QaF: last story from Pittsburgh

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Лофт Фримена


Лофт Фримена

Сообщений 41 страница 54 из 54

1

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954561.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954567.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954606.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954574.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954594.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954627.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954581.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954600.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954585.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954638.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954650.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954644.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954657.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954672.jpg

http://photo.qip.ru/photo/kris181/150920359/middle/168954662.jpg

0

41

Калеб почти не осознавал того, что происходит с ним здесь и сейчас. А еще не испытывал стыда за свои слова и действия. Сперва он, конечно, подумал о том, что алкоголь почти выветрился из головы, и теперь не мешает ему рассуждать трезво, но это не было правдой. Скорее наоборот, вперемешку с диким возбуждением недавно выпитый скотч придавал всему, что он ощущал, какой-то странный оттенок. Да, он отчетливо чувствовал боль, должно быть, она могла быть невыносимой, случись все это на трезвую голову, но теперь мальчишка лишь испытывал наслаждение от того, как Логан обращался с ним. Это не могло не пугать, даже сейчас, даже в его состоянии, ведь до этого Калеб считал себя, да и его считали самым примерным мальчиком, который только и делал все время, что писал и заучивал наизусть ноты, играл на фортепиано и почти не выходил гулять. А сегодня, здесь, в этом лофте этот чудо-отличник и талантливый музыкант стонал, как последняя шлюха, и извивался под самим мэром Питтсбурга, прося вставить ему поглубже. Самым удивительным было, пожалуй, только отсутствие смущения. Напрочь. Пропал еще и страх перед реакцией Фримена, Калебу было абсолютно все равно, как отреагирует на все происходящее мужчина и что предпримет. Отчего-то О’Доннелл был уверен в том, что мэр не станет противиться естественным желаниям, которые он в нем старательно разжигал с того момента, как Логан переступил порог этого лофта.
Мальчишка стонал сейчас, все громче и громче, не пытаясь сдерживать себя и почти в кровь кусая и без того припухшие губы, которые теперь пульсировали от каждого прикосновения к ним, но все также жаждали новых поцелуев Логана. Прикрыв глаза, Калеб содрогнулся, вспоминая эти полупоцелуи-полукусы, которыми баловал его мужчина и от этого улыбнулся едва заметно, только сильнее вцепившись в стеклянную столешницу пальцами. Он чувствовал, как Фримен сжимает его бедра и на них уже к утру наверняка появятся фиолетовые следы от пальцев, но даже это сейчас возбуждало парнишку, он специально настойчивее подавался назад, тихо шипел, то и дело срываясь на хриплые стоны, и шептал имя господина мэра, словно стараясь заставить его двигаться еще немного быстрее. Но все это не продлилось очень долго. Логан схватил его за волосы и парнишка закричал, должно быть, слишком громко, зажмуриваясь и выгибаясь, поглаживая ладонью бедро Фримена, осторожно отстраняясь от него, но совсем на немного. Мужчина не давал ему двигаться, запрокинув голову, Калеб часто-часто дышал, приоткрыв глаза, он видел перед собой лишь разбросанные по полу вещи и запотевший от жара его тела стеклянный стол. Голос же Логана сводил с ума, ради этих ноток, немного хрипловатых и до ужаса сексуальных, Калеб был готов практически на все, не говоря уже об исполнении просьб мужчины, больше похожих на приказы. Он боялся признаться себе, что все это нравится ему. Извращенное желание подчиняться брало над мальчишкой верх, он только больше возбуждался от того, что Логан крепко держал его за волосы и явно издевался.
- Я… нет, не нужно останавливаться, - захныкал О’Доннелл и невольно дернулся, почти закричав от боли в висках, - Логан, пожалуйста.
Подняв руку, он хотел было остановить Фримена и заставить его отпустить его волосы, но тут же отмахнулся от мимолетного желания, ощущая, как волны чего-то жаркого, не дающего вздохнуть скатываются по позвоночнику вниз живота, стягивая его тугим узлом. Он все еще сдерживался от того, чтобы не начать ласкать себя, иначе кончил бы в ту же секунду, едва прикоснувшись к собственной плоти, возбужденной донельзя. Его ладонь все еще поглаживала бедро Фримена, изредка сжимала его, в те секунды, когда становилось слишком больно, но Калеб понимал, что не хочет останавливаться. И не ждал этого от мужчины, который прерываться тоже не собирался, решив довести начатое до конца. Он действовал умело, выверенными движениями и вкрадчивыми словами доводя молоденького парнишку почти до самого пика, но все же не давая сорваться. Дернув его за волосы снова, от чего Калеб протяжно застонал, Логан прокусил его кожу на шее.
- Черт, мне больно! – придушенно прохрипел О’Доннелл и забился в сильных руках, пытаясь вырваться, хоть и понимал, что все эти попытки тщетны. – Что ты делаешь…
На глазах выступили слезы, которые парнишка не в силах был удержать в себе. Он шмыгнул носом и подался вперед, но, кажется, у Фримена и на это нашлись свои планы. В какой-то момент в голове пронеслась мысль о том, что Калеб никогда бы не потерпел к себе такого отношения… пусть он не был стойким и с завышенной самооценкой, но все же уважал себя и вряд ли позволил бы какому-то едва знакомому мужчине так обращаться с собой. Ведь на утро по всему телу останутся заметные следы, ему придется скрывать все это, долго носить закрытую одежду, чтобы никто ничего не заподозрил, но все эти по-прежнему пьяные рассуждения были грубо прерваны, когда во рту мальчишки оказались пальцы Логана. Он обхватил их губами и вновь простонал, чуть слышно, дрожа всем телом, чувствуя его в себе и двигая бедрами, выгибаясь и облизывая пальцы кончиком языка. Боясь даже посмотреть на экран телевизора, Калеб попытался отвернуться в другую сторону, но, конечно, из этого ничего не вышло. Сейчас он был абсолютно беспомощен перед мужчиной, который теперь прижимал его к себе и снова говорил. Чертов его голос. От него у молоденького неопытного студента темнело в глазах, все мысли словно стирались, а вместо них появлялись другие, но они были слишком непристойными, от чего Калеб краснел, казалось, до самых кончиков волос.
Прижавшись грудью к столешнице, мальчишка опустил одну руку вниз, чтобы дотронуться-таки до себя и от этого тихо заскулить, начиная двигать рукой, в такт движениям Логана, резким и глубоким, именно таким, о которых просил Калеб. Ему не понадобилось много времени, чтобы сорваться почти на крик и, откинув голову назад, содрогнуться от совершенно сумасшедшего оргазма, пронзившего все тело будто электрическим током. Не прекратив ласкать себя даже после этого, еще, наверное, целую минуту он не мог подняться со стола и открыть глаза, нервно облизывая губы и ощущая, как по шее стекают теплые капли крови. С трудом, упираясь ладонью в стекло, О’Доннелл отстранился от мужчины, утирая пот со лба и касаясь пальцами шеи, размазывая красную жидкость по коже. Встать на ноги оказалось еще большей проблемой, но Калеб справился с ней, пару раз пошатнувшись, но все же поднявшись с пола и тут же, сев на диван, потянулся за бутылкой из-под скотча, в которой надеялся найти хоть что-нибудь. Не вышло. Тогда, бросив бутылку обратно на пол, он взял Логана за руку и притянул к себе.
- Ты останешься со мной сегодня? Не уходи, ладно? – прошептал мальчишка, смотря на мужчину все еще пьяным и немного шальным взглядом.
Его глаза блестели, а на губах, несмотря на все произошедшее играла лукавая улыбка.
- Или ты хочешь продолжения? – он спросил это, скорее, ради интереса, потому что сам вряд ли смог бы продолжить.
Проведя пальцем, который все еще был в крови, по губам Фримена, парень поцеловал его, но на это раз едва касаясь его губ своими, и крепко обнимая мэра.

+1

42

Логан пытался отдышаться, все еще чувствуя себя внутри мальчишки. Его плоть по прежнему сжималась телом Калеба, и теперь, пожалуй, еще сильнее чем прежде из-за реакции парня, из-за того, что он только что сам кончил. На губах мужчины блуждала едва заметная полуулыбка. Он исподлобья смотрел на экран, но перед глазами стояли совершенно другие картинки. Те, что он видел там ранее. Да и в голове по прежнему звучали слова мальчишки, его стоны, его крики. Все это служило как бы продолжением случившегося и не отпускало Фримена, не давало ему успокоиться.
Парень отстранился и только теперь Логан смог посмотреть на него не на экране, а в живую, оказавшись лицом к лицу. Наблюдая за мальчишкой, Фримен, пожалуй, только сейчас начал осознавать, на сколько сильно на самом деле тот был пьян. Все его действия, не слишком уверенные, но в тоже время лишенные пластичности, выдавали Калеба с головой. Мужчина усмехнулся, невольно вспоминая то, что только что здесь происходило и чувствуя, как пах все еще дрожит от недавно испытанного оргазма. Он провел по нему рукой и хотел было подняться на ноги, но почти в ту же секунду почувствовал прикосновение мальчишки.
- Ты останешься со мной сегодня? Не уходи, ладно?
Взгляд Фримена приобрел некоторое удивление. Хотя, такой вопрос можно было понять. Как и следующий. Почувствовав на своих губах губы Калеба, мужчина все же приподнялся, продолжая целовать его и заставляя лечь на диване. Во рту чувствовался привкус крови и алкоголя, причем и то, и другое принадлежало мальчишке. Логана опять представил, на сколько парень пьян и отстранился.
- Сейчас вернусь, - коротко и доходчиво пояснил он, потрепав мальчишку по волосам, и отправился на верх, в ванную, напоследок бросив взгляд на экран. Там все еще транслировалось их хоумвидео. Фримен облизал губы и нервно сглотнул. Ему определенно хотелось пересмотреть все, но не сейчас. Он понимал, что стоит отложить этот момент на потом. И, конечно, ни о каком продолжении не могло быть и речи.
Оказавшись в ванной, мужчина включил воду, встав перед раковиной и некоторое время разглядывая свое отражение в зеркале. Он выглядел немного устало и потрепано. Однако стоило отметить, что мальчишка, в каком бы состоянии он не был, оказался прекрасным лекарством от головной боли и похмелья. Логан вновь усмехнулся, подставляя свою плоть под теплые струи воды и смывая с нее остатки спермы. Можно было бы принять душ, но желания для этого у мужчины не было. Он сделал воду немного холоднее и теперь умыл свое лицо, не забыв провести влажной ладонью по шее и груди, снова вглядываясь в свое отражение с задумчивым видом.
Должно быть именно так люди проебывают свою жизнь, трахая красавчиков и забывая обо всем на свете. Логан не мог такого допустить, точнее, он не мог себе этого позволить. Плеснув еще раз на лицо немного прохладной воды, мужчина обтер его полотенцем, но убирать не стал, как следует намочив его и вновь отправился вниз, в гостиную. Тело, все еще находящееся во власти наслаждения и полученного удовольствия, реагировало на малейшие движения, что заставляло Логана прикрывать глаза и время от времени облизывать губы, как будто он все еще находился во власти тех эмоций, которые совсем недавно испытал. И когда он оказался в гостиной, ощущение это усилилось.
Мальчишка спал. Прямо там на диване, где его оставил Фримен. Удивительного в этом было гораздо меньше, чем в том, что Логан спустился сюда с влажным полотенцем в руках. Подобная забота была ему не свойственна, хотя к чему рассуждать о свойствах, когда абсолютно все идет в разрез с привычным устоем?
Фримен склонился над Калебом, ощущая его дыхание, в котором больше чувствовался скотч, нежели что-то еще. Невольная улыбка, причем довольно умиленная, искривила его губы и мужчина присел на край дивана, протягивая руку и убирая с лица мальчишки несколько прилипших к нему прядей волос.
Сейчас он совершенно не был похож на себя прежнего, на того, кто встретил Логана этим вечером, но пожалуй в таком состоянии парень вызывал еще больше эмоций, причем совершенно не свойственных Фримену, чем когда просил трахнуть его. Мэр вновь почувствовал, как тело начинает реагировать на подобные мысли. В данный момент это было совсем неуместно и Логан постарался переключиться, сложив полотенце и проводя им по щеке мальчишки, спускаясь к шее, что бы стереть с кожи кровавые следы. Странно, но данное обстоятельство ничуть не смущало Фримена. Даже теперь, когда страсти, казалось, улеглись, он не испытывал ни сожаления, ни разочарования, только искренний восторг, который теплился где-то глубоко внутри. Он снова повернулся к телевизору, понимая, что запись все еще продолжается, но тем не менее не спешил выключать ее. "Оголив" укус и словно залюбовавшись им, Логан некоторое время просто осматривал тело Калеба, мысленно задерживаясь на той или иной фантазии, возникающей в его голове. Болезненная, или лучше сказать, больная реакция, длилась довольно долго. Даже тогда, когда Фримену пришлось подняться с дивана, что бы провести махровой тканью по груди и животу мальчишки, по его плоти, вытирая следы недавнего "извержения". Но на этом Логан не остановился. Осторожно повернув парня на живот, он едва сдержался от тихого стона при виде его упругих ягодиц, выставленных словно на показ. Стон он сдержал, а вот побороть в себе желание дотронуться до них не смог. Пальцы словно сами собой прошлись по нежной коже, оглаживая половинки и Фримен вдруг почувствовал, что возбуждается. Это уже не было простым чувством, скорее фактом, потому что его плоть вновь обрела твердость и теперь нужно было как-то справиться с этим. Мужчина отложил полотенце в строну, шумно выдыхая и устраиваясь удобней возле дивана, так, что бы можно было беспрепятственно поглаживать попку мальчишки и вместе с этим второй рукой ласкать свою плоть. Несколько движений и с губ Фримена слетел первый стон. Он не заметил его, прикрывая глаза и пробираясь пальцами между ягодиц Калеба, чувствуя на сколько горяча кожа вокруг его дырочки и как легко рука скользит по ней. Он замешкался всего лишь на мгновение, вновь погружаясь в знакомые ощущения, а потом понял, что его палец скользит внутри тела мальчишки. Логан продолжал "трахать" его и продолжал сжимать в ладони собственный член, постепенно ускоряя движения рукой и постанывая уже не сдерживаясь. Вот что было самым настоящим безумием. Логан был слишком трезв, что бы делать вид, будто не понимает этого. Но он был один, если не считать мальчишки, постанывающего во сне от действий Фримена, теперь уже раздирающего его анус двумя пальцами, и никто не видел этой его слабости. За исключением его самого. Мысль об этом пронеслась в голове Логана и он вновь встретился взглядом с самим собой экранным.
- Больной ублюдок, - еще одна мысль, казалось бы не веселая, но Фримен улыбался ей и продолжал стонать, чувствуя, что второй раз разрядка наступит гораздо быстрее. И она будет сильнее, чем в первый раз. Так и вышло. Несколько быстрых движений рукой, сдавленный стон и Логан кончил, разжимая ладонь и осторожно поглаживая ей свою плоть. Его пальцы все еще были внутри Калеба и он невольно посмотрел на него, сначала на его безмятежное лицо, потом на выставленные вверх ягодицы, и лишь после этого высвободил пальцы, проводя ими по попке мальчишки.
Фримен пытался успокоиться и надеялся, что теперь у него уж точно получится. Все еще неровно дыша, он подобрал полотенце и вытер им руки, затем свою плоть и пах, а уже потом начал обтирать мягкой тканью ягодицы Калеба, протискиваясь между ними и убирая следы собственной спермы, оставшиеся еще после первого раза и поблескивающие на нежной коже. Покончив с этим Логан поднял и от чего-то обреченно вздохнул. Близость мальчишки начинала пугать его. В оригинальном, немного ненормальном смысле этого слова, но все же. Он склонился над ним, пытаясь вновь повернуть его на спину, и когда это удалось, медленно провел по его раскрытым губам кончиками пальцев. Мальчишка был прекрасен, особенно сейчас, когда не казался пьяным, когда не смущался, а просто спал. Логан понимал это, как и то, что подобная странная реакция на Калеба может привести к плохим последствиям. Но как раз это не пугало, а наоборот, заставляло идти дальше, что бы увидеть куда это все заведет мистера Логана Фримена.
Выключив, наконец-то, телевизор с мыслями о том, что теперь не случится ничего интересного, Логан подхватил мальчишку на руки и понес в спальню, не желая оставлять его там, где царил полный бедлам, устроенный ими же. Завтрашнее утро обещало быть занимательным, хотя мужчина планировал встать пораньше, надеясь что после такого количества спиртного и активных физических "упражнений" Калеб проспит как минимум до обеда, и убрать все следы этого странного, но чертовски приятного, вечера. Сейчас, единственное на что его хватило, это уложить мальчишку на кровать и устроиться рядом с ним под теплым одеялом, наслаждаясь его размеренным дыханием и воспоминаниями о том, что он говорил там, в гостиной. И как стонал. И как кричал. Это были опасные воспоминания, от которых тело бросало в дрожь, и Логан поспешил закрыть глаза, что бы наконец-то провалиться в безмятежный сон.

