QaF: last story from Pittsburgh

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Кафе "Blue Note Cafe" ·


Кафе "Blue Note Cafe" ·

Сообщений 1 страница 20 из 114

1

Маленькое уютное кафе, оформленное в современном стиле. Здесь всегда можно выпить чашечку ароматного кофе и отведать свежей выпечки.

0

2

<<---------------------- Brian's loft

Тейлор повел Линдси к его бывшему дому, попутно рассказывая про то, что мать сейчас также занимается продажей квартир, Молли за год стала совсем взрослой…
- А вот отец, я совсем не хочу про него говорить. Представляешь, он звонил мне недавно, - горько усмехнулся Джастин, когда они уже подходили к кафе, - я, наверное, зря тебе все это рассказываю? Прости, Линдс, но просто… мне до сих пор тяжело осознать то, что ему, на самом деле, нужен не сын, а деньги. Он увидел журнал, помнишь, в котором тогда напечатали про меня в первый раз? А этот выпуск вышел совсем недавно, там были фото нескольких моих работ и новость о том, что скоро должна была состояться довольно крупная выставка с моим участием.
Джастин открыл дверь кафе, пропуская вперед Линдси, и сразу оглядевшись по сторонам.
- Мда, здесь все-таки многое поменялось. Последний раз я был в этом месте еще до знакомства с Брайаном, - парень улыбнулся, вспоминая, как ходил в кафе вместе с Дафной.
Когда парочка уселась за столик, Джастин продолжил:
- Так вот, теперь мой отец хочет, чтобы я каждый месяц отсылал ему довольно крупную сумму денег. Говорит, что его фирма сейчас не очень успешна и терпит временные трудности, - он отстраненно пожал плечами и вздохнул, - но он мне больше не отец и никогда им не будет.
Его голос дрогнул, и как раз в этот момент к ним подошла официантка, но Тейлор отвернулся, стараясь привести себя в нормальное состояние, предоставив Линдси право сделать заказ. О своем отце он мало кому говорил, даже в беседах с мамой они очень редко касались еще одного родителя. Джастин до сих пор чувствовал себя виноватым в распаде семьи, хотя и знал, что его отец – редкостная скотина. Девушка, записавшая в блокнот все пожелания Питерсон, улыбнувшись, ушла и Тейлор, наконец, поднял взгляд.
- Давай лучше о вчерашнем вечере. Знаешь, это все было как будто во сне, - парень смог улыбнуться, отгоняя подальше невеселые мысли, - похоже, намечалось большое празднование, но я видел лишь самое начало, которое мало чем отличалось от обычной ежедневной вавилонской тусовки. Кстати, увидел на этом празднике жизни Майкла, он сказал, что Бен уехал на Тибет, ты знала? Видимо, это я один совсем забыл про всех со своим Нью-Йорком и постоянной суетой. А иногда так хотелось прогуляться по тихим улочкам вечером, снова увидеть радужные флаги, развешанные буквально на каждом шагу, забрести к Дебби, получить от нее оплеуху за неприкрытое горло, - Тейлор засмеялся, показывая белоснежные зубки.
Джастин повернулся к окну, вздохнув и вспоминая, что сегодня в Нью-Йорке, вот в это самое время, должен был помогать организаторам выставки, указывая куда лучше повесить ту или иную его картины. Также на его плечах лежали все заботы об оформлении зала, Мартин очень надеялся, что его «милый мальчик» серьезно отнесется к такому мероприятию. Вместо этого Тейлор взял и вот так неожиданно уехал сюда, наплевав на важное мероприятие, в котором он играл далеко не последнюю и вообще, чуть ли не главную роль, ибо картин других художников на выставке должно было быть не более четырех от каждого. Внезапно у Джастина проснулась совесть, и он нахмурился, задумчиво проговорив:
- Может быть, мне вернуться хотя бы на мою выставку? Жаль, что ты не можешь видеть моих картин, Линдси, - он взял женщину за руку и улыбнулся, - Нью-Йорк все-таки вдохновил меня на многое, я бы очень хотел показать тебе их! Ведь даже первые мои работы увидела именно ты. Если бы этого не произошло, сидел бы я сейчас в университете и рисовал заданные преподавателем композиции или… вообще не рисовал бы.
Он вдруг вспомнил, как именно Питерсон привела его к той художнице в инвалидном кресле, подарившей Джастину одну из своих картин.

+2

3

<<---------------------- Brian's loft
Всю последующую дорогу, прям начиная от квартиры Кинни, Линдсей все не уставала слушать рассказ Тейлора про жизнь его матери и сестры. И с большим удовольствием наблюдать за лицом Солнышка, и по великой случайности вставлять пару слов. Вернее Линдсей не так что бы была и молчунья, но и болтушкой никогда не была. Потому она просто задавала наводящие вопросы, не более. И с вежливой учтивостью выслушивала все сказанное Джастином. Она искренне радовалась за парня, что у того осталась хоть часть близких родственников. Его мать была потрясающей женщиной. Когда-то приняла своего сына таким как он есть, и не пыталась его переменить. Обстоятельства, да, но не сына. Но сама блондинка не могла ее винить, когда Дженифер увидела Кинни, то сразу воспылала к нему недоверием. И как мать, сама Линдси прекрасно понимала миссис Тейлор. И хоть она и знала Кинни, и верила в него даже больше чем он сам, но все же она бы несколько раз подумала, а не стоит ли оттащить своего сына от подобного типа. Но Дженифер заслуживала просто заоблачных оценок за терпение и любовь к своему сыну, и в этом женщина жутко завидовала, по доброму, прекрасно понимая, что ей подобного никогда не видеть. Ее семья под такие ее дифирамбы никогда не попадала, хоть ей бы и хотелось этого.
Хотя был в семье Джастина тот, кто так его и не принял, все пытался его изменить. Слушая про тяжелые отношения Джастина с отцом, блондинка пару раз сжала руку Тейлора, как бы показывая что она тут, что понимает его, что слушает, а главное что поддерживает. Она кивала на его вопросы, или качала головой, но при этом не прерывала рассказ про отношения с отцом, давая выговорится мальчику. Тут уж она ничем не могла помочь, даже советом, в ее ситуации, советчиком быть сложно. Какой она могла дать совет? Ее собственный отец был самым настоящим подкаблучником, и делал все как скажет миссис Питерсон. Сама же она не желала общаться с Линдсей, ну хоть до тех пор пока сама блондинка, по словам своей благопристойной матери, не перестанет позорить их семью. Ну а про сестру Линдс и совсем говорить не желала. Так что как видите, в теме, а как сохранить хорошее отношение в гетеросексуальной и гомофобной семье, Питерсон не блистала знаниями. Потому могла помочь Джастину только тем что выслушает, ну и может подскажет как пережить такое отношение. Хотя наверное самым лучшим в данном деле будет не надеяться на то что отец, поймет и примет Джастина, если за столько лет не смог, то наверное уже никогда не сможет сделать над собой такое усилие.
Прибыв в пункт назначения, Питерсон стала осматривать помещение, не переставая слушать Джастина, и когда тон его переменился, все внимание женщины, снова было приковано к говорившему парню. Конечно самая лучшая защита, это отрицание, но оно ни к чему хорошему не приведет.
В ту самую секунду когда Джастин взял перерыв, к их столику подошла официантка. Сделав заказ себе, и также заказав пареньку кофе, она вновь все свое внимание обратила на Тейлора, понимая что скоро ей предстоит услышать что-то еще. И конечно не ошиблась. Она с превеликим удовольствием слушала восторженную речь про вечеринку. Ну а как иначе, как не восторженную, ведь она касалась Брайана, а все что его касалось вызывало восторг у Джастина. Хотя было время, когда мальчик хотел жить немного иначе.
На вопрос про Майки и Бена, она смогла только кивнуть. Конечно они созванивались, а как по другому? Первые слова дочери, что уже обрели хоть какой-то смысл, Новотны услышал по телефону. Да и просто поговорить а том о сем, поделиться родительским опытом, порадоваться за их счастливую семью, что может быть лучше среди друзей.
Линдсей не сводила заинтересованного взгляда с парнишки, когда им принесли заказ, но даже не отвлеклась на девушку, приковав все свое внимание к Джастину. После всего только что сказанного, поле мучительных для Солнышка воспоминаний, Питерсон не могла не высказать свое участие. Протянув руку, и сжав пальцами ладонь Джастина, Линдс в который раз попыталась его успокоить, и направить на правильное решение. - Я уверена что еще их увижу, и буду с гордостью всем говорить что это нарисовал Солнышко. И в Нью Йорк стоит съездить, это ведь твое существование в тех картинах. И еще, не переставай верить в себя. То что я когда-то подстегнула твое мастерство, не уменьшит твоего несомненного дара. И если опять решишь сделать перерыв, ты мне скажи, приеду и разберемся с таким не подходящим желанием. Сразу у меня за кисть или карандаш возьмешься. - Сказав это, Линдсей опять улыбнулась и потрепала парня по руке. - Так, с мотивацией мы все решили. Но ты мне про Нью Йорк расскажи. У тебя ведь должно быть впечатления про этот город. Говорят что он не оставляет равнодушных. Этот город можно любить или ненавидеть, найти себя или потерять, но остаться к нему равнодушным невозможно. Так что выкладывай, какой сюрприз ты нашел там? И давай в подробностях, твоя жизнь не может быть скучной, как жизнь канадской домохозяйки. - Вновь улыбнувшись, Линдсей принялась за свой кофе пока он не остыл.

