллоуина я положил глаз именно на ее сына! Только со мной такое везение может быть, мать его! - смешного было в словах Арнольда мало, мужчина намеренно уходил от ответа касательно дочери. Может просто напросто потому, что Арнольд и сам не хотел задумываться над этим, понимая, что увязнет в собственных мыслять не на один день...
- Как там мои фрикадельки, Марлита?
Чуть не подавившись пивом при этих словах, Арнольд лишь рассмеялся, хлопнув друга по бедру, останавливая его порыв.
-Не цепляйся к ней. Взорвется, мало никому не покажется! - тихо произнес Арнольд, боясь уже реакции дочери.
-Вобще да, есть охото!

+3

36

Бури эмоций новость о существовании дочери Арнольда Бекфлая не вызвала. Да что уж, кажется, Илай вообще никак на неё не отреагировал. Как будто в этом городе появление блудного ребёнка – такой же обыкновенный этап жизненного цикла, как первое слово или первый седой волосок.
Напротив, голос Илая стал каким-то сухо-деловым. Как будто кто-то переключил невидимый тумблер, находящийся у него промеж лопаток. Обычный режим – деловой режим. Надо же, как оно бывает. У Марлы даже промелькнула мысль о том, что ей самой такой переключатель мог бы очень пригодиться.
Пришлось изрядно повозиться, чтобы зажечь огонь на непривычной плите. От души налив в сковородку масла,  Марла попыталась изобразить из очищенного картофеля что-то, хоть отдалённо напоминающее форму картошки фри. Всё-таки её кулинарные способности явно оставляли желать лучшего, но спасало то, что испортить такое простое блюдо было просто невозможно. Терпеливо – что для мисс Кент было очень несвойственно – нарезая ломтики, она не забывала время от времени прислушиваться к происходящему за стеной. 
Судя по приглушённым тонам, её ушам разговор взрослых явно не предназначался. Но какой юной леди не любопытно, о чём так тихо судачит её отец? Тем более что знал она о нём совсем не много, а в таких разговорах, как показывала практика, как раз-таки и открывается всё самое интересное…
Навострив уши, Марла закончила нарезание картошки и закинула её в сковородку. Слова отца о карме утонули в шипении масла, и поэтому самую пикантную часть диалога девушка упустила. От досады она едва не отправила треклятую сковородку на пол, но мысли о сохранности собственных ног остановили её от такого необдуманного шага. Вместо этого девушка покромсала остальные овощи и закинула их в миску.
- Твои фрикадельки, я надеюсь, ещё мычат и бегают по вольным степям, – Марла снова возникла в дверном проёме, посмотрела на отца: - Насчёт «найти и принести» эту дурацкую шубу – не выйдет, у неё давно выросли ноги. Я хоть и быстро бегаю, но до того парня мне далеко. А если Илаю нужна помощница, – девушка тряхнула волосами. Следующие слова, несмотря на всю их простоту, дались ей совсем не просто. – То почему бы и нет.
- И кстати мясо я готовить не собираюсь, – бросила она через плечо, удаляясь обратно к дожаривающейся картошке. Щедро её посолив, Марла выложила приготовленное в три тарелки, по краям которых разложила салат.
Следующей проблемой, с которой она столкнулась, было то, где здесь принято ужинать. Судя по вчерашнему, барная стойка для этого вполне годилась. Поэтому девушка расставила тарелки, пошарила по ящикам в поисках приборов и крикнула в комнату:
- Если мистер Игги ждёт фрикаделек, то может пока сходить в магазин. А так вроде всё готово, – с этими словами она закинула в рот пару ломтиков картошки, на вкус оказавшихся очень даже неплохими.