+1

43

31 октября

Помещение постепенно наполнял запах жареного бекона и подсушенных тостов. Он едва чувствовался, распространяясь по лофту, в котором почти отсутствовали дополнительные стены и двери. Логан проснулся уже довольно давно и вот теперь хлопотал на кухне, как делал это всякий раз, когда оставался здесь на ночь. Ну в самом деле, не станешь же привозить сюда Марию, только ради удовольствия лишний час полежать в постели и спуститься к уже накрытому столу? К тому же, в последнее время Фримен начал чувствовать в себе желание заниматься подобным делом лично. То-ли это было связано с большим количеством свободного времени, то-ли с тем, что его предположения, еще в первые дни знакомства с Калебом, относительно кулинарных способностей мальчишки оказались верны, но мужчина оставлял за собой право приготовления еды. Хотя, насчет наличия большого количества свободного времени было слишком громко сказано. Логан по прежнему был занят практически сутки на пролет, как и тогда, когда был мэром. Разница заключалась лишь в том, что теперь он был сам себе хозяин и мог распределять дела и решение возникающих проблем так, как ему было удобно.
К слову о проблемах. Их, каким-то чудесным образом, поуменьшилось, что не могло не радовать, но зная жизнь, а тем более свою собственную, Логан не обольщался, предпочитая считать это затишьем перед бурей. Как бы там ни было, теперь он не управлял целым городом, сменив его на небольшой частный клуб-казино, в котором и проводил большую часть своего, так называемого, рабочего времени. Там же он решал и все свои дела, встречался с людьми и заводил новые знакомства, хотя и от старых не отказывался. Небольшая поправка, только если они по прежнему были полезны Фримену.
При мыслях о пользе, взгляд Логана невольно скользнул в направлении гостиной, точнее лестницы, ведущей на второй этаж. Калеб все еще спал, но мужчина не стал будить его нарочно, хотя тому и нужно было отправляться с утра в свой Институт, собственно, как и каждый день. Тем не менее, Фримен не слишком переживал по этому поводу, прекрасно понимая, что будильник, заведенный на нужное время, сделает свое дело. Но пока этого не случилось, у бывшего мэра было еще время подумать о том, как прошли эти две недели.
Чуть больше, на самом деле, но кому нужны детали, когда жизнь проносится мимо, словно за окном экспресса? И даже если ты не в этом экспрессе, а несешься по другую сторону стекла подобно осенним листьям, подметающим улицы, кто сказал, что тебе удастся уловить ритм и быть на одной волне с собственной жизнью? Поверьте, такое удается не многим. Даже Логану, который привык держать руку на пульсе, направляя собственную судьбу в нужное русло, пришлось несладко в последние две недели. Особенно поначалу. Напрасно он думал, что его отставка пройдет быстро и безболезненно. На самом деле, мужчина пришел к выводу, что в этом городе, надо полагать, что и в этой стране, проще получить власть, чем оставить ее. Ну, конечно, если речь не идет о том, что бы тебя выгнали с позором с занимаемой должности. Вот чего бы ему совсем не хотелось сейчас. Но все же, не смотря на некоторую затянутость процесса, уже через 4 дня после провального покушения Фримен освободил кабинет в мэрии. Быстро, но принадлежность к власти на этом для него не закончилась. До сих пор ему звонили по поводу решения каких-то общественных вопросов, проблем, с просьбами о субсидиях и прочей ереси, которую Логану приходилось выслушивать будучи у власти. Чтож, пожалуй, это было небольшой платой за полученную свободу. Кстати, она радовала намного больше, чем ожидал мужчина. Как будто он смог скинуть с себя маску и быть самим собой, не опасаясь последствий. Раньше, как оказалось, он совершенно напрасно не думал об этом, не принимая во внимание то, что не один он способен на решительные действия. Но теперь и с этой проблемой было покончено. Не стоит вдаваться в подробности и описывать то, каким именно образом удалось приструнить прыткого прокурора, но все же необходимо отметить, что случилось это благодаря стараниям Доминика, за что тот и получил внеочередную премию в виде довольно большого пополнения личного счета в банке. Одним словом, все остались довольны, за исключением господина бывшего прокурора, но кого, в сущности, будут волновать подобные мелочи? Бывший мэр, бывший прокурор. На первый взгляд теперь они были квиты, хотя, безусловно, Фримен получил куда больше плюсов, чем мистер Каннингэм.
Сразу после официального заявления в прессе о том, что кресло мэра теперь формально свободно, а исполняющим обязанности назначен Эндрю Рассел, Логан хотел было отсидеться в тени пару-тройку недель, но сложилось так, что жизнь взяла его в свой оборот моментально, не позволив даже легкой передышки. По правде говоря, Фримен был этому отчасти рад, потому что терпеть не мог бездействия. Но теперь он был практически один, не считая своей личной охраны, которая осталась при нем, и еще парочки ребят, которые могли сгодится в новом бизнесе. Таким образом, жизнь бывшего мэра Питтсбурга и в самом деле началась как будто с нуля, особенно если учесть его новое видение сексуальных отношений, безусловно, его личных.
Вот так было всегда последние несколько дней. Каждая мысль, с чего бы она не начиналась, непременно сводилась к темноволосому мальчишке, который каким-то странным образом, наверное сам того не зная, занимал все больше места в жизни Фримена. Конечно он не знал, потому что мужчина всячески скрывал это, стараясь вести себя в своей привычной манере и как можно меньше времени проводить наедине с Калебом. Редкие ужины и вот такие вот завтраки, пожалуй, были единственными, что связывало Калеба и Логана, не считая бурных ночей, которые тоже не случались слишком часто.
Фримен вновь бросил взгляд в направлении гостиной, беря с тарелки хрустящий ломтик бекона, который постепенно исчез во рту мужчины. Он невольно облизал губы и от чего-то улыбнулся. Сейчас он напоминал сам себе заботливую домохозяйку, которая видит себя лишь в том, что бы готовить вот такие завтраки, но кто бы знал, что не смотря на проявление подобной заботы, Логан ничуть не изменился в отношении мальчишки, разве что стал чуть более внимателен к его словам и внешнему виду, в который так же постарался вложить... не заботу, нет, всего лишь деньги.
Выставив на стол все, что необходимо было съесть этим утром, мужчина взглянул на часы, светящиеся на микроволновой печи и, взяв стакан апельсинового сока, отошел к окну, присел на подоконник, и с видом праздного любопытства принялся рассматривать серые крыши соседних домом. Этот город оставался неизменным вот уже на протяжении многих лет и, честно говоря, Логан искренне завидовал ему в этом.

Отредактировано Logan Freeman (2012-09-02 22:37:00)