+2

4

И все-таки Линдси умела вдохновлять так, как никто другой. Прошел год, но женщина оставалась все той же улыбчивой, доброй и замечательной Линдси Питерсон, которая может подержать за руку, сказать пару слов и от этого настроение резко подскакивало вверх. Хотя, что скрывать, настроение Джастина не было плохим, хотя, утренний «инцидент» нельзя было назвать чертовски приятным. Успокаивало только одно – поблескивающее колечко на пальце. Оно давало уверенность в том, что Брайан действительно улетел по делам, что скоро вернется, что… любит. Черт, он же сказал это! Не будучи пьяным или под легкими наркотиками, а вот так, просто, не выжимая из себя слов. Тейлор расплылся в улыбке, отводя взгляд и задумываясь о своем… как теперь называть его? Муже? Это даже не укладывалось в голове, но от одной лишь мысли где-то в душе приятно теплело. Машинально Джастин вытащил из кармана куртки телефон, чтобы посмотреть на время. Нью-Йоркская привычка, всегда высчитывать где тебе нужно быть в данный момент: на очередной выставке, присутствовать на оценке картин, поступивших в галерею или… с тем, кто теперь не значил для Джастина ровным счетом ничего. Парень вдруг почувствовал острую потребность в голосе Кинни. Прямо здесь и сейчас.
- Линдс, прости, мне нужно позвонить, я сейчас, - улыбнулся он женщине и отошел к барной стойке.
Странно, с каких это пор у него были секреты от Питерсон? Он знала его жизнь лучше, чем, наверное, он сам! Но сейчас было по-другому… первый разговор в качестве супругов должен быть стать чем-то интимным, по крайней мере, так казалось Джастину. Глупый маленький мальчишка с душой романтика. Тейлор усмехнулся и посмотрел на дисплей, быстро бегая пальцем по клавишам, чтобы найти знакомый номер.
Разговор с мужем.
Скинув вызов, Джастин облегченно выдохнул, прикрыв на секунду глаза и вспоминая любимый голос. Любимое лицо, любимую улыбку… да, он встанет завтра с утра пораньше и приготовит Брайану какой-нибудь сюрприз. Но это обязательно нужно было еще обдумать, поэтому Тейлор решил для начала хотя бы вернуться домой. Но перед этим рассказать Линдси о Нью-Йорке. Пока парень возвращался к столику, он думал с чего начать. Вся его жизнь в Большом Яблоке последнее время вертелась только вокруг Мартина Грея, поэтому сложно было не упоминать его.
Черт, чего ты боишься, в конце концов? Этого человека больше нет в твоей жизни, не делай из этого такую огромную тайну!
И внутренний голос был прав. Сев на свое место, Джастин увидел чашку кофе и, с удовольствием отпив глоток, принялся в красках описывать Линдси Нью-Йорк.
- Как ты знаешь, сначала я жил у друга Дафны, поэтому видел мало, был начинающим художником, таких в Яблоке десятки и все хотят славы. Хотя, некоторые из них полные бездари, - он поморщился, - этот Джеймс жил очень далеко от центра, так что картина за окном ограничивалась двумя похожими двухэтажными домами и одним кафе с потускневшей вывеской. Но, знаешь, я был рад и этому, тем более, эмоций и так было хоть отбавляй. Крупные галереи, куда я отсылал свои резюме, иногда приглашали меня на собеседования… ты не представляешь что это такое, Линдс! Наша Питтсбургская галерея по сравнению с ними…
Он запнулся, вспомнив, что Питерсон работала в этой самой галерее.
- Ой, прости. Ну, я хотел сказать, что уровень выше и вообще… а потом. Мне прислала ответ художественная галерея «Арт Хаус». Они сказали, что восхищены моими работами, вот тогда все и закрутилось. Многим благодаря, - снова заминка и испуганный взгляд на женщину, - ее директору, мистеру Грею. Я побывал на светских тусовках, приемах, чопорных выставках… и понял, что лучше той, что устроил тогда Эммет, не было и не будет.
Парень засмеялся. Это действительно было так. Все эти скучные мешки с деньгами приходили не посмотреть на картины и уж тем более не купить их, а только для того, чтобы потрясти своим кошельком.
- Но да, ты права, Нью-Йорк никого не оставит равнодушным. Это нужно только увидеть… изобилие ярких цветов, толпы народу, говорящих на разных языках. Тем есть жизнь, Линдс, - вздохнув, произнес Джастин, но тут же поднял взгляд, - но, ты не подумай, я ни в коем случае не жалею. Там нет самого главного, что есть в Питтсбурге. И мне не нужна сомнительная слава в Нью-Йорке, где тебя, твою одежду и твоего спутника оценивают строже, чем какие-то там картины. Кстати, о них. Одну я написал для Гаса, забавно, да? Просто однажды вышел из своего кабинета и увидел в выставочном зале мамочку с таким же черноволосым мальчишкой… мое вдохновение не могло упустить такой шанс, и я из кожи вон вылезу, но картина будет у вас уже очень скоро.
Джастин отпил еще кофе, наслаждаясь насыщенным ароматом и снова достал телефон, посматривая на часы.
- Черт, я, наверное, никогда не избавлюсь от этого. Просто… именно сейчас я должен был указывать мастерам куда вешать мои картины, - он как-то грустно улыбнулся и решил сменить тему, - знаешь, думаю, жизнь домохозяйки, такой как ты, меня очень заинтересует. Ты где-нибудь работаешь сейчас? Наш последний разговор, он… в общем, не получилось поговорить про вас, ты же помнишь… кстати, а ты сама больше не рисуешь? У тебя же так здорово получалось, Линдс!