+3

37

…Может быть это знак? Что нужно что-то в ней менять? – старина Арн, размышляющий о судьбе с искренне озадаченным видом – пожалуй это было тем единственным, что смогло вытащить Илая из паутины составления ходов для скорейшего разруливания ситуации с опекунством. Но дело было серьёзным, потому он вытащил сенсорник, наскоро открыл задачи и оставил в них лаконичное «А.реб.опек.сег.».
Когда речь зашла о Виктории, об отношениях с которой друга Грэм знал достаточно, но вот саму её помнил смутно, - он удивлённо поднял брови. Взяв бутылку, вручённую ему, Илай устроился поудобней, косясь изредка в один из экранов.
- Сын? Запал на сына бывшей? – ситуация была настолько занятной, что если бы сейчас вылез откуда-нибудь известный ведущий, с фразой «Грэм, ты официально надурен», он бы не удивился и даже помахал рукой в камеру, вместо того, чтобы полезть бить ведущему лицо. На самом деле, Арнольд легко мог разыгрывать его, рассказывая такие лихие виражи действительности, и Илай так бы и решил, если бы не одно «но» - поведение «подозреваемого». Сыграть эту недоумённость и, возможно, горечь от подобных стечений обстоятельств - было бы проблематично.
- Поступай в общем, как считаешь нужным. Не могу согласиться с твоей теорией знаков, но ведь это твоё решение, а не моё. И постучи по голове, ну! Какие дети! – Илай в свою очередь искренне возмутился. На самом деле, может и пора было – и давно, наверное, пришло это «может» – но хоть убей, если и было что пугающее – так это полный дом маленьких мистеров и мисс Грэм. В причинах можно было бы копаться, это начинал делать психоаналитик в Нью-Йорке – но Илай просто сбежал после двух сеансов, оборвав все связи. Он не любил, когда лезли под кожу, выворачивая наружу всё, что внутри. Да и исповедаться незнакомому дядьке, лёжа на кушетке, совсем не заводяще представлялось.
- Чего? Бегают? – с трудом отгоняя возникшее в памяти бородатое внимательное лицо (аналитик натурально смотрел на Грэма, как на преступника, после первой «исповеди»), Илай воззрился на возникшую в дверях Марлу. Надейся-надейся, - он мысленно усмехнулся, но внешне такие «проявления слабости» показаны не были, суровые взрослые мужики сурово взросло толкуют, да. «Соблюдай субординацию», короче. Всё суровствование мигом пропало, когда до Илая дошло, что у него нарисовывается помощник. Социально активный, внимательный и строгий такой помощник, на которого к тому же не наорать вдоволь, ибо ребёнок друга. Ёптэ, - сознание коротко и ясно выдало четыре буквы, а затем картинку невинно выброшенного манто, последняя мигом сняла все сомнения.
- Даже так? - он внимательно посмотрел на стоявшее в дверях создание, снова ожидая, что из-за угла выскочит юморист с воплем «Ты официально разыгран!». Ничего не произошло, вроде на полном серьёзе ему можно было переложить часть бумажной волокиты со своих плеч и больше времени уделить непосредственно главному: анализу материалов и составлению планов действий.
- Помощник мне и правда не помешает, - зачислена в штат к лучшему адвокату по версии всех местных убийц бельков, - подмигнув Марле, он прищурился, что-то подсчитав. На какой срок – обсудим, ориентировочно – несколько месяцев, - посмотрев вслед удалившемуся отпрыску, он пару раз коротко втянул воздух, принюхиваясь, удивлённо глянул на Арнольда и прокрался к кухне, откуда перестал слышаться треск жарящегося на сковородке съедобного.
- Реально всё готово! Горячее, как в кафе, - округлив глаза, сообщил он, вернувшись к дивану. Блять что ты расселся, а! – схваченный за плечи журналист был встряхнут и отпущен, вслед за чем Илай на полных парах влетел на кухню и с интересом воззрился на дымящиеся тарелки.
- Салат называется как-нибудь? Или я могу прифумать ему нафание? – последнее было спрошено с набитым ртом, но невозмутимой физиономией. Илай, похоже, опять расслабился, забыв о ролевой модели «взрослого» - непедагогичное поведение, совсем.
- Мистер Бекфлай, ещё немного и ваш адвокат поживится вашей порцией, - это было кратко сообщено в дверной проём, и вернувшись, Илай опёрся на стойку, разглядывая её и остатки пара, ещё поднимавшиеся от тарелки.
- По поводу помощницы – не думай, что будет слишком просто или слишком сложно. Главное – делай, что будет необходимо, в основном это будет возня с бумагами, аля съездить-забрать-заверить. Собственно так.
Кто истребил местные вилки?
– это было сказано погромче, чтобы и квартиросъёмщик слышал.