+1

44

Калебу жутко хотелось выспаться. Вот хотя бы сегодня. Ну зачем идти в университет, когда хотя бы один день можно посвятить себе любимому и просто полежать в мягкой кровати? Но, похоже, сделать это было невозможно, будильник, звонкий, настойчивый и жутко противный, решил разбудить парнишку в положенное время. Ни минутой раньше, ни, как это не прискорбно, минутой позже. Вздрогнув от громких звуков, Калеб резко открыл глаза и хлопнул по будильнику ладонью, чуть поморщившись и спрятав нос обратно в подушку. В голове, как, впрочем, и каждое утро, начали появляться мысли вроде: а что, если я не пойду? А что, если пропустить пару занятий? Но на все эти вопросы ответ был только отрицательным. О’Доннелл был слишком правильным и примерным учеником, к тому же, как ему казалось, пропусти он хоть одну пару, то Логан обязательно сказал бы что-нибудь на это, а замечаний с его стороны Калебу терпеть не хотелось, к тому же они слишком редко виделись, чтобы говорить еще и об учебе. Но о чем-то говорить было просто необходимо и, хотя парень не был уверен, что Фримену интересна тема его учебы, он все же вставлял иногда свои пять копеек, пытаясь посвятить мужчину в свою жизнь. На самом деле там и не было ничего интересного, чтобы обсуждать такое. Разве что несколько двоек за две с небольшим недели и все потому, что Калеб посвящал свое время не учебе, а другим тренировкам. В постели, конечно, наедине со своим любовником. Но все-таки считал это важнее, чем какая-то там пара по музыкальной литературе с утра пораньше. Преподаватели недоумевали, но его все-таки спас концерт, прошедший совсем недавно и, к радости О’Доннелла, давший очень неплохие результаты после. Калеб наконец-то смог сыграть свое маленькое, но уже произведение, которое было замечательно встречено публикой, и после этого еще пару дней он ходил абсолютно счастливый и вдохновленный, почти подпрыгивая от радости и реакции на каждый сказанный комплимент по поводу его таланта. Признаться, мальчишка никогда не был уверен в себе, ему казалось, что он берет не те ноты, то играет тихо, то громко, постоянно путается, может сыграть ни с того, ни с сего другую часть произведения… а на самом деле все было наоборот. У него получалось лучше и лучше, поэтому к концу своего выступления Калеб понял, что преподаватели вновь прониклись музыкой, которую он играет.
Казалось бы, что может быть лучше? Рядом с тобой любимый человек, пусть не всегда, но чаще, чем могло даже мечтаться. Учеба, которая неизменно приносит свои плоды… но проблемы все же оставались. Ему, конечно, хотелось большего. И к институту это не имело никакого отношения. Вот и сегодня. Калеб проснулся с мыслью, что чего-то не хватает. Точнее, кого-то, а если еще точнее, то Логана в его постели. Ночью они уснули почти в обнимку, О’Доннелл улыбнулся, вспомнив, как тесно прижался к все еще разгоряченному Фримену и в очередной раз прошептал ему, что любит, после этого уснул, да так крепко, что утром даже не услышал, как его любовник встал и уже, кажется, судя по запаху, успел приготовить завтрак. Вот эта особенность почему-то удивляла мальчишку, он, увидев Логана не рядом с собой, никогда бы не подумал, что тот умеет и даже любит готовить. Однако это было так, что очень радовало мальчишку, потому что сам он был практически ни на что не способен. Сказалось то, что до недавних пор он все время жил с матерью и понятия не имел, как зажигается плита. Хотя сейчас ему тоже необязательно было знать это. Он встал на этот запах, но сначала прошел в ванную с четким намерением принять душ. Посмотрев на себя в зеркало, Калеб понял, что не сгодится даже для душа, он попросту мог уснуть под теплыми струями, а включать ледяную воду было бы убийственно. Несмотря на то, что Логан все еще находился в квартире, в этом О’Доннелл даже не сомневался, он не спешил спускаться к мужчине, уже заранее зная, что его ждет. Фримен сейчас холодно улыбнется ему и скажет, что пора ехать на учебу. Потом поцелует его, может быть, обнимет и на этом они расстанутся. Но, что скрывать, была у Калеба одна идея, в которую он верил и думал, что Логан не станет отказываться от такого. Он честно готовился к Хэллоуину и даже купил себе костюм, выпросив деньги у матери, чтобы Логан ничего не знал об этом. О, как же ему хотелось, чтобы мужчина поддержал его и согласился провести вечер наедине! Или сходить куда-нибудь, ведь сегодня почти во всех заведениях города проводились костюмированные вечеринки и прочие мероприятия… впрочем, не было никакой разницы, идти куда-то или остаться здесь, в лофте. Главное, чтобы они были вдвоем.
- Это ведь не так сложно – выделить мне один вечер, правда? – посмотрев в зеркало щенячьим взглядом, Калеб наконец-то умылся, натянул на себя джинсы и спустился в гостиную, поеживаясь.
Поджаренным беконом запахло еще сильнее, и парнишка даже облизнулся. Но, кажется, совсем по другому поводу. Он заметил, что Логан сидит на подоконнике со стаканом апельсинового сока в руках. Это зрелище уже могло свести с ума по уши влюбленного Калеба О’Доннелла, но еще больше он радовался тому, что может хоть иногда, вот в такие счастливые утра обнимать того, кого так сильно любил. И поэтому, даже не обратив сначала и внимания на то, что уже ждало его на столе, он почти подбежал к Фримену и крепко обнял его, довольно улыбаясь.
- Доброе утро, - прошептав тихо, Калеб уткнулся мужчине в плечо и понял, что может так простоять целую вечность, - ты давно встал? А поесть уже успел? Я был бы рад, если бы ты ко мне присоединился.
Нехотя отстранившись, мальчишка так и не отошел от Логана, теперь взяв его за руку и не отрывая от него взгляда, словно любуясь. С языка рвалось слишком много слов, но он не знал, с чего начать и что именно нужно сказать. А еще Калеб только что понял, что за все время, пока они знакомы, он так и не смог подобрать слова, которым называл бы Фримена. Любимый? Или милый? Все это было как-то слишком наивно, к тому же… он попросту стеснялся. Подумав об этом, он покраснел, точнее, сначала порозовел и попытался сразу отогнать надоедливые мысли.
- А ты сегодня… снова работаешь, Логан? – и снова этот щенячий взгляд, который парень упорно тренировал в ванной.

+1

45

Он не любил перемен. То есть, это обстоятельство нужно понять правильно. Логан всегда был приверженцем устоев, хоть и его собственных, но все же они имели слишком большое значение для всего, что происходило в жизни мужчины. Ему нравилось быть тем, кем он всегда являлся - властным, холодным, иногда через чур надменным и жестоким. Он бы предпочел всегда оставаться таким. Но жизнь менялась, пожалуй, даже слишком быстро. Менялись обстоятельства и волей-неволей Фримену приходилось под них подстраиваться. Как-то незаметно для себя он понимал, что временами ему это даже нравится. И вот тогда это настораживало, пугало, вызывало раздражение. Как бы ему хотелось быть точно таким же, как этот город. Люди, живущие в нем, постоянно куда-то спешили, неслись сломя голову не замечая ничего вокруг, но Питтсбург по прежнему был тем городом, каким помнил его Логан. Но, люди не города, и Фримен не был исключением. Им свойственно меняться под тяжестью собственной жизни и тех людей, что в ней появляются.
Мужчина снова улыбнулся своим мыслям, пряча улыбку за стенками стакана и делая небольшой глоток сока. Он даже не заметил как в кухне появился мальчишка, хотя вряд ли тот стал бы долго выжидать, не сообщая о своем присутствии. Логан уже подметил некоторые особенности их совместного сосуществования, но так и не смог привыкнуть к ним, хотя, ему все сильнее начало нравится преданное выражение глаз юного студента, которое он наблюдал каждый раз, стоило на него посмотреть.
- Доброе утро, ты давно встал? А поесть уже успел? Я был бы рад, если бы ты ко мне присоединился.
К этому он тоже никак не мог привыкнуть. Слишком много слов и слишком много вопросов, которых Фримен старался избегать. Но это, кажется, было уже из области фантастики. Не стоит кривить душой и говорить, что Логану доставляло удовольствие подобное внимание. Вовсе нет. И даже не потому, что он не любил нести отчет перед кем-либо, а потому, что он, возможно чисто интуитивно, знал, какого именно ответа ожидает от него Калеб и, соответственно, точно знал, что услышанное будет совсем не тем, что мальчишка хочет услышать. Ну что тут скажешь? Пожалуй, в таких ситуациях лучшим выходом было бы промолчать, давая тем самым понять, что ответ на задаваемый вопрос весьма очевиден, но мужчина не хотел поступать так. В последнее время ему перестало нравиться такое, тем более, что взгляд Калеба.... ох, уж этот взгляд. От чего-то при виде его у Логана пропадало всякое желание говорить хоть что-то, будь-то темы важные или ничего не значащие. Еще две недели назад, в тот занимательный вечер, когда Фримен приехал в лофт после самого тяжелого дня в своей жизни, он понял, что близость этого парня слишком сильно влияет на него и он ничего не может с этим поделать, всячески скрывая это от Калеба, как и диск с записью того же вечера, который теперь хранился в особняке Логана. Чего греха таить, мужчина ни раз пересматривал его, когда ночевал дома один и каждый раз это заканчивалось одиночной дрочкой и перепачканными простынями, или желанием сорваться с места и навестить мальчишку, нанеся незапланированный визит. Но каждый раз Фримен останавливал себя, напоминая, кем он является, а главное, кем хочет оставаться - самим собой. В это представление совершенно не вписывались ночные поездки в город, телефонные звонки и много чего еще из целого списка действий, предусмотренных для нормальных отношений. Нет, Логан ни на минуту не смутился тому факту, что его новый любовник того же пола, что и он сам. Фримен никогда не был стопроцентным геем, но никогда и не стеснялся подобных связей. Их отношения были ненормальными исключительно с позиции отношения Логана к самому понятию "отношения". Для него это было чем-то запредельным, непонятным и ненужным, по большому счету. И ему вполне было довольно того, что имелось сейчас, а вот Калебу, по всей видимости, нет.
Развернувшись к мальчишке лицом и приобняв его за пояс, Фримен отставил в сторону стакан и уверенно, как будто всю жизнь только этим и занимался, откинул с его лица несколько вьющихся прядей, наблюдая за своими действиями и только после этого переводя взгляд к его глазам.
- Ну кто же работает в Хэллоуин? - тихо спросил он с легкой улыбкой на губах, - В этот день принято отдыхать и веселиться по мере возможности. Думаешь, в этом плане я сильно отличаюсь от других?
Он продолжал смотреть на Калеба и улыбаться, как если бы сейчас между двумя близкими людьми происходил совершенно обыденный и очень приятных диалог. Однако мысли Фримена были отнюдь не приятными. У него уже были планы на это день, вечер и, возможно, даже ночь, но совершенно точно, мальчишка в них не числился. Хотя сейчас, прижимая его к себе и заглядывая в голубые наивные глаза, Логан начинал жалеть об этом.
- Но я, кажется догадываюсь, к чему ведет этот твой вопрос, малыш, - подобное обращение в последнее время, как и завтраки, вошло в привычку мужчины. Не то что бы он вкладывал в это слово какой-то особенно нежный и ласковый смысл, хотя, в устах бывшего мэра любое слово, отличающееся от имени и фамилии того, к кому он обращался, можно было смело считать проявлением наивысшего расположения.
В продолжение своих слов Логан потрепал Калеба по волосам и поднялся с подоконника, выпуская его из объятий и отходя к столу, - Я должен появиться в Общественном Центре. Сегодня там устраивается вечеринка по случаю праздника. Я бы взял тебя с собой, - Фримен замолчал и усмехнулся, представляя себе картину, которая могла бы предстать глазам приглашенных, реши он в самом деле привести Калеба с собой, - но ее устраивает Виктория и, несмотря на то, что происходит в нашей с ней личной жизни, для общества мы по прежнему муж и жена. Надеюсь, тебе не надо объяснять что из этого следует? - повернувшись к мальчишке, Логан внимательного на него посмотрел и, отодвинув стул, уселся за стол, но в пол оборота, так, что бы можно было и дальше вести разговор.
- Так что, я присоединюсь к тебе за завтраком, а потом ты поедешь в институт, ну а я займусь своими делами. Мне бы хотелось, что бы и это ты тоже понял - каждый должен заниматься своими делами.
Последние слова Фримен произнес намного тише, как будто говорил это сам себе, задумавшись и пристально глядя в невидимую точку где-то в пространстве перед собой.

Отредактировано Logan Freeman (2012-09-03 19:39:23)