+1

5

Лндсей смотрела на паренька поверх своей чашки, из которой быстрыми и мелкими глотками пила кофе. Вкус как дома. Так это пронеслось в ее голове. Она ничего не ела с момента прибытия, слишком воодушевленная самим моментом того, что она дома. В самолете подавали всякую дрянь, по другому это и не назвать. Да и во всем Торонто не найти такого кофе каким их потчевала Дебби. Да и той атмосферы там не было. Ничто не могло заменить немного чудаковатой миссис Новотны.
Линдс рассматривала пар что отходил от чашки, и была отвлечена от этого очень интересного занятия словами Джастина о звонке.
Проводив Солнышко немного удивленным взглядом, лично она надеялась на интересную и жутко захватывающую историю про Большой город, про толпу поклонников, а тут он решил опять ускользнуть. Как настоящих шахерезад, распаляет интерес слушателя.
Проводив мальчика взглядом, Питерсон откусила кусочек от выпечки, и вновь глотнула кофе. И тут ей пришла ужасающая мысль. Она ведь не позвонила Мелани, так была захвачена своими нахлынувшими воспоминаниями и впечатлениями. Меня четвертуют.
Блондинка тяжело вздохнула, как пловец перед прыжком, и набрала номер своей, самой любимой женщины. Еще и не успев сказать привет любимая я так скучала, Линдсей сразу отвела трубку от уха, ведь оттуда полился ор Мелани. Про безответственность Питерсон, и ее бесстыдство, ведь так поступать с теми кто ее любит просто непозволительно. Дав Мелани откричатся, Линдсей попыталась объяснить что да как, и почему, но на ее разумные доводы, такие как : она не видела город больше года, хотела увидеть друзей и так далее. На эти ее тихие речи Маркус сразу с презрительным смешком выдала, что Питерсон помчалась на встречу к своему разлюбезному Брайану, а про нее и малышей совсем забыла, а они волновались. Вот тут Питерсон немного выпала, по какой такой причине можно было беспокоится, если она улетела только сегодня рано утром. А тут как оказалось произошло столько событий, что блондинка так и застыла с открытым ртом, не донесенной чашкой в руке, и все сильнее расширяющимися глазами от ужаса и недоверия. Мелани рассказала о том, что показывали некоторые новости канадского телевидения, Америка все же была слишком близко, дабы обойти столь важные и трагичные новости. И что она выискала в интернете. Оказалось, что самолет на котором летел Бен Брукнер, их общий друг, и муж Майки. Летел именно этим рейсом, и был одним из тех кто сильно пострадал и попал в больницу. А так же сама Мелани пыталась дозвонится Майки, но все время шел сбой, потому она не знала что там, да как. Эта новость так ошеломила Питерсон, что она на скорую руку узнав все ли хорошо у Мел и детей, и сказав что у нее все отлично, собралась перезвонить Новотны, и пообещала отзвониться потом Маркус, и сказать как обстоят дела.
Сразу после того, как блондинка нажала отбой, она стала названивать Майки. И с первого звонка таки дозвонилась ему. Узнав как обстоят дела и что сейчас никто не чем ни может помочь, женщина пообещала приехать немного попозже, поддержать Новотны. Попрощавшись с Майки, блондинка с очень серьёзным видом, стала допивать свой кофе, сосредоточившись на нем сверх меры. Такое складывалось впечатление, что если она не будет так концентрироваться на своих движениях, то или чашка убежит, то ли она сама прольет содержимое на себя. И даже возвращение Джастина она поначалу не заметила, только когда паренек заговорил. Она подняла взгляд на это сияющее лицо, и не смогла сдержать улыбку. Хоть и получилась она далеко не такая радостная как раньше. Она слушала очень внимательно, пытаясь и отвлечься, и придумать как сообщить не очень хорошую новость Тейлору. Она слушала внимательно, запоминая информацию, и то как ее подает Солнышко. На воспоминания про Эммета, блондинка наконец смогла, после услышанной новости, искренне улыбнутся. Она знала что их милая хостес Эммет, способна и не на такие подвиги. Про упоминание картины для Гаса, Линдсей вновь нежно и искренне улыбнулась, и вероятно именно этот энтузиазм Джастина, и размягчил тот комок нервов или чего бы там ни было, в ее горле. Этот непонятный спазм, она ощущала с момента разговора с Новотны.
- Рисую, но больше по настроению, и для души. А в роли домохозяйки конечно нет ничего плохого, хотя я для тебя такого категорически не хочу. Если ты не желаешь возвращаться в Нью Йорк, по той понятной мне причине, то хоть тут постарайся сделать выставку. Хоть я теперь и не живу в Питсбурге, но наверное не растеряла все знакомства, и с отличными рецензиями из Яблока, мы и тут сможем организовать мероприятие не хуже, в духе мистера Ханикатта. И конечно я буду ждать когда смогу насладится увиденной картиной для Гаса. - Питерсон вновь улыбнулась, и повертела чашкой недопитого кофе в руке. - Знаешь, я тут позвонила Мелани, и она мне сообщила не очень приятную новость. - Подняв глаза на Тейлора, блондинка сглотнув, попыталась без вскриков и слез, оповестить мальчика о случившимся. - Бен в больнице. Он попал в авиакатастрофу, и Майки сейчас у него. Я уже успела поговорить с ним, но так толком и не поняла как там состояние Бена. И вечером обещала что приеду к нему. Так что у нас есть еще время поговорить про что-то другое. - Питерсон пожала плечами в извиняющемся жесте, и замолчала, ведь и сама не знала про что можно говорить, когда один их друг лежит на больничной койке, а другой в страхе за жизнь любимого человека, сейчас один сидит в безликом холле больницы.