Отредактировано Eli Graham (2013-02-11 01:34:19)

+3

38

- Твои фрикадельки, я надеюсь, ещё мычат и бегают по вольным степям- Арнольд уже понял, что предложить дочь в качестве помощницы было не самой лучшей идеей. Они друг друга просто убьют в первую же неделю. Арнольд не мог сказать, изминилась бы в этом случае его жизнь как-то, но стала бы скучнее определенно. На секунду мужчине представилось выражение лица Марлы в момент, когда ей придется помогать Илаю защищать какого-нибудь живодера, обвиняемого в издевательствах над животными. Ничего, для девочки это будет определенно полезным опытом. Может что-то узнает для себя новое. Например, что мир не делится на черное и белое. Избавится от юношеского максимализма.
- Сын? Запал на сына бывшей? - Арнольд лишь покосился на друга.
- Илай, ты тактичен как зубная щетка! Не понимаю, как на тебя еще жалобы не пишут! Нет, не запал... Но непрочь бы с ним познакомиться! А ты не мог бы не орать так? Для моей дочери пока еще новость, что ее папаша частенько делит свою постель с представителями своего пола! Мы сегодня с Вики как раз на эту тему и говорили... - тихо рассмеявшись, мужчина откинулся на спинку дивана, делая глоток пива. Картина драки в суде тут же сменилась на дочь, размахивающую радужным флагом в поддержку секс меньшинств. Да, работа ее явно займет от всяких глупостей.
Согласие же обоих на предложение Арнольда о работе Марлы ввергло мужчину в ступор. Признаться, предлагая это, он не расчитывал, что оба, еще недавних противника, так легко согласятся. Бекфлай посмотрел на обоих и лишь молча отпив из бутылки.
-Только учти, что у нее еще школа! Кстати, юная леди, завтра ты именно туда и отправляешься. Она в двух кварталах отсюда. Я позвонил, директор получит завтра твои документы из прошлой... Пришлось звонить твоей матери. В следующий раз будешь сама с ней разговаривать! - произнес достаточно громко, дабы Марла не смогла сделать вид, что не услышала, Арнольд, вставая вслед за другом, ринувшимся на кухню. Все это походило на какое-то жалкое подобие семейной идилии. Но в голове мужчины были лишь самые банальные бытовые мысли на тему ремонта во второй комнате, которая до сих пор была просто складом стройматериалов, покупки нормального кухонного стола и прочей хрени. Слава Богу, что ребенка ему вручили уже во вполне себе осознанном возрасте. Ненужно было думать о яслях или саде.
Войдя на кухню, Арнольд едва сдержал смех, глядя на своего друга. Илай всегда умел поражать журналиста столь резкой сменой настроения. Вот он - серьезный и принципиальный адвокат, а вот просто и спокойно уплетает за обе щеки самую бональную домашнюю еду и хвалит кулинарные способности своего недавнего противника.
- Мистер Бекфлай, ещё немного и ваш адвокат поживится вашей порцией,
- Иди к черту, Ватсон! Я тоже есть хочу! - со смехом произнес Арнольд, садясь рядом и пробуя шедевры мисс Кент. По привычке достав из холодильника пару острых соусов. мужчина и не мог вспомнить, когда последний раз он ел что-то домашнее. Когда в его доме вообще находились продукты, из которых можно было что-то приготовить! Кажется и то и другое было при жизни его родителей. А значит просто невероятно давно. Марлы тогда и на свете-то не было.
Ребенок наотрез отказался готовить мясо, что несколько растроило мужчину, самым любимым блюдом которого были жареные стейки.
- Илай, не приготовишь ли свои знаменитые стейки? - с целью поддеть принципиальную дочь, произнес Арнольд, поедая картошку с острым соусом. Он до сих пор помнил, как вдвоем с Илаем после очередной пьянки они решили пожарить стейки дома у адвоката. Пожар был неплохой, а мясо получилось просто изумительным. Хотя может быть они просто были в том состоянии, когда могли бы съесть все что угодно...
Поставив тарелку в раковину, мужчина налил себе кофе, моля всех погов, что бы они дали ему сегодня ночью поработать. В противном случае он рисковал просто вырубиться и оставить этих двоих на съедение друг другу.