+1

46

Калеб надеялся всегда. С первого дня их знакомства он на что-то надеялся. Сначала на то, что увидит господина мэра снова, после того неудачного их знакомства. Потом на то, что после спасения жизни Логана тот станет относиться к нему лучше и проводить с ним больше времени. Затем на то, что он будет чаще приезжать в лофт, чтобы засыпать и просыпаться вместе с мальчишкой. А еще Калеб надеялся на то, что ему не придется делить любимого человека ни с кем. Наверное, в этом его можно было считать собственником, но разве это неправильно? Очень часто О’Доннелл думал о Виктории Фримен и их отношениях с Логаном. Он понимал, что они не живут как семейная пара и у каждого из них свои дела, свои любовники, в конце концов. Но все равно мальчишку задевал тот факт, что Логан иногда упоминает женщину в разговоре. Нет, он не ненавидел ее, даже не недолюбливал, ему, по большому счету было все равно… это он так думал или пытался себя убедить, но выяснялось, что слова о ней из уст бывшего мэра приводит паренька в полное замешательство. Точно также случилось и сейчас, Калеб мгновенно замолчал, хотя до этого хотел возразить Фримену, сказать, что он может побыть с ним в этот вечер, а не идти куда-то и вообще отменить свои планы, потому что для него вряд ли это стало бы таким тяжелым заданием. Но вместо этого Калеб поджал губы и прошел вслед за Логаном, сев за стол и взяв в руки вилку. Он все еще слушал, что говорит ему мужчина и все также внутри все переворачивалось от одного его голоса… но невидимое препятствие словно мешало дышать. Вряд ли он смог бы сейчас спокойно поесть очень аппетитную на вид яичницу и еще более аппетитный бекон, поэтому, отложив вилку, он взял в руки чашку с кофе, словно грея об нее ладони, отпил один глоток и опустил взгляд, даже не смея смотреть в глаза Фримена. Он ведь никогда не умел врать и по сей день не научился этому искусству, а значит, его любовник все поймет по одним только жестам и этому молчанию. Наверное, нужно что-то сказать, да? Но только вот что именно? Калеб никак не мог сосредоточиться и собраться с мыслями, они все крутились вокруг бывшей жены мэра, этого праздника в центре и возможного продолжения уже за его пределами. Возможно, О’Доннелл просто накручивал сам себя, он даже осознавал это и пытался одергивать собственные мысли, но они, как назло, доставляли ему лишь больше неудобств. Так что же ответить? «Да, конечно, Логан, занимайся своими делами, а я выкину к чертовой матери этот костюм для праздника, достану бутылку скотча и напьюсь до такой степени, что ничего не вспомню наутро. Но тем лучше». За такие слова вряд ли Фримен погладит его по голове, а вот выяснять отношения ему очень не хотелось сейчас. Слишком добрым показалось утро, слишком теплым начало, все было как-то слишком. А еще Логан слишком переборщил со своими советами насчет предстоящего дня и Калеб уже хотел было обидеться на него. Нет, серьезно. Ну почему у мужчины никогда не хватает времени (или желания?) побыть наедине с мальчишкой, когда он этого хочет? Почему все зависит только от Фримена и его капризов?
О’Доннелл не заметил, как с силой сжал чашку, оставались, наверное, доли секунды до того, как она бы треснула в его руках, но, вовремя заметив это, Калеб отставил ее обратно на блюдце и вздохнул, все еще глядя на какую-то невидимую точку в столе.
Да кому нужны твои обиды, в самом деле? Он даже внимания не обратит на твои чувства и в очередной раз сделает так, как ему удобно. Разве это так сложно запомнить? – внутренний голос нещадно бил по больному, однако, он был более чем прав.
- Я все понял, Логан, - Калеб пересилил себя и все же сказал это, улыбнувшись уголками губ, но тарелку с едой все же отодвинул, - что-то не хочется ничего… прости, ты старался, я знаю.
Вновь вздохнув, он отпил еще один глоток кофе и от греха подальше сразу убрал чашку. Что еще можно сказать сейчас? Он замолчал, лишь нервно сглатывая, как будто решаясь на что-то безумно важное. Отчасти так оно и было. По спине побежали мурашки, и Калеб повел плечами, чуть слышно зашипев. Ему становилось холодно, но он все еще не делал ни единого движения, сидя на стуле и теперь кусая губы. Он на мгновение прикрыл глаза, вспомнив это движение, незамысловатое, когда Логан поправляет пряди его волос, но такое приятное… оно доставляло так много удовольствия всякий раз, когда они оказывались вот так близко. Сегодняшнее утро не стало исключением. Но, как бы это ни было прискорбно, О’Доннелл все больше и больше убеждался в том, что Логан… не любит его. Да, мужчина никогда ни в чем не признавался, но все же это губительное чувство – надежда, заставляло мальчишку верить в то, что между ними есть что-то большее, чем просто охренительный секс. Это было, безусловно, приятно, но все же… недостаточно.
Логан сидел напротив и Калеб только сейчас решился поднять на него взгляд, чтобы тут же отвести. Еще несколько минут молчания, и он все же не сдержался, резко встав из-за стола и подойдя к мужчине, опустившись перед ним на колени и скользнув ладонями по его ногам.
- Неужели ты не можешь поменять своих планов? Ведь это так просто, стоит только захотеть, Логан, - он заглянул в глаза Фримену, чуть наклонив голову вбок, - я прошу у тебя только один вечер. Мне так хотелось провести его с тобой, сходить куда-нибудь или остаться здесь. Я даже костюм купил, - не выдержал и проговорился, отведя взгляд и опустившись ниже, чтобы положить голову на колени мужчине, после чего шепотом проговорил: - пожалуйста.

+1

47

Редко у кого-то в жизни бывают моменты, о которых потом не приходится жалеть хотя бы раз. Иногда их даже слишком много, они складываются в целую вереницу, и вот уже кажется, что тебя преследуют неудачи, причем на каждом шагу. Ты начинаешь выискивать их, за частую на ровном месте и сам убеждаешь себя, что превратился в неудачника. Как? Почему? Когда это случилось? Ответов нет, как и нет радости в жизни. Подобные взгляды довольно часто приводят к летальным последствиям и на смену одному "неудачнику" приходит другой и все начинается сызнова. Логан всегда считал подобное проявление характера, а точнее полное его отсутствие, не то что бы слабостью, а не позволительной роскошью. Должно быть именно по этой причине он никогда и ни о чем не жалел, даже если ситуация выходила из под контроля. Он знал, что это временно и вскоре все снова встанет на свои места. Мужчина умудрялся даже в собственных ошибках увидеть положительные моменты и это лишь добавляло ему уверенности. Пожалуй, временами он был даже слишком уверен. Самоуверен. Но в этом был он весь, его сущность, его характер, его манера жить.
Он продолжал сидеть все с тем же задумчивым выражением на лице, хотя "маска" постепенно спадала и исчезла полностью, когда он наконец-то повернул голову и посмотрел на мальчишку. Наблюдать за ним было крайне интересно, особенно сейчас, когда все его эмоции были написаны, буквально, на лице.
- Я все понял, Логан, что-то не хочется ничего… прости, ты старался, я знаю.
Начиналось все, как в плохом анекдоте, и Фримен почувствовал себя не слишком уютно. Странное ощущение, совершенно не связанное со словами, скорее с интонацией, которой они были произнесены. Ему не часто удавалось испытывать такое, но теперь, видимо, он ничего не мог с этим поделать. Можно было изменить многое и многим управлять, но вот собственными эмоциями..... такая задача не была подвластна Фримену, о чем он искренне жалел. Впрочем, он не спешил поделиться этим с мальчишкой, всматриваясь в его лицо сосредоточенно, как будто перед ним происходило что-то действительно интересное, а главное, важное. В сущности, так и было, и именно поэтому Логнан в конце концов отвернулся и даже вздохнул, с трудом сдерживая разочарование. В себе или в мальчишке, не так уж важно, но чувство было неприятным, как бы там ни было. Более того, мужчина не привык ощущать в себе такие вибрации, хотя он все чаще ловил себя на мысли, что это становится нормой для него.
- Неужели ты не можешь поменять своих планов? Ведь это так просто, стоит только захотеть, Логан, - ему вновь пришлось взглянуть в пронзительные голубые глаза студента, когда тот оказался совсем близко. Снова это чувство. Близость. Фримену пришлось сделать большое усилие над собой, что бы оставаться спокойным и невозмутимым. Мальчишка был прав. Логан мог бы отменить все свои планы, если бы видел в этом большую пользу и если бы хотел. Но вот хотел-ли он? - я прошу у тебя только один вечер. Мне так хотелось провести его с тобой, сходить куда-нибудь или остаться здесь. Я даже костюм купил, - здесь отрешенность мужчины дала небольшую трещину. Он удивленно вскинул бровь, пытаясь вникнуть в смысл слов Калеба. Нет, смысл их был вполне понятен, но все же Фримена удивлял тот факт, что парень подумал, будто они смогут вот так проводить вместе время, а точнее праздники. День благодарения? Рождество? Новый год? Что там еще принято отмечать? Логан не был уверен и уж конечно давно лишил себя "удовольствия" подобных посиделок. Будучи мэром все праздники заключались в официальных приемах, на которых мужчина должен был присутствовать. Скучно, уныло и неинтересно, потому что не было там ни искренней радости, ни довольных улыбок, ни поздравлений, идущих от души. Можно было с уверенностью сказать, что Логан понятия не имел, что это такое. И вот теперь от него требовали невозможного, причем в самой безапелляционной форме.
- пожалуйста.
Мужчина прикрыл глаза, опустив голову, но когда открыл их, взгляд наткнулся на кудрявую макушку Калеба. Кто бы смог устоять перед такой просьбой, перед таким взглядом, прикосновениями и самим фактом, что мальчишка вел себя так, будто для него нет ничего важнее, чем провести этот вечер вместе с Фрименом. Обычно, в подобных ситуациях, Логан надменно улыбался и резко заканчивал разговор, давая понять, что никогда не будет вести себя так, как ожидают окружающие, кем бы они ни были. Он бы поднялся со стула, отстранив парня от себя со словами о том, что он должен знать свое место и что не следует доставать мужчину с подобной ерундой. Но что-то не давало Логану поступить так, как он привык поступать.
Он продолжал сидеть, накрыв голову мальчишки ладонью и осторожно поглаживая его по волосам, как преданного щенка, которого не хочешь обижать, но все же обижаешь, потому что не можешь, не умеешь по другому. Странно, что Калеб до сих пор не понял, с кем именно связался, или наоборот, понял это слишком хорошо, но все еще продолжал надеяться на лучшее. Логана это даже умилило бы, если б не осознание того, что такими темпами он очень скоро не сможет игнорировать собственные эмоции. Невольно от подобных мыслей он сжал пальцы в волосах мальчишки, заставляя его поднять голову, и несколько секунд пристально смотрел в его глаза, после чего наклонился и едва коснулся его губ своими. Легкий поцелуй, который выглядел слишком нежным и, как бы это странно не звучало, слишком неуместным сейчас.
- Я и так провожу слишком много времени с тобой, - наконец проговорил Фримен, немного отстраняясь от Калеба, - больше чем с кем бы то ни было. Даже больше, чем с супругой в свое время. Но, кажется, - взгляд переместился немного в сторону и скользнул по тарелкам с нетронутым завтраком, - ты этого не ценишь, требуя большего. И невозможного. Ты должен был уяснить, что этого я не люблю и не потерплю, - Логан вновь сделал паузу, на какое-то время задумавшись, - Даже от тебя. Тем более от тебя, потому что мне не хотелось бы тебе отказывать, но ты вынуждаешь меня делать это. Мне кажется, я выразился предельно ясно. Помимо твоих желаний существуют вещи, которые стоят на порядок выше и не потому, что ты ниже их, а просто потому, что такова жизнь. Поэтому, не будь ребенком, - и снова заминка. Фримен склонился к мальчишке и проговорил чуть тише, почти прошептав ему в губы, - Хотя, теперь я хочу невозможного, - после чего припал к ним уже более настойчивым и долгим поцелуем.