Канада / Аэропорт / Гостиница / Кафе "Liberty Diner" ------>

Отредактировано Lindsay Peterson (2011-12-29 01:24:41)

+1

6

Конечно. Линдси все поняла. Ему не пришлось объяснять причины своего нежелания возвращаться в Нью-Йорк, хотя, это, наверное, было очевидно. Про Брайана она прекрасно знала, а это… Джастин мысленно сказал женщине «спасибо» и улыбнулся, отгоняя от себя мысли о предстоящем разговоре с Греем. Не думать об этом совсем не получалось, навязчивые идеи будто преследовали мальчишку. А вдруг Мартин не оставит все это просто так? Еще приедет в Питтсбург, чтобы выяснить отношения, тогда Тейлор сгорит со стыда. Ведь Брайан до сих пор ничего не знает о несостоявшемся муже своего возлюбленного. Вот это будет настоящий цирк. Но Джастин слабо верил в то, что директор крупной галереи и уважаемый человек потащится в какой-то провинциальный городишко, чтобы надрать кому-то задницу. Хорошо, если он уже нашел ему замену и трахает у себя на столе очередного молодого художника, «неповторимое дарование», как любил выражаться мужчина. Забыл? И черт с ним, да только Мартин Грей не был так прост, как мог показаться на первый взгляд.
Черт, Тейлор отвлекись хотя бы на полчаса, чтобы побыть здесь, с Линдси, которую ты не видел уже целый год!
Парень тряхнул головой и, отпив кофе из чашки, проговорил:
- Спасибо тебе, надеюсь, что и здесь мои картины будут хоть что-то значить. Все-таки, сама понимаешь, сложно перестроиться после нескольких месяцев феерической славы, - Джастин усмехнулся, но, подняв взгляд на Питерсон, в одну секунду посерьезнел.
Женщина как-то странно побледнела и явно хотела сказать ему что-то не слишком приятное.
- Что, Линдс? – парень заглянул в ее глаза, пытаясь понять, что могло случиться за те несколько минут, проведенных в разговоре с Брайаном, и тут же воскликнул: - как в больнице?! Как это вообще… боже мой. Майкл, он же, наверное, там совсем один! Линдси, нам нужно срочно ехать туда! Плевать, вечер сейчас или день! Представь, каково ему!
Джастина отчего-то до глубины души потрясла эта новость. Нет, он, конечно, всегда как мог, заботился о друзьях Брайана, ставших впоследствии и его друзьями тоже, но вряд ли стал бы паниковать. Даже наоборот, попытался бы сохранить самообладание и успокоить сейчас Питерсон, которой, как было видно, тоже пришлось нелегко. Однако, подсознание живо подкинуло страшные картинки. Брайан в Бостоне, а значит, тоже полетит самолетом. А, значит… нет, такого просто не может случиться. Две аварии в один день – это перебор. И даже одна…
Успокойся уже, ведешь себя, как девочка-тинейджер, того гляди, в обморок упадешь от нахлынувших чувств.
Да, внутренний голос был прав, но Джастин не удержался от того, чтобы достать-таки сотовый телефон из кармана и начать искать знакомый номер в общем списке. Пальцы не слушались. Почему он так волновался? Кинни же все еще должен быть в Бостоне и лететь только завтра.
- Ну что это за…
Телефон отключился, сверкнув на прощание яркой картинкой. Села батарейка и теперь Джастина вряд ли мог кто-то успокоить, но он глубоко вздохнул и до боли прикусил губу.
- Нет, знаешь, я, наверное, поеду домой и буду ждать там Брайана, а ты поезжай в больницу. Прямо сейчас. В самый час пик даже здесь должно быть полно машин, - он нервно усмехнулся и поднялся из-за стола, - он ведь вряд ли что-то знает о произошедшем, но когда вернется – я обязательно скажу ему. Тогда мы вместе приедем к Майклу. Да, думаю, это самое правильное решение. Твою мать, ну почему он решил вырубиться именно сейчас? Чертов телефон!
Джастин быстро надел куртку и, достав кошелек, кинул на стол необходимую сумму денег. Помог Линдси надеть пальто и, облизывая пересохшие губы, вышел вслед за ней на улицу, коря себя за то, что почти не думает о Бене и Майкле.
Почему я не могу узнать как ты, Брайан? Почему именно сейчас? Я превращаюсь в параноика. Поздравляю, Джастин Тейлор. Прекрасная смена деятельности!
Поток сознания, словно рой пчел не давал парню покоя, пока он раздумывал как и, главное, когда сможет уже позвонить Кинни, да так, чтобы не волновать его раньше времени плохими новостями.

------------------------->> Brian's loft

+2

7

<<--------------------- Дом О'Доннелла

Калеб шел по городу, не замечая вокруг себя абсолютно ничего. Как-то слишком сильно на него подействовали новости о мистере Логане Фримене. И все бы ничего, если бы он не был девственником и не в первый раз оказался в объятиях опытного мужчины. Но О’Доннелл все еще помнил те сильные эмоции, которые удалось испытать, лежа на кушетке в шикарной зале с бассейном под… мэром Питтсбурга.
Черт, почему я такой идиот?! – в который раз он обругал себя и вздохнул, лишь покачав головой и чуть не сбив с дороги какую-то симпатичную девушку, которая плотоядно улыбнулась ему и тоненьким голоском пропела «извините», только для того, чтобы продолжить знакомство, но Калебу было совсем не до этого. Он криво улыбнулся и пошел быстрее, чтобы не нарваться на разговор и снова углубиться в свои мысли, которых с каждой минутой становилось все больше. Сунув руки в карманы, парень оглянулся по сторонам и, перебежав на другую сторону улицы, уже медленнее прошелся вдоль забора, отделяющего городской парк. Он побоялся даже взглянуть в ту сторону, где сегодня утром сидел на скамье и где потом, совершенно идиотским способом познакомился с Фрименом. О том, что было после говорить и думать вовсе не хотелось. Калеб боялся вспоминать и мечтать о продолжении, но назойливые, непрошенные мысли так и лезли в голову, не давая даже спокойно дышать. Если только на одну секундочку представить, что он остался бы? Ведь ничего страшного не случится, правда? Наверное, это было бы просто великолепно, сейчас О’Доннелл не шатался бы без толку, не зная, что делать дальше, а наверняка лежал на такой же шикарной, как и весь особняк, кровати в обнимку с Логаном… как непривычно было называть его по имени. Хотя, это, наверное, всего лишь заблуждения молоденького мальчика-романтика, который ничего не смыслит в отношениях взрослых людей. Но разве это плохо? Возможно, именно он и заставил бы Фримена почувствовать его симпатию, желание, в конце концов…
Калеб, кажется, ты влюбляешься, - как-то печально он констатировал этот факт и завернул за угол, подняв, наконец, голову. Прямо перед ним красовалась вывеска кафе, в котором парнишка бывал редко, но помнил, что здесь варят замечательный кофе. А еще, конечно же, пирожные, от одного упоминания о которых в животе заурчало, и Калеб понял, что не ел с самого утра, не считая нескольких кусочков лазаньи, которые встали теперь где-то поперек желудка и не хотели никуда деваться. Направившись ко входу в кафе, он вдруг подумал о том, что было бы просто сказочно снова встретиться с Фрименом. Например, здесь, в Блю Ноут… нет, снова всего лишь мечты. Наивные и детские, ведь не будет же настолько занятой человек, как мэр города, сидеть в каком-то кафе и спокойно потягивать бокальчик виски…
О чем ты вообще? Ведь он же был в парке этим утром, ел мороженое и разговаривал со своим подчиненным. Почему это не может повториться вновь? Теперь буду приходить на то же самое место каждый день. И пусть он посчитает меня сумасшедшим, если снова увидит. Я должен извиниться за свое поведение… может быть, удастся хотя бы еще раз поцеловать его…
Машинально облизав губы, Калеб толкнул дверь и вошел внутрь. В помещении было тепло и настолько уютно, что он сразу вспомнил свой дом. Когда его мать готовила что-нибудь на кухне, там стоял такой же аромат: свежих овощей, чудесным образом смешанных с тушеным мясом или курицей, затейливо переплетающихся с невероятно вкусной выпечкой…
Нужно будет узнать, где она была так долго. Это очень странно…
- Может быть, присядете? – к нему подошла официантка и, улыбнувшись, предложила ближайший столик.
Кивнув в ответ, Калеб сел за стол и раскрыл меню, пробежавшись по нему невидящим взглядом. В голове все смешалось настолько, что обозначения всех блюд казались неразборчивыми и плыли перед глазами. Ему нужно было выговориться. Это слишком много для неопытного двадцатилетнего мальчишки. Но, как назло, ни по пути сюда, ни  здесь не встретилось ни одного хорошего знакомого. Заказав мясо по-французски, свой любимый кофе и медовое пирожное, О’Доннелл откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.