+3

39

При одной только мысли о том, что придётся идти в новую школу, Марла скривилась так, будто её как минимум закинули в самый центр скотобойни. А фраза, что в скором времени ей, возможно, ещё и придётся позвонить матери, положение только усугубила. Теперь девушка выглядела так, словно только что готовила не картошку, а заживо освежёванного котёнка. Как выяснилось, папуля обладал ещё одним неоценимым качеством – умением портить настроение.
Марла бросила умоляющий взгляд на Илая, который с совсем не взрослым аппетитом набросился на еду. Может, он сможет подсуетиться и сделать так, чтобы на школу оставалось как можно меньше времени? В конце концов, программу по языкам она прошла на годы вперёд, а все остальные предметы считала несущественными глупостями. Ну в самом деле, зачем прирождённому журналисту может понадобиться химия? Или математика? А ежедневно тратить пять часов своей жизни на то, чтобы раз в неделю побегать на физкультуре или написать эссе на примитивную тему… Нет идей получше?
Хотя Бекфлай явно дал понять, что в этом вопросе на уступки идти не намерен. Пф, какая принципиальность. Но, надо отдать папане должное, школа и подработка были вполне божескими требованиями за проживание с полным соцпакетом. И за разрешение всех вопросов с маман. Да, за разрешение всех вопросов – особенно.
- Если ты не покажешь мне, где эта школа находится, я заблужусь и пропущу все уроки. Я-то не против, но ты наверняка в восторге не будешь, – Марла кисло улыбнулась, представляя себе завтрашнее знакомство с новым коллективом. Ну ладно, хоть пообщается с ровесниками. Правда, придётся закрыть глаза на то, что интересы самого продвинутого из них не заходят дальше игровых приставок и машинок на пульте управления…
Но, с другой стороны, она вот так, с лёгкой руки обзавелась подработкой. Причём, насколько Марла могла судить по периодически «включающемуся» деловому тону Илая, адвокатом он был неплохим. Выглядел вполне солидно. А значит и платить будет не два доллара за час. Что ж, отличное достижение для девчонки, которая штурмом взяла чужую квартиру всего сутки назад.
Марла не чуждалась работы, даже напротив – любую подработку считала полезным опытом. Другое дело, что мать считала ниже своего достоинства видеть дочь официанткой в кафе, куда водил её очередной хахаль. А мысль о том, что родная Марлен продаёт попкорн потным спортивным болельщикам, расхаживая по рядам с корзинкой снэков, так и вовсе вызывала у неё приступы диких истерик.
Ну, за что боролись, на то и напоролись. Пытавшаяся вырваться к самостоятельности Марла забросила любые попытки заработка и предалась сладкой и разлагающей волне безделия. Да, когда Бекфлай говорил о том, что именно оно – вина всех тараканов в её юной головушке, он всё-таки был прав. За пару часов общения с дочерью он раскусил то, что тщетно пыталась раскусить мать на протяжении последних двух лет. А всего-то и делов – дать дочке свободу и возможность раскидывать хотдоги по трибунам фанатов. В своё удовольствие.
Погруженная в свои мысли, она чуть было не прослушала вопрос Илая.
- Если ты не назовёшь его как-нибудь непотребно, то так уж и быть, – Марла безразлично пожала плечами. В её прежнем доме любой салат носил имя «салат», любые другие вариации быстро забывались, да и вообще считались атавизмами.
То, как были восприняты мужчинами марлины нехитрые кулинарные умения, в изрядной мере потешило её самолюбие. Она даже пропустила мимо ушей попытку папаши подколоть её по поводу стейков.
- Готовьте что хотите, но я в этом участвовать не собираюсь, – индифферентно произнесла она, молниеносным броском воруя какой-то соус у отца из-под носа. «Активную» фазу вегетарианства она пережила ещё полгода назад, и единственным воспоминанием о ней была на вдохновенных порах купленная майка с GO VEGAN’ским логотипом. Ну и несколько десятков веган-друзей. И бесконечные косые взгляды в школьной столовой в ответ на увещевания о вреде мяса. И один привод в полицию. Но мы ведь не об этом?
- Я надеюсь, ты адвокатишь не живодёров и детоубийц? – спросила она Илая, попутно записывая в список ближайших дел нагуглить его имя и фамилию. Потом прищурилась и спросила, дожёвывая залитую соусом картошку: - Почему ты никак не отреагировал на шубу? Я видела много реакций, но ваша, господин Игги, самая странная. Вы меховой магнат?