+1

48

Методы Калеба, кажется, не действовали. Он понимал, что ведет себя совсем как ребенок, у которого отбирают самую любимую игрушку. Еще не хватало начать лить слезы и топать ножками, от мыслей об этом Калеб едва заметно улыбнулся и тихо шмыгнул носом, слушая Фримена. Почему он настолько равнодушен? Почему не может сказать хотя бы пары ласковых слов? Искренних, которые могли бы хоть немного уверить мальчишку в том, что он действительно нужен Логану, что он нравится ему, что между ними есть что-то большее, чем просто секс. О, да, это было, безусловно, великолепно и Калеб получал немыслимое удовольствие, однако, разве настоящие отношения могли строиться только на этом?
Кто тебе сказал, что между вами есть отношения? – внутренний голос сейчас был удивительно похож на голос мистера теперь уже бывшего мэра, такой же невозмутимый, спокойный и от этого больно бьющий по хрупкой душе Калеба.
На самом деле за эти две недели он много думал о том, что не хотел для себя такого. Он любил Логана, он хотел быть с ним, но… не так, как это получилось. Вечный романтик, О’Доннелл до последнего надеялся, что мужчина изменится рядом с ним, станет лучше понимать его и его желания, его самого, в конце концов. Но это, наверное, было невыполнимой задачей для Фримена, и Калеб прекрасно понимал почему. Он не нужен ему. Любовник, развлечение, способ скоротать свободное время – все это про него. Ах, да, еще красивая игрушка, которой можно было любоваться после того, как достигнут очередной феерический оргазм. Сейчас мальчишка ругал себя за излишнюю чувствительность, за то, что не может сдержать эмоций, даже в такой момент. Особенно в такой момент, когда нужно просто улыбнуться, пожать плечами и запросто ответить, что он будет ждать Логана тогда, когда тот пожелает. Спокойно уйти в институт, потом вернуться оттуда и лечь спать в одиночестве, помня при этом, что в шкафу у тебя остался костюм для Хэллоуина, а в голове десяток планов на вечер. Это же так просто, правда? Но только не для Калеба О’Доннелла, всю свою сознательную жизнь мечтавшего о любви и прочих штучках, присущих людям, привязанным к друг другу. Жаль, что этого нельзя было сказать о нем. Он даже пожалел о том, что согласился на предложение Фримена переселиться сюда, в этот лофт, который все же не стал ему домом, хотя мальчишка надеялся и на это тоже. Да, когда сюда приходил Логан, все менялось, но не настолько, чтобы не чувствовать запах чего-то чужого и неуютного.
Оставаясь в одиночестве, Калеб по вечерам вспоминал то время, когда жил с матерью и не мог поверить в то, что все это закончилось. Он тосковал по ней и звонил, наверное, раз пять на дню, желая услышать родной и такой любимый голос. Мама была спокойна, спрашивала как дела и даже как дела у Логана Фримена, о котором теперь она знала практически все. Калеб смеялся над ее этой способностью выведать всю информацию, которая только может быть известна простому человеку. Ее, конечно, радовало, что теперь Фримен не мэр, это значило, что и риск ввязаться в какую-то историю был меньше. Да, если бы она только знала, кем Логан был теперь… впрочем, неважно. Все неважно. Главное сейчас было не расклеиться на глазах мужчины, к тому же тот пристально посмотрел на Калеба и поцеловал его… так, что думать о чем-то другом в этот момент было почти невозможно. Мальчишка невольно подался вперед, обнимая Логана и отвечая на его поцелуй, замечая и то, что его тело тоже начинает реагировать на прикосновения вполне определенным образом. О, как он захотел вдруг оставить все эти разговоры и продолжить общение, например, на столе. Прямо здесь, на кухне. И пусть он опоздает на учебу, пусть Фримен задержится на работу, но это ведь будут такие приятные минуты. Нет, нельзя постоянно потакать своим желаниям. И не только им, к слову. Калеб все же долго не мог оторваться от мягких губ, так настойчиво целующих его, но наконец-то сделал это и шумно выдохнул, отстраняясь от мужчины.
- Мне нужно на учебу, сегодня важный день, - врал. Безбожно врал, потому что вообще не собирался сегодня идти в институт, разве после того, что сказал ему Фримен, думать об учебе будет реально? – Пойду одеваться, иначе опоздаю.
Криво улыбнувшись Логану, он поднялся с пола и быстро вышел из кухни, поднявшись по лестнице и спиной облокотившись о стену, закрыв глаза и облизав губы после поцелуя, все еще чувствуя уже знакомый и ставший любимым вкус.
Почему он не может относиться ко всему проще? Зачем ему реагировать именно так? О’Доннелл не знал ответов на эти вопросы и продолжал обижаться. Странное поведение для парня, но по-другому у него просто не получалось. Не выходило, как бы он не старался. Калеб оправдывал себя только тем, что это самые первые «отношения» в его жизни, и даже они складываются не так, как нужно.
А разве ты знаешь, как нужно? Знаешь, как живут другие? Что они чувствуют? Ты слишком много на себя берешь, - и снова голос, отчего-то принадлежащий Логану.
Не зря говорят, что тот голос, который мы слышим в своей голове – идеален. Так оно и было. Логан был идеальным, если бы не был таким холодным, когда разговор касался их совместного времяпрепровождения.
Что ж, нужно было собираться. Он не знал, куда пойти и где скоротать целый день, но выйти отсюда ему очень хотелось. Чтобы вдохнуть хоть немного свободы, который теперь Калеб был почти лишен. Хоть они и проводили мало времени вместе, за ним велась постоянная слежка в лице личного охранника и водителя. Он не говорил ни слова, однако, пристально наблюдал за всеми передвижениями мальчишки. Но сегодня Калеб все же решился попросить Фримена «освободить» его. Одевшись и взяв сумку с нотами и тетрадями, Калеб вновь спустился в гостиную и прошел на кухню, остановившись у стола и подцепив вилкой пару кусочков жареного бекона. За ним последовали и поджаренные помидоры, потом мальчишка все же присел на стул и съел яйцо, перед этим отставив сумку в сторону и устроившись поудобнее.
- Хотел попросить тебя о том, чтобы Вито сегодня не следил за мной, как делает это теперь каждый день. Все равно маршрут один и тот же, все об этом знают, - пожав плечами, он отпил глоток кофе и вновь улыбнулся Логану.
Его губы дрогнули, выдавая то ли волнение, то ли страх, то ли ту самую обиду, которая с каждым словом только разгоралась сильнее.
- Не знаю, во сколько вернусь, Я забыл, сегодня подготовка к конкурсу, если ничего не отменят. К тому же скоро очередной концерт и, кажется, сегодня станет известно, участвую ли я в нем, - он говорил все это, специально не глядя на Фримена и намазывая на поджаренный тост джем, - вечером буду дома, наверное. Если все же захочешь приехать – позвони мне. Пожалуйста.
Вряд ли сейчас получилось у Калеба не посмотреть на своего любовника щенячьим взглядом, но все это имело уже очень мало значения.
- Я доеду на автобусе, здесь остановка совсем недалеко. Предупреди Вито, Логан, - когда тост был съеден и запит остатками кофе, О’Доннелл встал из-за стола и вновь подошел к мужчине, опустившись перед ним на колени.
- Спасибо за завтрак. Я… я люблю тебя, - от обиды буквально сводило челюсти, но Калеб держался изо всех сил и, нежно поцеловав Фримена, взял свою сумку, остановившись уже у входа, - хорошего дня тебе. Надеюсь, что очень скоро увидимся.
Как после этого он вылетел за дверь, Калеб не помнил. Как спустился на лифте – тоже. Он проигнорировал автомобиль у входа в дом и побежал к автобусной остановке, сломя голову, чтобы хотя бы Вито не смог проследить за ним. В центр города. Да, ему нужно было именно туда. Неважно зачем, главное – затеряться в толпе.

--------------------------------->>> Кафе "Blue note Cafe"

Отредактировано Caleb O'Donnell (2012-09-09 15:49:42)

+1

49

Пожалуй, это начало входить в привычку. Странную, непонятную, но все же привычку, которая переставала тяготить, доставляя больше приятных ощущений, чем раздражения. Но, видимо, напрасно.
- Мне нужно на учебу, сегодня важный день. Пойду одеваться, иначе опоздаю.
Наблюдая за тем, как мальчишка возвращается на второй этаж сквозь легкий прищур голубых глаз, Фримен еще какое-то время неподвижно сидел на стуле, обдумывая происходящее. Невольно мужчина скользнул языком по своим губам и этот невинный жест, от чего-то, полностью избавил его от легкого забытья, которое накрыло его в поцелуе. Внутри появилось какое-то чувство недосказанности, или неудовлетворенности, которое Логан не мог объяснить, но и избавиться от него так же не получалось. Бывают такие моменты, когда чувствуешь - что-то не так, и даже более того, точно знаешь от чего и почему это испытываешь, но ничего не можешь с этим сделать. На самом деле, Логан мог бы исправить это. Но, сразу же возникал вопрос, зачем? По его личному разумению и с позиции, которой мужчина придерживался всю свою сознательную жизнь, все происходило так, как должно было быть и никак иначе. И что с того, что кого-то это не устраивает? Фримен уже привык к подобному и меняться, очевидно, не собирался. Сдержанно вздохнув, он предпочел вернуться к уже остывшему завтраку, как раз в тот момент, когда Калеб вновь оказался на кухне.
- Хотел попросить тебя о том, чтобы Вито сегодня не следил за мной, как делает это теперь каждый день. Все равно маршрут один и тот же, все об этом знают, - делая очередной глоток сока, Логан замер, недоверчиво глядя на мальчишку и ничуть не скрывая своего удивления относительно его просьбы. Он не знал, что удивляет его больше - сама просьба, или то, что Калеб считает это слежкой. Возможно, но только возможно, что это в самом деле было так. Фримен не скрывал своего пристрастия, болезненной необходимости знать обо всем, что происходит вокруг него и с теми, кто ему близок. Но он бы соврал, сказав, что только этим объясняется наличие у мальчишки постоянного соглядатая. Логан хотел было прояснить этот момент, но Калеб вновь заговорил, а Фримен так и не произнес ни слова, вернувшись к еде.
- Не знаю, во сколько вернусь, Я забыл, сегодня подготовка к конкурсу, если ничего не отменят. К тому же скоро очередной концерт и, кажется, сегодня станет известно, участвую ли я в нем, вечером буду дома, наверное. Если все же захочешь приехать – позвони мне. Пожалуйста.
Оставив без ответа слова мальчишки, Логан отодвинул от себя тарелку и принялся за чуть теплый кофе. Поморщившись и решив, что такой напиток никуда не годится, он продолжал делать вид, что только это его и волнует в данный момент. Выходило неплохо. Многолетняя практика и тренинг похуизма давали хорошие результаты и теперь, когда Фрименом постепенно овладевала злость, он выглядел так же как всегда - холодно и спокойно. Даже тогда, когда мальчишка вновь оказался перед ним и поцеловал его на прощание, Логан ответил на это скромное проявление нежности машинально, напоследок удостоив Калеба одни коротким "Увидимся".
Лофт на несколько минут погрузился в полную тишину, еще сильнее раздражая мужчину. Его состояние не поддавалось описанию и тем более не было видимых причин для него, но все же контролировать эмоции, тем более оставшись наедине с самим собой, у Фримена не получалось.
- Вито, - достав из заднего кармана джинсов мобильный и быстро набрав нужный номер, Логан постарался как можно более коротко, но ясно, изложить суть дела, - у тебя сегодня выходной. Да, ты свободен, но только после того, как тебя заменит кто-то, кого Калеб еще не видел. Нет, машину оставь у дома. Прогуляйся, тебе полезно.
Мужчина нервно дернул уголком губ и, наконец-то, поднялся из-за стола, решив сварить свежего кофе. До четырех часов, а именно на это время было назначено начало вечеринки в Общественном Центре, на которую Логан так "стремился" попасть, было еще много времени, но, вопреки первоначальным планам, Фримен не собирался ехать в клуб и теперь планировал провести все это время в лофте. В голове опять роилось множество мыслей, и хотя большая часть из них не имела к делам бывшего мэра никакого отношения, он всерьез озадачился несколькими моментами, которые успели его разозлить.
Налив в чашку свежего, дымящегося кофе, мужчина вернулся за стол, упираясь взглядом в тарелку, из которой еще совсем недавно ел Калеб. Мальчишка начинал его беспокоить, при чем совсем не в том смысле, к которому за эти две недели привык Фримен. Да, именно привык. Он уже почти перестал так остро реагировать на то, что парень иногда забывался и начинал вести себя так, будто они счастливая семейная пара и должны все свое время проводить вместе. Хотя, сегодняшним утром это случилось снова, по крайней мере, так показалось Логану. Он выругался в слух, то ли от этой мысли, то ли от первого глотка кофе, который оказался слишком горячим, и закурил, откидываясь на спинку стула и прикрывая глаза.
Его не слишком радовала перспектива подобных отношений. Одно дело плыть по течению и наслаждаться тем, что имеешь, и совсем другое - постоянно отстаивать то, кто ты есть и доказывать, что это никогда не изменится. В свете этого слова Калеба о любви и о том, что он не станет ничего требовать и просить от мужчины выглядели как обещания, данные лишь с одной единственной целью - надеждой на то, что Логан все же изменится.
Фримен усмехнулся и поднялся из-за стола, затушив сигарету. Еще никогда в своей жизни он не встречал подобной наивности. Хотя.... нет, точно не встречал. Но вместе с этим, он и сам еще ни разу не вел себя подобным образом, а точнее, не спускал на тормозах то, что его не устраивало. Сейчас его не устраивало многое. Да, ему нужно было полное подчинение и повиновение его прихотям и желаниям. Логан не скрывал этого и, уж конечно, не стеснялся. Временами мальчишка был просто идеален в этом, но иногда все же переступал черту и заставлял Фримена сомневаться в том, что он хочет такой жизни. Сомнения были, но, к ужасу для самого себя, мужчина всегда приходил к одному и тому же заключению - он не хотел, что бы это заканчивалось.....
Остаток дня прошел бесполезно и скучно. Хождение по лофту в бесцельной попытке скоротать несколько часов и чтение какой-то старой и совсем неинтересной книги немного развеяли скуку, но кроме этого заняться было нечем. Более того, Логану и не хотелось ничем заниматься. На какой-то миг, сидя в гостиной и перелистывая потертые страницы, он поймал себя на мысли, что нужно полазить в шкафу и поискать тот самый костюм, который приготовил на этот вечер Калеб, но Фримен почти сразу же отмел эту идею, как нелепую и глупую. Да, ему вдруг стало крайне любопытно, как именно работает фантазия мальчишки, но собственная фантазия вдруг нарисовала такое, что ему стало не по себе и с этой идеей пришлось расстаться. И не известно, справился бы Логан с собой и с собственным любопытством, просиди он в лофте в одиночестве еще какое-то время. К счастью, довольно скоро в дверь постучали и Фримен облегченно вздохнул, обрадовавшись возможности переключиться на что-то помимо мыслей о маскарадах.
- Знаешь, - бросил с порога Доминик, который привез костюм для Логана, - я всегда удивлялся тому, зачем нужно тратить столько денег на вещи, которые потом никуда не наденешь?
Вручив Фримену чехол с его будущим одеянием, мужчина прошел на кухню, по хозяйски включая кофеварку и усаживаясь за стол.
- Я правда должен объяснять или это был риторический вопрос? - расстегивая молнию и заглядывая внутрь, проговорил Логан, не обращая на друга никакого внимания. Он уже давно привык к его выходкам, хотя стоит заметить что не ко всем, и старался не замечать вызывающего поведения. Они так долго были знакомы, что время от времени позволяли себе пропускать "сцены" приветствия, вот как сейчас.
- Я смотрю, сам ты не собираешься перевоплощаться, - усмехнувшись, заметил Логан, оценивая более чем современный костюм Доминика.
- Я же не ребенок, - парировал в ответ Дом и поднялся, что бы налить себе кофе, - к тому же, я уже давно заметил, что в своем обычной виде я получаю больше конфет и сладостей. - по его игривой улыбке сразу можно было догадаться о каких именно сладостях и конфетах идет речь. Логан поднял глаза к потолку и вздохнул, - Кто бы сомневался. Я надеюсь, ты отвезешь меня в Центр, что бы мне не пришлось тащиться в таком виде через весь город на такси?
- Отвезу, подожду, а потом я надеюсь, что мы вместе завалимся в местечко повеселее и как следует отдохнем. Ты стал таким занятым в последнее время, что я начал скучать.
Вскинув бровь, Логан наблюдал за тем, как его друг демонстративно дует губы, до смешного напоминая в этот момент маленького, обиженного ребенка. Он прекрасно понимал, что это своего рода шутка и попытка придать вечеру веселое настроение, но все же не мог отделаться от мысли, что его окружают одни младенцы.
- Хорошо, мой скучающий друг, - развернувшись и направившись на второй этаж, проговорил Логан, - я буду готов через минуту.
- Ага, - скептическое замечание вслед Фримен проигнорировал и следующие полчаса потратил на то, что бы облачиться в костюм достопочтенного джентльмена 19 века. Отражение в зеркале выглядело неплохо, хотя оригинал чувствовал себя немного скованно и неуютно.
- Трахни меня! - кажется, Доминик устал ждать, когда его бывший шеф спустится вниз и решил сам подняться, оценивающим взглядом разглядывая того со спины и присвистывая.
- Признавайся, ты именно поэтому не берешь его с собой, что бы не мешал развлекаться?
Теперь веселое настроение друга начинало раздражать. Не говоря ни слова и водрузив на голову цилиндр, как непременный атрибут костюма, Логан подошел к мужчине и отвесил ему подзатыльник.
- Молчу-молчу! - тут же пролепетал тот, потирая затылок, - Ну а если серьезно. Почему? Мальчик не заслужил выгулки в свет?
Фримен смотрел на Доминика, как на человека недалекого ума, но потом, для уверенности, решил это озвучить, - Ты идиот. Как ты себе это представляешь?
- А что? - мужчины начали спускаться вниз, продолжая свой разговор, - Ты почти развелся, да и разве Виктория имела бы что-то против?
Логан уже начал отвыкать от задушевных разговоров с Домом, но, по правде говоря, он был рад, что в последнее время они стали меньше общаться. Его постоянное желание влезть туда, куда его не звали, раздражало Фримена, и вот сейчас был именно такой момент.
- Послушай, - задержавшись в гостиной, Логан подошел к шкафу и взял с полки небольшой футляр, который оставил там не далее, как вчера вечером, - во-первых, ты рассуждаешь о вещах, в которых ничего не понимаешь, - открыв его и еще раз рассмотрев предстоящий подарок, Фримен вернулся к другу, демонстрируя ему ожерелье, предназначающееся Виктории, - никогда не проявляй подобного внимания к кому-либо в присутствии своего любовника. Это во-вторых, - поймав недоуменный взгляд Доминика и уже предчувствуя его вопрос, Логан захлопнул футляр прямо перед его носом, - у нее сегодня день рождения. Наверное, единственная причина, по которой я согласился пойти в этот центр. Ну и как, по-твоему, выглядели бы разговоры о моем юном спутнике за ее спиной? К тому же, я не уверен, что это нужно, учитывая то, как скоро может закончиться.
Теперь настала очередь Доминика удивляться, - Скоро? Да не считая твоей супруги, к счастью в ближайшее время ее можно будет назвать "бывшей", ты бьешь все рекорды продолжительных отношений! Что-то я не помню, что бы ты селил кого-то из своих любовников в собственной квартире и тратил на них столько времени и сил. И уж конечно, ты никогда не делаешь того, в чем не уверен и чего не хочешь....
- Хватит философствовать, - подтолкнув друга к выходу, Логан оборвал его рассуждения и закрыл дверь, - На сколько я помню, ты хотел, что бы мы повеселились сегодня? Так что прекрати это и поехали.
Убрав ключи в карман и направившись к лифту, Логан про себя усмехнулся, искоса взглянув на Дома. Какую бы чушь он не нес и как бы дурачился, кое в чем он был прав. Однако знать это и сделать соответствующие выводы - совсем разные вещи. По крайней мере Логан не спешил с ними.