+1

8

--------) морг.

Воздух вечером особенный. Терпкий, бензиновый, с примесью табака. За день накапливается под солнцем этот приторный запах, этот затхлый вкус.
Этим и хорош город.
От этого запаха много воспоминаний.

Сначала к кафе вошел зонт. Как всегда единственный спутник рыжей бестии. Драный зонт – ткань на спицах.
В такие вечера понимаешь, что все надоело. Надоело сидеть дома. Эти шторы выглядят как решетки в тюрьме.
Этот подоконник, эта кровать, эти мягкие тапки уже опротивели.
Все существо рвется на улицу, на свободу, к людям. В толпу, в этот воздух.
В музыку, в ритм ночи, в ритм жизни.
"Отчаянье" - не совсем верное слово, но первое, что приходит на ум.
"Какое открытие вы считаете самым значимым в истории?" - вот такой  был когда-то давно задан вопрос в школе.
Почти все хором считают, что гениальное открытие - аспирин. 
Так вот. Дэни так не считал. После изобретения этого поганого, но помогающего препарата, весь мир превратился в наркоманов. Все сидят на таблетках...Неважно, от аллергии они, от головной боли или зубной, от поноса или желудочных спазмов. Частенько это бывают таблеточки "покрепче", но истории  о таких людях вы и так слышите каждый день. 
Вчера день, когда юношу привезли в морг... Вчера день, когда этот юноша нажрался антиреальных таблеток. Партия ништячков. И его задушили.
"Совпадение" - не совсем верное слово, но первое, что приходит на ум.
В любом случае, этот вечер не для него. Он сейчас в холодильнике.
Сначала в кафе вошел зонт. После появился и сам Дэни, на ходу оглядывая места.
Интересно видеть людей. И спасибо наблюдательности, она помогает осознать, что город небольшой. Даже если бы речь шла о самом людном городе мира.
Тот человек с книгой. Пару недель назад, остановка. Он еще усмехнулся на полосатые брюки радужных цветов.
Та леди с красивой стрижкой. Несколько месяцев назад, аэропорт. Она куда-то торопилась и чуть не сшибла с ног какую-то девочку.
Тот пожилой мужчина. Сентябрь, число третье. Гулял ранним утром с собакой.
"Какое открытие вы считаете самым значимым в истории?" - вот такой  был когда-то давно задан вопрос в школе.
Дэни тогда ответил – вера.
Нет эволюции. Человечество деградирует. И жизнь слишком коротка, чтобы доказать обратное. А разве кости расскажут, какого цвета глаза были у их обладателя при жизни? Разве кости докажут, что в настоящее время человек возвращается в историю?
Дэни верит лишь в эволюцию чувств. И в Бога.
Тот парень в рубашке… Он еще берет это кофе. Это Калеб.
Рухнув прямо перед ним на стул и закинув ноги на второй же рядом, Дэни лукаво улыбнулся знакомому. Приветствие? К черту.
"Бестия" - не совсем верное слово, но первое, что приходит на ум.
- Девушка, стойте. – вслед официантке.
- Девушка, у вас чудные глаза и кофе с лимоном.
- И пожалуйста, без сахара. И музыку потише, слишком вечер.

Отдав распоряжения, Дэни с самым спокойным видом дотянулся до пепельницы соседнего стола. Забрал из-под носа мужчины с книгой. Порывшись в кармане, достал сигарету и закурив, наконец уставился на Калеба зелеными глазищами.
Щеки бледные. Давно не ел.
Взгляд. Что-то случилось.
- Ну привет.
В конце концов, сегодня вечером особенный воздух.

+1

9

Дожидаясь своего заказа, Калеб тихонько сидел за столом, стараясь никоим образом не привлекать к себе внимания и разглядывая посетителей. Конечно же, он сразу замечал влюбленные парочки, сидевшие тут и там, но тут же отворачивался, тяжело вздыхая. В голове вдруг появилось такое красивое словосочетание «мой мэр». Пошловато и очень банально, так сказал бы любой, кто услышал, но Калебу понравилось. Он даже позволил себе как-то несмело улыбнуться и, прикрыв глаза, дотронуться пальчиком до собственных губ, вспоминая вкус поцелуя, настоящего поцелуя, подумать только! Который подарил ему Логан Фримен. А еще час… нет, лучше сказать, сотни минут удовольствия, в котором хотелось раствориться. О’Доннелл уже перестал считать, сколько раз он ругал себя за то, что не остался сегодня в том шикарном особняке. Почему испугался? Ведь на самом деле, ему не было страшно. Да, поначалу боялся, это присутствие взрослого мужчины рядом, который вытворяет с ним такое, что все внутри плавится и хочется просто поддаться ему, делать то, что он скажет. Вновь эти навязчивые образы… теплые ладони, скользящие по телу, взгляд голубых глаз, от которого невозможно было устоять, голос, тихий, но не шепот, сводящий с ума, заставляющий мысли в голове путаться и дрожать всем телом.
- Черт, Калеб, почему ты такой? – не обвинение, а, скорее, крик души, ведь парнишка прекрасно понимал, что шанс встретиться с таким большим человеком, как мэр Питтсбурга, в неформальной обстановке, очень мал, на это оставалась лишь слабая надежда, которая угасала с каждой минутой.
И он бы наплевал, да только никак не мог избавиться от ощущения этого мужчины где-то очень близко, рядом, словно тот наблюдал за ним. Наблюдал и усмехался, глядя на нерешительного подростка. Хорошо, что Калеба прервала официантка с большим подносом, которая мило улыбнулась парнишке и поставила на стол сначала блюдо с мясом по-французски, а после аккуратную чашечку кофе и небольшое пирожное с маленькой серебристой ложечкой, лежащей рядом. Пожелав приятного аппетита клиенту, девушка быстро удалилась, однако, еще пару раз оглянулась назад, и Калебу показалось, что она даже подмигнула ему. Ну вот, начинается, сейчас его примут за натурала, который сидит здесь в ожидании своей девушки или вообще, ищет кого-нибудь. Кофе, как повод для знакомства. О, как это скучно! А вот упасть на мэра города, размазать по его дорогущей куртке мороженое, потом поехать к нему домой и лечь под него – вот это куда интереснее. Знали бы только родители О’Доннелла, чем их застенчивый мальчик занимался сегодня днем! Нет, это даже представить страшно. Мать, скорее всего, тут же упадет в обморок или начнет причитать о том, что в мире женщины и мужчины созданы друг для друга, все остальное можно считать болезнью. А отец… тот, наверное, просто открутит мальчишке голову. Снова вздохнув, Калеб взял вилку и нож, попытавшись отвлечься на ароматное мясо, но, не съев и половины, отложил приборы. Ни о чем, кроме Логана Фримена, он не мог даже думать.
Неужели и, правда, влюбился? Как такое возможно? Мы виделись всего один раз, провели вместе совсем немного времени и, вдруг, влюбился? Так нельзя, я его совсем не знаю. Он же незнакомый человек! Логан… Логан. Красивое имя… как я хотел бы назвать его так… обнять крепко-крепко и сказать что-то очень нежное. Ну да, а он посмеется в лицо и оттолкнет. Скажет еще, что я еще маленький и вообще все было только на один раз. Не захотел – не его проблемы. Что мне делать??
В унисон с последней фразой дверь кафе снова открылась, и парнишка вздрогнул, но не повернулся, ведь вряд ли сюда ходят ужинать мэры… вдруг напротив него на стул приземлился… Дэни. Неужели?! Калеб долго смотрел на парня и невольно губы растянулись в улыбке при виде его ярких рыжих волос и иногда таких непонятных замашек, которые, однако, не отталкивали, а наоборот, притягивали чем-то.
- Привет, - хриплым от долгого молчания голосом поздоровался О’Доннелл, - у меня такое ощущение, что я тебя сто лет не видел.
Но он не знал, с чего начать. Выложить все прямо сейчас? Не стоило, ведь у Дэни, наверное, есть куча своих проблем и выслушивать изливания парнишки он вряд ли будет, но попробовать можно, не так ли?
- Как у тебя дела? Ох, терпеть не могу так начинать разговор, - хмыкнул Калеб, придвигая к себе тарелку с пирожным, - работал сегодня?
Прикусив губу, он отвел взгляд и невольно облизнулся. По телу побежали мурашки и парнишка повел плечами, будто содрогаясь.
- Мне нужно тебе кое-что рассказать, - буквально выпалил он, но тут же поник, - если, конечно, есть время выслушать меня.