+3

40

Новость о том, что надо будет учитывать учёбу в школе при составлении графика заданий, не особо испугала Грэма. В конце концов, главное, чтобы что-либо было сделано в срок, хоть после учёбы, хоть вместо неё. Ага, - постановив это, он собирался, перейти к еде, но что-то… Что-то было не так – а, Марла явно собиралась телепатировать ему какую-то мысль, потому, что он поймал выразительный взгляд (как раз, когда живился капустным листом). Ответно потаращившись, он продолжил хомячить, так и не поняв, что от него хотели.
Ватсон? – Илай с любопытством покосился на Арни, накидывая в рот картошки, – кстати, надо будет попробовать с подбросом, ну чтобы подбросил и поймать ртом. Этой нехитрой забаве он был обучен соседями по кампусу, когда они пару раз собрались за одним столом (заведение друзей не было важным для Грэма). Да, на самом деле очень давно в его жизни не было чего-то подобного, а именно домашнего, иначе определить не получалось. Тем, что участвовал в семейном обеде всего два раза – когда у отца бы юбилей и когда мать первый раз вывела в свет Нила, младшего брательника – этим он даже гордился. Потом – некое подобие дружественной атмосферы в уже упомянутом кампусе – и хоп, сегодня. Долго размышлять по этому поводу Илай не стал, отметив однако, что на уровне ощущений – скорее нравилось, чем нет. Хотя, с его характером нельзя было точно сказать, не поменяется ли всё через пару минут.
- Непотребно не называть? То есть «мечта ещё живой овечки» отлетает, - сморщив нос, он расстроенно покачал головой, выглядывая кетчуп на обозримом пространстве.
- Ну тебе и не надо будет участвовать, просто постоять с огнетушителем, - как ни в чём не бывало, сообщил Грэм, пнув под столом болтливого Арни – все подробности их похождений он не помнил, а тот мог помнить – и слить в уши новоявленной помощницы, как-то это не бодрило.
Вопрос же про выбор подзащитных даже умилил, такая трогательная принципиальность, и главное – в кого.
Я не выбираю, кого адвокатить, милая моя, - Илай задержал вилку перед ртом, чтобы сообщить эту очевидную истину. И вообще, пока вина не доказана, любой человек невиновен, так что все мои подзащитные, в чём бы их не обвинили  - ну ты поняла, - вилка отправилась в рот. И кштати, по поводу моей прелефти – он потряс в воздухе пустой вилкой.
Ешли бы её не подобрали с ашфальта…- картошка наконец была проглочена – тебе бы не пришлось работать бесплатно, - Илай положил подбородок на кулак и взглянул на Марлу с видом полнейшей невинности. Ты же понимаешь, что работа будет являться возмещением ущерба. Иными словами, денег не будет. Зато будет практика, - он ловко подцепил остатки с тарелки и отодвинул её.
Практика и опыт – всё в наше время, - новое восприятие себя, в роли этакого наставника, здорово развлекало Грэма. Сложноватое ощущение, и, скорее всего, мимолётное, на вечер. Но то, что проходит быстро, имеет наибольшую ценность, не так ли?
- Десерта не будет? – постучав по отложенной вилке, он отправился к холодильнику в поисках какой-нибудь завалявшейся газировки или сока. Их не было, так что вернувшись, Илай опёрся на импровизированный стол.
- Я позаимствую твой комп, мне надо кое-что отправить, - это было сообщено Арнольду.
- Ужин был отличный, - это уже Марле, и сгрузив свою посуду в мойку, Илай зевнул во весь рот. Хорошо всё-таки, что у мистера жука всегда на ходу ноут. А то бы пришлось бежать хрен знает куда… И спать хрен знает где.
- Кстати, я сплю здесь сегодня, - козырнув обоим, он скрылся в комнате.

+3