Квест

+1

50

<<-------------------------------- Лесопарк

Позже Калеб не вспомнил даже того, как вернулся домой. Как поднимался по лестнице, минуя лифт, даже забыв о том, что он существует. Как искал ключи в том самом маленьком кошельке, который безбожно сорвал с килта. Как долго пытался попасть в замочную скважину, ругался отборным матом стучал кулаком в дверь… нет, он, конечно, не был пьян. Он просто не понимал, что делает. В своем обычном состоянии довольно стеснительный студент никогда бы не сказал таких слов, даже оставшись один. Он бы не сделал очень много из того, что пришлось сделать этой ночью. Почему было так больно? Нет, не физически, а где-то очень глубоко внутри. Наверное, болела сама душа, да только Калеб не хотел в этом признаваться. Не стесняясь более, он плакал почти навзрыд, вспоминая слова гадалки и то, что успел увидеть в лесу после того, как покинул ее шатер. Даже одно имя своего любовника ему приносило слишком много неприятных ощущений. Логан, Логан, Логан. везде это имя, оно будто преследовало парнишку, не давая покоя. А ведь он так любил произносить его, особенно во время секса, прижимаясь спиной к разгоряченной груди, чуть слышно постанывая и откидывая голову назад, хриплым шепотом долго-долго повторяя одно и то же. Это доставляло немыслимое удовольствие. Словно несколько красиво подобранных нот, сложенных в аккуратный аккорд, имя Фримена всегда звучало в кудрявой голове молоденького музыканта. Но только не теперь.
Да, он прекрасно знал о том, что мужчина ничего ему не обещал. Да, помнил это отлично и всегда освежал такие воспоминания, чтобы не начать надеяться на что-то большее, чем уже было. и все же надеялся, верил, что Логан не станет предавать его, не станет изменять… прямо на глазах. Хотя вряд ли сегодня он заметил парнишку, как и та девушка, уж слишком хорошо им было вдвоем. В очередной раз смачно ругнувшись, Калеб быстро сорвал с себя костюм, бросив его на пол и даже не попытавшись расправить. К черту костюм! Зачем он теперь? Чтобы снова порадовать того, кто уже через час или два пойдет трахать какую-нибудь девицу? Это было слишком даже для такого, как Калеб. Нет, не так. Даже для того, чей любовник всегда напоминал о свободе и отсутствии обязанностей друг перед другом. А вот как раз для О’Доннелл это было слишком в любом случае, именно поэтому он реагировал на произошедшее подобным образом. Он очень хотел бы не обратить внимания, даже, может быть, выждать, когда же все-таки они закончат, подойти к Фримену, чмокнуть в губы и спросить, как оно было. Но даже от одной мысли об этом парень содрогнулся и поморщился. Целовать того, кто только что сосался с какой-то подозрительной особой? Где он вообще взял ее в темном лесу? Да, там проходил праздник, там были люди, но зачем кидаться на первого попавшегося?
- Зачем я только связался со всем этим? – обреченно вздохнув, спросил сам себя О’Доннелл, облокотившись обеими ладонями о раковину и глядя на свое отражение в зеркале.
Уж слишком оно было… грустным? Или опечаленным. Впрочем, неважно, но Калеб знал, что вряд ли выражение лица теперь изменится в ближайшее время. Он всегда очень долго переживал. Неважно по какому поводу, но даже отъезды отца, которые были нередки в их семье, все равно они очень сильно влияли на парнишку и его состояние. Мог бы привыкнуть и даже с улыбкой провожать родителя, однако этого не происходило. И так продолжалось раз за разом. Что же говорить о том, что случилось сегодня?
Не спеша он прошел к душевой кабине, забравшись в нее и включив сначала холодную воду, дернувшись от ледяных струй, попавших на плечи, а уже после открыл и горячую воду. Настроить нормальный режим ему не удавалось добрых пятнадцать минут. Слишком холодно, слишком горячо, просто неприятно, мерзнут ноги, жарко. Измучившись, он разозлился и с силой закрутил оба крана, вылезая из душа и шлепая мокрыми ногами прямо к кровати. Теперь вообще не имела значения забота о том месте, где находился сейчас Калеб. Он все решил и, кажется, таких серьезных решений в его жизни еще не было. А еще таких поспешных, но, судя по всему, очень правильных.
О’Доннелл решил уйти. Навсегда. Чтобы Логан забыл о нем и о том, что было между ними. Зачем Фримену постоянный любовник, когда он с легкостью может найти и временных? От которых будет меньше претензий или вообще не будет. От которых можно избавиться в два счета, даже не задумываясь об их существовании позже.
Но как только Калеб забрался под теплое одеяло и уткнулся носом в подушку, он не смог сдержать слез и тихо застонал. От собственного бессилия что-либо сделать. Остаться и проигнорировать? Да только как не вспомнить больше о том, что он увидел? Логана, прижимающего эту девицу к стволу дерева, стоны обоих, быстрые движения… все это в ту же секунду начинало напоминать их совместно проведенные ночи. Тогда слова мужчины и все его поступки, как, например, предложение переехать в лофт – все обесценивалось и не стоило ни единого цента. Теперь Калеб понимал, зачем он здесь. Его задница выполняла обязательство удовлетворять потребности бывшего мэра, а смазливая мордашка была прекрасным дополнением.
- Не нужно надевать пакет на голову, - как-то нервно, срывающимся голосом произнес парень и усмехнулся, но уже через мгновение почувствовал новый ком, подкативший к горлу и даже не дающий свободно дышать.
Сколько прошло времени? Не знал даже сам Калеб, потому что не взял сюда, в спальню свои часы, так и оставив их внизу вместе с костюмом, который теперь валялся где-то у подножия лестницы. Но несложно было понять, что утро уже очень близко. Небо начало светлеть, теперь О’Доннелл мог видеть это с последнего этажа высотного дома. Красный рассвет как подтверждение состояния юного мечтателя, чьи фантазии разбились всего за несколько минут, проведенных в созерцании. Калеб лежал на кровати и даже почти не дышал, смотря в одну точку уже очень долгое время, то и дело стирая со щек непрошенные слезы. Он вспоминал их самое первое знакомство с Фрименом. Свое неудачное падение и ту сцену в загородном особняке… и тот взгляд голубых глаз, который свел его с ума в самые же первые секунды. Трудно было поверить, что теперь О’Доннелл не увидит этого. Не почувствует прикосновений, от которых всегда чувствовал мгновенное возбуждение. Но им необходимо было расстаться. Точнее, Калебу необходимо было сделать это, вряд ли Логан отреагировал бы также. Уже завтра он приведет сюда новую пассию и неудивительно, если теперь это будет девушка. В самом деле, какая разница, с кем проводить ночь, когда после ты даже не думаешь об этом «объекте»?
Калеб не заметил, как уснул, но вряд ли он проспал больше трех часов. Резко открыв глаза, парнишка снова поморщился, понимая, что совершенно не чувствует руки, которую положил под голову. Кстати, о голове. Она раскалывалась от боли в висках, что стало ощутимым уже после того, как он поднялся на ноги. Покачнувшись, О’Доннелл опять прошел в ванную, но теперь лишь сполоснув лицо теплой водой и почистив зубы. Ночной душ он повторять не захотел, уже заранее представляя, что закончится это все так же.
Через некоторое время Калеб уже спускался по лестнице, одетый и желающий выпить хотя бы кофе. Остановившись на полпути, он вдруг вспомнил, как еще вчера утром сбежал по этой самой лестнице, чтобы с довольной улыбкой обнять Логана, приготовившего ему вкусный завтрак, который парень так и не распробовал. Покачав головой и вздохнув, О’Доннелл продолжил свой путь на кухню и, порывшись в холодильнике, выудил оттуда тосты и уже нарезанный сыр. Наверное, этого было достаточно. Несмотря на то, что он ел уже очень долго, аппетита почти не было. Кофе сегодня пришлось пить растворимый, даже не подумав о том, чтобы заварить настоящий, вкусный и ароматный. Запихнув в себя пару… или тройку? бутербродов, Калеб убрал со стола и на несколько минут остановился, чтобы оглянуться по сторонам. За короткое время квартира все же стала для него домом. Пусть временным, но все же домом, в котором осталось и очень много хороших моментов. Он, конечно, еще вернется сюда за своими вещами.
На часах было десять тридцать, когда О’Доннелл вышел из лофта, заперев его ключом и отправившись в загородный особняк Логана Фримена.