Отредактировано Caleb O'Donnell (2012-03-07 02:15:05)

+1

10

Воздух вечером отвратный. Все тот же табак. Канализационный привкус. Угасание человечества – город.
Города удручают. Разлагаются под луной и жарятся под солнцем.
Деградация жизни. Внутренности цивилизации.
Воскресенье.
Наблюдательность – не самое подходящее слово, но самое точное.
Вокруг люди. Кафе, вечер, воскресенье. От людей никогда не спрячешься, они как атомы, как молекулы. Как вирусы и бактерии… Как звезды. Они всюду.
Они – самое загадочное животное. Самый таинственный механизм. Самое доброе и самое злое. Сам Бог и сам Мефистофель.
Мечутся между небом и землей и творят невероятный бред.
И сегодня подписан документ одного из них. Положены монетки на глаза – плата за переправу. Вырезаны органы – для сохранения тела на века. Положен в холодильник – для сохранности. На выбор любой веры.
Цинизм – не самое подходящее слово, но самое точное.

Все вокруг подобно Уроборосу. Змею, кусающему свой хвост. Все циклично, все повторяется. Так наверное проще.
Дэни любит людей. Люди любят жизнь. Жизнь любит свет. Свет любит Бога.
Бог любит Дэни.

Официантка, нежно кашлянув на рыжую бестию, поставила на стол кофе.
Молча – уберите ноги со стула.
Молча – вы пачкаете его сапогами.
Молча – странный тип.
Дэни решительно проигнорировал.
Кофе с лимоном – самая вкусная вещь, изобретенная человеком. Кофе – как любовь. Заряжает энергией, заставляет работать, а потом сжирает все силы без остатка. Кофе горький как любовь. Особенно если с сахаром.
Лимон – солнце.
Символизм глазами безумца.
Взгляд на мир глазами Дэни.
Бред – первое, что приходит на ум.

Калеб подал голос, вернув разум в существующий мир.
-Пару месяцев. Нет. Два месяца и три дня. В часах не скажу. – отозвался Дэни, постучав сигаретой по пальцам. Пепел так красиво упал в пепельницу. Никотин так красиво отравил легкие.
Кто-то однажды сказал – я умею курить часы.
Дэни тогда ответил – я тоже.
Вопрос о делах. Вопрос о работе.
Но голос дрожит – волнение.
Глаза блестят – новости.
Дыхание – не терпится пуститься в повествование. Так зачем тянуть, Калеб? Выкладывай все.
- Да, я тебя слушаю. Смотри, цветы… - вскочив, Дэни дошел до одного из дальних столиков, где обиженная друг на друга пара ушла, забыв букет. Рыжие цветы. Под стать волосам.
Вернувшись и вновь развалившись на двух стульях, Дэни продолжил курить.
Улыбка. У Дэни на цветы аллергия.
-Говори.
-Хочешь цветочков?

+2

11

Дэни так быстро согласился, что Калеб даже не знал, с чего можно начать свой рассказ. Он открыл было рот, но тут же нахмурился и понял, что его слова будут звучать даже немного комично. А кто бы вообще поверил в такую сказку? Встреча в парке с самим мэром Питтсбурга, который преспокойно ест свое мороженое, забыв о важных делах и болтает со своим другом. Хотя, болтали они, скорее всего, именно о делах, но об этом О’Доннелл и не задумался, совсем другие мысли сидели в его голове. Радужные или нет – сказать было сложно, они были слишком запутаны, чтобы разобраться. Покачав головой на предложение о цветочках, парнишка лишь вздохнул, тоскливо посмотрев на парочку, сидящую за столиком неподалеку. Девушка и парень явно наслаждались обществом друг друга, он не выпускал ее руку из своей, а она улыбалась так, будто это самый лучший день в ее жизни. Завидовал ли этому Калеб? Лишний вопрос, потому что ответ известен заранее. Конечно, да. Истерики не закатывал, специально никого не искал и не пытался знакомиться, но втайне завидовал вот таким счастливым парочкам, мечтая, что и у него когда-нибудь появится бойфренд. Или любовник. Или еще как-нибудь, хотя, смысл и не изменится. Наверное, самое правильное выражение: любимый человек…
С опаской взглянув на Дэни, он все же решил рассказать тому все, что произошло сегодня.
- Понимаешь… в общем, я пропустил дополнительные занятия. Похоже, такое случилось впервые в жизни, - усмехнувшись, парень снова взял в руки вилку и принялся ковыряться в мясе по-французски, чтобы хоть чем-то занять руки, - я был… с мужчиной. Мне сейчас кажется, что все это случилось не со мной. Наверное, в первый раз всегда так?
И замолчал, обдумывая каждое свое слово. Ведь никакого первого раза, по сути, и не было, и все же таких сильных эмоций Калеб не испытывал еще никогда. И никак не мог справиться со своим чертовым волнением, которое смешивалось с непонятно откуда взявшимся возбуждением, при этом выдавая такой коктейль, который путал мысли и от которого дрожали руки. Почти незаметно, но все-таки это чувствовалось. Облизав губы, он отпил кофе из чашки, чуть не подавившись им и тихонько выругавшись.
- Я сидел в парке, как всегда, ну знаешь, сочинял свою музыку. Правда, получалось плохо, а тут появился он… высокий, подтянутый, с невероятным взглядом и… и улыбкой. Дэни, я чуть с ума не сошел!
Закрыв глаза, О’Доннелл вновь вспомнил тот, самый первый взгляд голубых глаз, предназначавшийся именно ему. Поняв, что постепенно краснеет, Калеб нервно сглотнул и оглянулся в поисках официантки. Девушка не заставила себя ждать, появившись откуда-то с большим подносом.
- Простите! Можно принести сока? Персиковый и желательно холодный. Пожалуйста, - криво улыбнувшись, промямлил парень и продолжил рассказывать, - а потом, представляешь, я, как последний идиот, упал на него. Нет, ну сначала встал со скамьи, хотел поднять улетевший лист с нотами, а тот, как назло оказался прямо под ногами моего прекрасного незнакомца… который оказался мэром Питтсбурга, - он понизил голос, не решаясь смотреть на рыжеволосого друга, - я наступил на какой-то гребаный камень и почти упал, но в последний момент схватился за руку… Логана. Боже, я называю по имени главного человека этого города. Я испачкал его в мороженом, которое он же и ел. Самый нелепый способ познакомиться, правда?
Его прервала официантка со стаканом сока в руках и очередной натянутой улыбкой на лице. Сок и вправду оказался холодным, но, отпив несколько глотков, Калеб не ощутил облегчения, на которое очень надеялся.
- Логан посадил меня в машину и отвез в свой особняк. Мы там… плавали в бассейне. Потом был бокал лучшего красного вина, фрукты… и он. Вообще, я думал, что мне здорово попадет, его кожаная куртка наверняка стоит больше, чем вся моя одежда и я вместе с ней, но, похоже, господин мэр решил пойти другим путем, - пожав плечами, сказал Калеб, - если бы не его служанка, которая зашла в самый… ээмм… неподходящий момент, все бы случилось. Вот скажи, почему я такой идиот? Чего я испугался? Он же был таким… нет, не нежным. Не знаю, заботливым, наверное. Черт. Прости, что я так много говорю. Но могу перестать думать об этом и винить себя. Сейчас лежать бы мне в постели мэра Питтсбурга и наслаждаться его прекрасным телом. У него даже есть татуировки.
Калеб усмехнулся, посмотрев на Дэни, и допил свой сок.
- Хочу чего-нибудь покрепче. Не помешает сейчас.

+2

12

Город пропах табаком.
Это нормально для современных городов, созданных деградирующим видом разумно-разумных.
Бог был одинок. Ему стало скучно субботним утром, и он создал человека.
Человеку стало скучно, и он придумал себе Бога.

Все вокруг подобно Уроборосу. Змею, кусающему себя за хвост.  Все повторяется...
Человек придумал Бога. Человек изобрел науку. Наука убила Бога. Бог убивает человека.
В поисках защиты от уничтожения, деградации, человек обращается за помощью к Богу.
А тот спасает от самого себя.

Город пропах выхлопными. Провонял так, что заражает астмой и раком от одного лишь вдоха.
Сегодня уже ночь. Ночь это тьма. Тьма это отсутствие света.
У Дэни зеленые глаза и растрепанные волосы. От него пахнет табаком и мятой. И кофе с лимоном.
Мать всегда говорила про Дэни - он худой и красивый. Странное сочетание.

Официантка с каменным лицом проплыла мимо. Взгляд на ногах. На стуле.
Дэни нагло игнорирует намеки, в пол уха вслушиваясь в трагически-комичный рассказ приятеля.
Точно. Мужчина.
Точно. Старше.
Точно. Мэр.
Что-то...?
Осознав наконец весь абсурд ситуации, Дэни принялся курить снова, теперь уже неотрывно глядя Калебу в глаза.
Взгляд, молча - ты псих.
Молча, с интересом - и как тебя угораздило?
Вслух:
-Заяц, это дико. Это кошмар, фантасмагория, внезапность. Но черт. Как классно.
Рассмеявшись, Дэни выпустил колечко дыма в сторону мужчины с книгой. Весело глянул на приятеля.
Калеб красивый. У него талант, и это прекрасно. От Калеба не пахнет угасанием, он словно доказывает обратное. С кем, как ни с ним, может произойти этакая дикость?
Улыбнувшись мыслям, Дэни протянул руку и растрепал ему волосы.
-Так вот, заяц. Винить себя не в чем, ты глупый. Радуйся. Если продолжишь о нем думать - услышит. Бог услышит, и устроит вам еще одну встречу.
Подумав:
-Я тоже у него попрошу о ней, ладно?
Встав и бросив деньги на стол, Дэни подобрал с пола сумку с зонтом. Положил цветы на испачканный ботинками стул, нежно улыбнулся официантке.
-Ты заходи, если что. Вместе польем тюльпаны.
И не собираясь оборачиваться, ушел из кафе, раскрывая драный зонт.