--------------------------------->> Logan's House

Отредактировано Caleb O'Donnell (2012-10-28 17:02:31)

+1

51

Logan's Bentley

Человек теряет смысл жизни не тогда, когда ему не к чему больше стремиться, подобного не возможно добиться в принципе, а когда он не видит для себя того, чего именно хочет. Логан искренне надеялся на то, что он не столкнется с такой проблемой еще очень и очень долго, но на поверку выходило иначе.
Он перепробовал и испытал, казалось, уже все, что только может пережить человек, не поддающийся лени и прочим тяготам, мешающим самосовершенствоваться. Он был беспризорником, гопником, не состоявшимся сыном богатых родителей, убийцей, единственным наследником большого состояния, владельцем небольшой корпорации, мэром, владельцем клуба-казино, которое должно было стать его самым прибыльным детищем. Казалось бы, чего еще желать от жизни? Все в ней шло ровно, хоть и не всегда гладко, но шло в одном определенном направлении - вверх. Кто-то сказал бы, что после поста градоначальника карьера Фримена рухнула вниз, но он сам так не считал. Все зависело от того, под каким углом рассматривать свою жизнь и цели, которыми эта самая жизнь насыщена.
Для Логана все было просто. Он хотел - он добивался, а когда видел, что цель не оправдала средств и ожиданий, шел дальше, и даже если со стороны казалось, что идет он в прямо противоположную сторону, для мужчины это всегда был только путь наверх. Он не спорил и не доказывал свою точку зрения, он просто знал, что это правильно. Его уверенности не могло поколебать ни что и никто, но так было лишь до недавнего времени.
Если честно, сейчас Фримен жалел о том, что не поехал в свой особняк, решив остаться в лофте. Еще больше он жалел о словах, которые так опрометчиво сорвались с языка и были услышаны. Именно по этой причине мужчина не стал дожидаться Калеба и, к слову о невозможных фантазиях, искренне надеялся на то, что мальчишка каким-то чудесным образом забудет сказанное и не станет заострять на этом внимания.
Открыв дверь лофта и пройдя внутрь, Логан усмехнулся наивности собственных мыслей. Это было, пожалуй, единственным, чего хотел от него парень и вряд-ли теперь он это просто так забудет. Не включая света, довольствуясь лишь тем, что проникало в квартиру через огромные окна с улицы, Фримен скинул куртку на диван в гостиной и сразу же прошел на кухню, что бы, покопавшись в шкафах, достать стакан и бутылку виски. Нужно было выпить, и не потому что в горле пересохло или нужно было забыться. Как раз последнего Логан не хотел ни в коем случае, а вот немного расслабленности, особенно в мыслях, ему не помешало бы. Налив себе немного спиртного, он отвернулся к окну, вглядываясь в блестящие огоньки по всему городу и делая небольшой глоток обжигающего внутренности напитка.
Что-то происходило в его жизни. Причем, осознание этого уже не в первый раз накатывало на мужчину, но сегодня все стало слишком очевидно. Пора было делать признания, но не мальчишке, который услышал невольные мысли Фримена, произнесенные вслух, а самому себе. И в этом плане осложнения только начинались. Он мог произнести вслух все, что угодно, даже признание в любви. Слова, это всего лишь звуки, которые произносишь, порой думая совсем другое. Но вот принятие правды для самого себя, ее осознание и способность переварить - это было делом куда более сложным. Зачем он вообще начал думать об этом? Ах, да, он не смог сдержаться и распустил язык. Не только язык, кстати.
Еще один глоток виски и Логан замер, вглядываясь в отражение на стекле и прислушиваясь. Он слышал, как открылась дверь лофта, чьи-то слова, топот ног, а потом снова щелчок дверного замка, несколько минут тишины, и лишь только после этого вновь шаги, а за ними следом и силуэт мальчишки, позади себя.
- Обед закончился неожиданно. Но, я надеюсь, тебе понравилось все.... - Фримен запнулся, пытаясь сообразить, о чем именно он говорит, - ...... из того, что мы купили сегодня?
Он вновь отпил из стакана и в очередной раз испытал жалость от того, где именно сейчас находится. Калеб начинал вызывать у него панический страх и для этого были веские причины. Его реакция на мальчишку, мысли и действия рядом с ним, а теперь еще и слова. Никогда прежде Фримен не мог упрекнуть себя в неумении держать язык за зубами. Мужчина повернулся, присев на подоконник и продолжая пить. Спиртное всегда было плохим советчиком, но сейчас его хотелось много и что бы сразу получить нужный эффект. Тело еще не отошло от того количества коньяка, что мужчина выпил в клубе и в магазине, и сейчас поддавалось приятному состоянию расслабленности все сильнее. Но даже теперь Логан не мог выкинуть из головы не только своих слов, но и то, что произошло в машине. Казалось бы, ничем не примечательное происшествие, но именно вкупе с Калебом оно выглядело каким-то необычным.
- Ты рад и надеюсь избавишь меня от таких же слов, как сегодня утром в особняке? И уж конечно, не нужно говорить о том, что я тебя таким нелепым способом покупаю, - усмехнувшись, Логан залпом допил виски и, налив еще, сделал тоже самое, после чего забрал с собой бутылку и пошел в направлении к лестнице, - И, если ты не против, я бы сейчас с удовольствием лег спать. У кого-то завтра выходной, а у кого-то нет.

+1

52

<<------------------------- Logan's Bentley

Калебу казалось, что лифт едет невыносимо медленно. Иди так сильно хотелось оказаться в лофте? Да, именно так. За несколько пролетов он уже успел искусать свои губы до боли и теперь, подпрыгивая на месте, все смотрел на горящие цифры, которые показывали, сколько этажей они уже проехали. Охранник стоя рядом и, похоже, искренне не понимал поведения Калеба, но не решался первым заговорить с ним. Да, мистер Фримен явно умел подбирать себе сотрудников. Его спокойствие даже немного возмущало. Как так можно? На время О'Доннелл даже забыл о пакетах в руках, где мирно покоились новые вещи и даже те самые кожаные штаны, которые так смутили его в магазине. Все мысли заняли слова Логана, последними произнесенные в автомобиле. В них было что-то... по-своему печальное и в то же время приносящее надежду. Да, он до последнего надеялся, что Логан уже влюблен в него и остается только признаться в чувствах, так хорошо скрываемых под железобетонным покрытием. Однако, как это бывало и нередко, парнишка ошибся. Между ними был лишь секс, а еще иногда то, что можно было назвать подобием романтики, да и то только со стороны Калеба. Это удручало, если не сказать больше, это разрывало на кусочки, но разве О'Доннелл мог что-то сделать с тем, кто сам не желал меняться и менять что-то в своей собственной, устоявшейся жизни? Ему и самому было трудно сделать это. Сбежать из родительского гнездышка, заботливо свитого вокруг Калеба, поменять практически все в том укладе, к которому он привык, в конце концов, пойти против всяких законов природы и остаться с человеком, который смог не просто поднять руку, но и сделать больно... не только физически. Все это не укладывалось в голове до сих пор, хотя Калеб и думал беспрестанно о своей судьбе и о том, что могло ждать его в будущем, останься он с Логаном. Впрочем, другого выбора не представлялось. Он не смог бы уйти, что бы Фримен не делал с ним и с его жизнью, как бы не ломал и не переиначивал по-своему. Он не знал, к чему может привести все это, если только Логан, конечно, не поменяется и не станет хотя бы отдаленно похожим на того, кого так хотел видеть рядом с собой Калеб. Но, в любом случае, эти рассуждения не имели право на существование. Это он, молоденький мальчишка, был ведомым, а пальма первенства принадлежала бывшему мэру Питтсбурга, но и поныне не искоренившему своих диктаторских привычек Логану Фримену. Хотя, что греха таить, это было одно из качеств, которые с самого начала пленили О'Доннелла, заставили влюбиться без всякого шанса на возвращение...
- Мистер О'Доннелл? Мы на месте, - спустя несколько секунд раздался голос охранника, и Калеб опомнился, растерянно моргая.
- Ох, черт. Точно. Спасибо. Давайте мне пакеты с одеждой, здесь я точно справлюсь, - он криво улыбнулся мужчине и принял из его рук многочисленные обновки, думая о том, что нужно будет еще раз поблагодарить за них Логана.
Распрощавшись с охранником на площадке перед квартирой, Калеб выудил ключ из внутреннего кармана пальто, сделав это с большим усилием, но тут же поняв, что вряд ли Фримен запер дверь. Так и оказалось. Оказавшись в лофте, парень огляделся, удивляясь тому, что в гостиной и на кухне по-прежнему нет света. Быстро расправившись с пакетами, он закрыл дверь и прошел внутрь, надеясь как можно скорее увидеть своего любовника. Фигура Логана вырисовывалась рядом с окном. Кажется, он что-то пил, и отчего-то Калеб не решился первым заговорить с ним. В очередной раз закусив губу, он с тоской смотрел на Фримена, боясь даже подойти к нему. Все-таки этот человек все еще оставался загадкой, которую разгадать было не так-то просто. Ему ужасно хотелось сейчас оказаться в объятиях мужчины, почувствовать его дыхание на своей коже, закрыв глаза, понять, что эти надежные руки никогда не отпустят его... Передернувшись, он нервно сглотнул и сделал неуверенный шаг вперед, но в эту же секунду вновь остановился. Всему виной был Фримен, заговоривший как-то внезапно.
- Обед закончился неожиданно. Но, я надеюсь, тебе понравилось все.... из того, что мы купили сегодня?
Едва заметно улыбнувшись, Калеб тихо ответил:
- Да. Очень понравилось все... что мы купили, - конечно, ни один из них не имел ввиду одежду, но нарушать эту недосказанность своей прямотой уж очень не хотелось, - спасибо, Логан. Я очень рад, что могу быть с тобой. Я рад сегодняшнему дню.
Лукавил. Вряд ли можно было радоваться встрече с бывшей супругой своего любовника. Вряд ли вообще можно было радоваться этой особе в любой ситуации, и О'Доннелл удивлялся, как они с Логаном находят общий язык. Хотя... если учитывать их похожесть характерами... закатив глаза, он покачал головой, но больше ничем не выдал своего недовольства тем, что произошло в клубе.
- Ты рад и надеюсь избавишь меня от таких же слов, как сегодня утром в особняке? И уж конечно, не нужно говорить о том, что я тебя таким нелепым способом покупаю.
- Нет, я, конечно, не буду...
- И, если ты не против, я бы сейчас с удовольствием лег спать. У кого-то завтра выходной, а у кого-то нет.
- Не буду против.
Закончить разговор не получалось так, как было задумано. Но с Фрименом это вообще очень редко случалось. Проследив за мужчиной, Калеб как-то заметно расслабился, когда тот скрылся наверху. Странное ощущение, но именно оно сейчас не давало покоя. Что же такого произошло? Казалось бы, ничего особенного. Ведь это всего лишь слова! Но парнишка никогда не относился к словам, будто они - ничто. Что ж, во всем нужно было искать свои положительные стороны. Логан сказал, что, возможно, сможет полюбить... и за это необходимо было цепляться. И для этого нужно было делать все, что только было в силах Калеба.
Он снял с себя пальто, оставляя его в гостиной, рядом с курткой Фримена, и поднялся в спальню, ступая тихо-тихо, будто боялся разбудить мужчину, хотя и знал - тот вряд ли еще спит. Бессмысленно было говорить что-либо, поэтому молча раздевшись, Калеб сел на кровати, где под одеялом уже лежал его любовник. Этот момент напомнил ему вчерашний день. Точнее, утро, когда почти вот также он лег рядом с Логаном, после своего, наверное, самого неприятного события в жизни. Но сейчас все было иначе. Он до сих пор слышал у себя в голове эти слова, и именно они подталкивали парнишку к приступам нежности, которые он сдерживал в себе, прикладывая невероятные усилия.  И все-таки Калеб прилег рядом, осторожно, даже не касаясь Логана, но истинные желания взяли над ним верх. Придвинувшись ближе, он уткнулся носом в плечо мужчины и чуть слышно вздохнул. Усталость навалилась на него тяжелым грузом, что нимало удивило. Но почему-то это ощущение оказалось очень приятным, особенно в сочетании с тем, кто находился рядом.
- Я бы хотел побольше таких дней. С тобой, - почти одними губами прошептал Калеб и, подтянувшись наверх, поцеловал Фримена в щеку, а уже потом в уголок губ.
Положив ладонь на грудь Логана, он замер, словно спрашивая разрешения у мужчины, и все-таки обнял его, прикрывая глаза, мгновенно согреваясь под одеялом и сонно вздыхая.

+1

53

К счастью, мальчишка был не слишком разговорчив. Сейчас это радовало, хотя, подобное доставляло радость постоянно, вот только не всегда Калеб говорил на столько мало. Возможно, его не вдохновляло настроение самого Логана, передающееся так или иначе, а быть может он просто не знал, о чем говорить. Хотя, с большой долей вероятности, мужчина ссылался на то, что парень обдумывает услышанное в машине. По крайней мере Логан не мог выкинуть из своей головы мысли об этом. Пройдя мимо мальчишки и всеми силами стараясь не смотреть на него, Фримен поднялся в спальню, не спеша поставил на тумбочку возле кровати бутылку и со стаканом в руках, в котором еще оставалось немного виски, пошел к шкафу, что бы раздеться. Много времени это не заняло, но дало возможность примериться с собственными мыслями и сомнениями, которые они вызывали. Избавившись от одежды полностью Логан вернулся к кровати, на ходу допивая спиртное, и залез под одеяло.
Калеб задерживался, хотя мужчина понятия не имел, что будет, когда он поднимется сюда. Будут-ли вопросы, или на этот раз обойдется без них? Стоило отругать себя за излишнюю несдержанность, но так как Логан не привык к этому, то и на этот раз решил обойтись своим привычным "так надо". Сказал, значит именно этого и хотел, по другому в жизни бывшего мэра и быть не могло. Он слишком хорошо знал себя, что бы сомневаться в правильности этого утверждения. А если хотел, значит прислушался, не ко всему, что успел услышать за сегодняшний вечер, но к главному. Наконец-то мальчишка появился в спальне, а Логан даже не пошевелился, наблюдая за ним и выдавая себя лишь движением глаз. Парень, казалось, все еще боялся Фримена. Хотя, почему казалось? Мужчина был в этом уверен, однако не стал бы отрицать, что не хочет этого. Тем не менее, изменить себя вот так, всего за несколько недель не смог бы никто, даже при большом и искреннем желании. Вот и Логан оставался самим собой. Пока.
- Я бы хотел побольше таких дней. С тобой, - мужчина не знал, стоит-ли отвечать на это, точнее, он был уверен в том, что говорить не нужно. Натянув на парня одеяло, пока тот целовал его, Логан вздохнул - слишком заметно для обычного вздоха. Сказывалось напряжение, которое, буквально, витало в воздухе. Кто бы мог подумать, что одна невинная фраза вызовет такую реакцию, причем, как думал Фримен, у них обоих.
- Только со мной, - после долгого молчания мужчина все же заговорил и, как ему казалось, он ясно давал понять, что уловил в поведении мальчишки нежелание повторять сегодняшний обед. Приподняв голову и взглянув на него, Логан подался немного вперед, что бы коснуться губ Калеба своими, целуя его не слишком развязно, по с частичкой той страсти, которая все еще блуждала в нем после случившегося в машине, - Давай спать, - прошептал Фримен очень тихо, когда поцелуй был прерван, а он всматривался в глаза мальчишке, облизывая губы. Откинувшись на спину, мужчина прижал Калеба к себе и вновь потянул одеяло, сбившееся немного, что бы как следует укрыть их обоих. Не смотря на желание, сон не спешил приходить, и виной тому были все те же невеселые мысли Логана. Но, надо заметить, невеселыми они были лишь для него, а вот если бы мальчишка узнал хоть одну из них, наверняка это бы здорово изменило его настроение.

17 ноября
Раньше субботние дни, да и все выходные, в принципе, были для Логана спасением. Он оставался один в особняке, предпочитая проводить свободное время за размышлениями и бесцельным шатанием по огромному дому. Теперь многое изменилось. Не то что бы с этого дня, но вот уже несколько недель мужчина проводил не только все выходные, но и каждую свободную минуту в клубе. Нет, там не было столько много работы и тем более проблем, которые требовали личного участия Фримена. Причина для внезапного всплеска трудоголизма была банальна и проста, как элементарная арифметика для профессора математики. Вот уже две недели Логан старательно избегал общества своего молодого любовника. При этом очень часто он оставался на ночь в лофте, но ложась в постель, почти сразу же засыпал, или делал вид, что засыпал. Вообще, что-то странное творилось в эти две последние недели с Фрименом. Он не притрагивался к Калебу, лишь изредка целуя его и проявляя все свои желания в скупых объятиях перед сном. Логан прекрасно понимал, что именно с ним происходит, но даже самому себе втолковывал, что все это лишь из-за желания дать парню время на зализывание ран. Конечно же, в прямом смысле этого слова. Но нужно было совершенно не знать этого мужчину, что бы поверить в подобное оправдание, хотя Логан всем своим видом и поведением показывал именно это. Что творилось в это время у него внутри было трудно описать, а представить так просто, без объяснений, так и подавно. Фримена и самого не устраивало такое положение вещей, но он попросту не мог разобраться в себе.
Сегодня утром он проснулся с отвратительным чувством незавершенности. Проснулся слишком рано, за пару часов до необходимого времени. За окном едва начало рассветать, но уже было ощущение, что сон, как рукой сняло. Рядом сопел Калеб и к этому, как ни странно, Фримен уже успел привыкнуть. Если бы он был чуть более чувствительным, он бы признал, что ему нравится просыпаться в обнимку с мальчишкой, рядом с ним, вместе с ним. Не важно. Главное, нравилось это ощущение - горячее после сна тело рядом, с которым хотелось сделать.... очень многое. Хотелось, но не моглось. За последние две недели фантазии Логана, казалось, стали еще более откровенными, и чем дольше он сдерживался, тем больше их становилось. Мужчина осторожно выбрался из кровати, но сразу не ушел, стоя возле нее какое-то время и наблюдая за спящим парнем. Рука невольно потянулась к нему, убирая с лица выбившиеся пряди. Мальчишка был прекрасен,  и Логан признавал это про себя, вслух и мог повторить любому желающему задать наводящий вопрос. Желающих было не слишком много, но пару раз Доминик уже успел услышать от бывшего мэра подобное. Фримен усмехнулся, вспоминая выражение лица друга во время одного из последних разговоров. Чтож, такова была цена дружбы - выслушивать то, что не дозволено знать другим. Едва сдержав немного обреченный вздох, Логан все таки отправился в ванную. Принятие душа обычно приводило его в чувства, но сегодня это было вызвано исключительно необходимой гигиеной. После водных процедур возвращаться к кровати мужчина не стал, для начала одевшись и только после этого вновь подошел к спящему. Что-то нужно было делать совсем этим. Нет, не конкретно с мальчишкой, хотя и с ним тоже, а с собственной неопределенностью. Логан прекрасно понимал, что ведет себя не правильно, даже по его собственным понятиям, но вот переступить через барьер, который нарисовался из ни от куда, было практически невозможно. И это ощущалось так же явно, как и желание поскорее уйти из лофта, лишь бы не нарваться на еще один разговор с мальчишкой, полный вопросов на которые Логан не мог и не хотел отвечать. В принципе, это было нормальной ситуацией для Фримена, но именно сейчас он чувствовал, что не имеет достаточных оснований для подобного поведения. Это тоже стало чем-то новым в его существовании - чувствовать, пусть и совсем немного, вину за происходящее. Но обольщаться не стоило. Логан винил себя лишь в том, что не мог откровенно признаться Калебу в своих сомнениях. Вести себя как прежде? Не получалось, хотя мужчина очень старался. Полностью измениться? Не хотелось, потому что тогда Логан рисковал потерять самого себя. Склонившись над кроватью, Фримен провел по волосам парня ладонью, едва их касаясь, и поцеловал в щеку, решив, что у него впереди целый день, что бы разобраться с подобными мыслями.

Частный клуб-казино "Second Chance"

+1

54

Ему снилось что-то очень теплое. Такое, что даже во сне Калеб не переставал улыбаться и тихонько урчать от удовольствия. Наверное, из-за того, что Логан был рядом. Парнишка как-то чувствовал это, а посреди ночи и вовсе просыпался, но, видя спящего мужчину, только больше радовался. Еще и тому, что наконец-то Фримен останется с ним. По крайней мере, он очень надеялся на это.
Конечно же, все сны его были об одном человеке. Очень редко Калеб видел что-то другое. Только перед самым конкурсом ему привиделось, что судьи выдают самые низкие баллы, а любимые преподаватели смотрят с неодобрением. Этого очень не хотелось, потому что две недели О'Доннелл усиленно готовился к выступлению, музыка не покидала его кудрявую голову, а ноты он носил за собой по всему лофту, то разбрасывая их, то снова собирая и старательно выучивая каждую строчку. Впрочем, в субботу, как он сам думал, ему не придется заботиться о чем-то, кроме присутствия Логана Фримена здесь...
Калеб проснулся очень резко, сначала даже не разобравшись толком, сколько сейчас времени и какой день недели.
Разговор
Телефонный звонок немного выбил парня из колеи, но все-таки нужно было вставать. Да и другого выбора не оставалось. Логана рядом не было, и все надежды на отличное проведение выходного вмиг рухнули. Нет, встреча с Фредериком прибавляла плюсов, но никак не могла заменить для Калеба его любовника. Он тоскливо посмотрел на ту половину, где еще несколько часов назад мирно отдыхал Фримен и с тихим стоном перекатился туда, утыкаясь носом в подушку. Она еще хранила на себе запах мужчины, поэтому О'Доннелл мечтательно прикрыл глаза и закрылся одеялом с головой, представляя, что руки Логана заключают его сейчас в сильные, но по-своему нежные объятия.
Все эти две недели происходило что-то странное. Калеб искренне верил в то, что Фримен устает на работе, он понимал это и старался не особенно доставать его своим вечным желанием переспать. Хотя это приносило свои неудобства. Видеть рядом любимого человека и не иметь шанса прикоснуться к нему - это настоящее наказание. Только вот за что? Казалось, что за несдержанность самого Логана. А заодно за то, что в свое время парнишка не смог удержать язык за зубами. Но это было прошлым делом, теперь же предстояло разобраться в том, что бывший мэр его почти не трогал, не считая невинных поцелуев на ночь и иногда - легких, ничего не значащих прикосновений. В голову приходили самые ужасные мысли. Например, о том, что его больше не хотят, он больше не желанен так, как был. Но вот так внезапно? Нет, эту идею он быстро отметал, иначе плохое настроение грозилось свалиться на него тяжелым грузом, что было бы не слишком приятно. Калеб старался ненавязчиво обращать на себя внимание, но выходило у него откровенно плохо. Перед сном он специально раздевался перед Логаном, благо, синяки уже "отцвели", а некоторые доживали последние деньки. Ложился так близко, чтобы мужчина почувствовал жар его тела, но все тщетно. Почему так? Вопросов становилось все больше, но некоторые Калеб не решался задать, а на некоторые Фримен просто не отвечал, заставляя парня гадать и выдумывать небылицы. Это здорово сбивало с толку, и отвлекаться-то не выходило, разве что на репетициях, которые, к слову, становились все более утомительными.
Калеб понял, что уснул уже через несколько часов, когда открыл глаза и протянул руку, чтобы взять мобильный. То, что высветилось на экране, заставило О'Доннелла буквально подпрыгнуть на кровати и вскочить с нее с таким видом, будто где-то совсем рядом подорвали бомбу. Хорошо еще, что с Фредом они договорились встретиться не через пару часов. Иначе парнишка бы здорово облажался. Первым пунктом назначения был душ, и это действие отменять не хотелось. Нужно было придать ясности уму и памяти, которые после долгого сна все еще пребывали в режиме ожидания. Несколько лет института, когда приходилось собираться очень быстро, давали о себе знать. Калеб пришел в себя уже после десяти минут под теплым душем, а затем и вовсе сделал это холодным, чтобы окончательно выбить из себя желание снова завалиться в кровать.
Мысли о Логане все же не давали сосредоточиться. О'Доннелл остановился в гостиной и огляделся по сторонам, не зная, что именно ему нужно, хотя и помнил, что пришел, чтобы выпить чашку кофе на кухне. Ему казалось, что любовник обязательно узнает об этой встрече и вообще о том, что они с Морелем - друзья. Или хорошие знакомые? В сущности, неважно, главное, чтобы этот факт его биографии остался незамеченным. Нет, Калеб не боялся видеться с друзьями, но так как их почти не было, а если и встречались, то девушки, Фредерик выглядел на их фоне немного иначе. Какой там немного! Представив, как они сидели в кафе, парнишка передернулся. Ничего неприятного, разве что... реакция мистера Фримена. Да, Калеб боялся его, но и любил. Ему не хотелось, чтобы мужчина подумал что-то не то, но ведь шанса все объяснить ему никто не даст...
- Черт. Хватит! Откуда он может узнать? - это, конечно, не успокоило, но все-таки О'Доннелл заставил себя съесть несколько бутербродов, запив их ароматным кофе и наспех одеться.
Фредерик не назначил точного времени, но парню все равно было неудобно. К тому же Логан наверняка придет сегодня именно сюда, а не в свой особняк.
С чего же ты так решил? Особенно после двух недель воздержания, - в ответ на голос подсознания Калеб тихо вздохнул и накинул пальто.
Он все еще не привык одеваться в то, что они купили с Фрименом в дорогом магазине. Отражение в зеркале казалось ему нескладным и недостойным такой одежды. Однако, расправив плечи и улыбнувшись самому себе, О'Доннелл немного осмелел и, выудив из сумки ключ от лофта, бросил ее в сторону. Сейчас брать с собой ноты было даже неуместным.
Адрес Фредерика Калеб вспоминал, уже спускаясь на лифте. Добираться ему все равно нужно было на автобусе, новенький Феррари он попросту боялся использовать, хотя пару раз и приезжал на нем в университет, страшно гордясь своей "игрушкой". Довольно улыбнувшись, он прикусил губу. И все-таки ему нравилось все, что для него делал Логан. Пусть он и не был таким, каким мечтал видеть его парнишка. Все это казалось поправимым или не столь существенным. И вот сейчас, да и вообще в такие минуты Калеб начинал чувствовать себя спокойным и счастливым. Это подкупало.
Он вышел на улицу с абсолютной уверенностью в том, что сегодняшний день еще принесет ему много хорошего.

--------------------------------->> Квартира Мореля

+1


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Лофт Фримена