---) пока не знаю куда xD

+1

13

И Дэни был абсолютно прав. Все, что случилось с Калебом сегодняшним утром, было похоже на какую-то странную небылицу, сказку, неумело рассказанную мечтательным парнишкой-студентом. Другой бы, наверное, даже не поверил в то, что сам мэр города Питтсбурга, проще говоря, самый главный и уважаемый человек, обратил внимание на молоденького, никому не известного О’Доннелла, который еще и повел себя как идиот. Наверняка, сейчас Логан уже не вспоминал о нем, а просто нашел себе другой способ расслабиться. Например, с помощью той хорошенькой домработницы, так некстати прервавшей их. Да что за черт! Почему нельзя просто выбросить все это из головы и вернуться к тому, что было? Уже завтра снова начнутся занятия в институте, Калеб сядет за любимый инструмент, забудется, играя свою любимую, так и недописанную музыку. Профессор снова похвалит его, но… вряд ли парнишка ощутит тот самый прилив энергии и вдохновения, что и раньше. Теперь вдохновением для него был он. Влюбился. Хоть и обещал себе, что больше такого не повторится. Не хотел таскать за собой образ еще кого-то, как это было с Максом, но не получилось. Логан Фримен затмил буквально всех. Они виделись всего один раз и больше этого не повторится. Надо было вбить себе в голову именно это, но вот как это сделать – никто не подсказал.
Что там сказал Дэни? Думать о нем? Да Калеб только и делает, что прокручивает в мыслях все то, что произошло. Особенно сильные ощущения до сих пор вызывали объятия. Теплые ладони, медленно скользящие по телу вниз, губы… а ведь сегодня парнишка научился целоваться. По-настоящему. От чего мурашки бежали по коже и хотелось улыбаться. Он целовался с мэром города, имел счастье обнимать его, чувствовать совсем рядом…
- Заяц радуется, да только не знает, куда себя деть. Я же не смогу уснуть после такого, - опустив взгляд, О’Доннелл засмеялся как-то несмело, - я зайду. Спасибо, Дэни, что выслушал бредни сумасшедшего и по уши влюбившегося романтика. Будем надеяться, что у этой истории еще будет хороший конец.
Все с той же улыбкой он подмигнул другу, дав понять, что на самом деле все хорошо и беспокоиться не о чем. Обернулся, чтобы увидеть, как яркая рыжая шевелюра выходит за дверь, и вздохнул, прикрыв глаза. Сейчас не хотелось думать ни о чем и ни о ком, кроме Логана. Он попросту не хочет отказываться от этих мыслей, они мешают всем остальным, разгоняя их, воссоздают картинки из шикарного дома мистера Фримена. И все-таки, что было бы, если бы он остался? Возможно, мэр позволил бы парнишке переночевать у него. Только представить… Калеб на роскошной постели, рядом с Логаном. Они оба смеются над чем-то, долго разговаривают, рядом, безусловно, стоят бокалы с шампанским или лучше тем вином, что было подано сегодня. Ах да, еще фрукты, куда без них? Манго, сладкий сок которого теперь всегда будет ассоциироваться с первым поцелуем.
Что ему теперь делать? Вернуться домой, спокойно лечь и также спокойно уснуть? О, если бы все было именно так. Теперь мистер О’Доннелл надолго потерял сон, аппетит и, самое главное, покой. Но плюс все-таки был. И очень большой. Кажется, к Калебу пришло то самое вдохновение, которого он так долго ждал и теперь подготовка к конкурсу не будет настолько утомительной и бесцельной. Парнишку вдруг осенило…
А что если на награждении будет присутствовать он? Да! Ведь этот конкурс городской, наверняка кто-нибудь из верхушки не останется в стороне! Почему я сразу не догадался об этом?
Надежда была призрачной, но все же была. Теперь оставалось самое сложное: дописать многострадальные ноты, иначе все его планы грозили провалиться, так и не осуществившись. Рассуждать, сидя здесь и дальше, было бессмысленно. Калеб вскочил из-за стола, пошарив в карманах, достал несколько долларов и, отсчитав нужную сумму, положил на стол. Даже не потрудившись позвать официантку, чтобы поблагодарить за ужин, кстати, почти нетронутый, он взял сумку и быстро вышел из кафе, вдохнув уже ночной воздух Питтсбурга. Он был окрылен. Неизвестно чем точно. Но настроение даже не думало угасать, наоборот, оно с каждой минутой поднималось, перерастая в какое-то удовольствие или даже наслаждение. Парнишке срочно требовалось фортепиано. Какие-нибудь две пьесы в мажоре, чтобы выплеснуть все накопившееся на клавиши… вот тогда он будет спокоен. Хотя бы на время.

--------------------->> Институт изящных искусств

Отредактировано Caleb O'Donnell (2012-04-10 16:24:35)

+2

14

<----- .мой дом - моя крепость
Взглянув на часы, Джеймс вошел в очередное кафе. Уже пятое по счету. Часы показывали начало девятого. Примерно час он потратил, блуждая по городу и разбирая схему метро, что немного подпортило настроение, а безрезультатные поиски только подлили масла в огонь. В тех мечтах, где он был, сотрудники не требовались. Поэтому уже скорее из-за упрямства, парень зашел в очередное кафе. Было занято от силы столика три, которые находились почти в углу. Все торопливо завтракали, чтобы, как подумал Джеймс, не опоздать на  работу.
В помещении оказалось довольно уютно, это Джеймс отметил сразу, не смотря на его угрюмое настроение. Сразу захотелось сесть на уютный диванчик, расположенный у стены, где свет был слегка приглушен, и заказать себе ароматный кофе с горячими булочками, запах которых распространялся на всё помещение. И Джеймс уже почти готов был поддаться соблазну и исполнить желание, когда к нему подошла официантка.
- Доброе утро, - бодро поздоровалась она, - Вам зал для курящих или некурящих?
Джеймс улыбнулся и произнёс:
- Доброе. Извините, я на самом деле ищу работу. С кем бы я мог поговорить по этому поводу?
- С владельцем кафе, он сейчас здесь. Я позову его, а вы пока присаживайтесь. Закажите что-нибудь?
- Да, мне кофе, пожалуйста, Американо. Спасибо, - садясь за столик, на который указала официантка, сказал Джеймс и улыбнулся. Девушка, кивнула и удалилась. Пока Джеймс возился с сигаретами, к столику подошла другая официантка, которая принесла его заказ. Поблагодарив, Джеймс отпил из чашки. Кофе действительно был вкусным, он чем-то напоминал дом… Так же пах кофе, который готовила мама. Джеймс взъерошил волосы, но потом сразу пригладил. Не хотелось сейчас выглядеть чересчур лохматым, как-то непрезентабельно что ли… Поэтому он взялся за мочку уха. Это его успокаивало, всегда.
«Успокойся, истеричка!-»Джеймс мысленно хмыкнул. – «Любишь ты нервничать из-за ничего. Вроде бы взрослый парень, мужик почти, а ведёшь себя как баба. Давай ещё сопли распусти.»
Джеймс не понимал откуда взялась его нервозность. Причин было дохера и больше, конечно, но эта нервозность была какая-то необоснованная.
Перед глазами ярким, наверное, слишком, пятном всплыло воспоминание про Либерти-авеню. Он не мог понять, почему ему не дают покоя те целующиеся парни. Нет, гомофобом он никогда не был. Точнее он никогда не задумывался о гомосексуалистах – поводов не было. А тут прямо перед тобой эти парочки… Его беспокоил тот факт, что хотелось снова вернуться на ту улицу и окунуться в праздник, которым, буквально, был пропитан воздух.
«Да что, черт возьми, за бред в голову лезет?! То нервничаешь без причины, то анализируешь своё отношение к тем геям. Тебе-то что?». Джеймс тряхнул головой, но это не помогло избавится от картины двух целующихся мужчин, которые страстно прижимались друг к другу…
Мужчина, который направлялся к его столику, вырвал Джеймса из тех воспоминаний, за что он был почти благодарен. Почти…
Джеймс поднялся и поздоровался:
- Здравствуйте. Меня зовут Джеймс Одли. Я ищу работу.
И улыбнувшись, Джеймс протянул руку для рукопожатия.

Отредактировано James Audley (2012-04-07 20:42:38)

+1

15

Отыгрыш за Владислава Гордона.

Тяжела ты, солдатская служба, нет тебе покоя днём, нет и ночью. Гордон в очередной раз просмотрел бумаги на предмет очередного косяка поставщиков или неверных отметок в пунктах приёма товара, но всё выглядело как-то уж чересчур идеально. Если не считать того, что всю отчётность опять задержали, и в налоговой ему в который раз придётся изворачиваться угрём, лишь бы не платить пени и не огребать ненужных штрафов.
- Вот сколько раз говорил, чтобы все бумаги были готовы к концу месяца! – пробормотал мужчина себе под нос, собирая всё в одну папку и открывая ноутбук, чтобы просмотреть почту и отправить необходимые данные в нужные инстанции. Конечно, в нерасторопности служащих была и его вина, иногда он спускал поводья и не замечал каких-то мелких погрешностей, а стоило бы держать всё в ежовых рукавицах.
Идеальность документации закончилась одним из и-мейлов, в котором недавно взятая на работу девочка-официантка писала, что нашла место получше и собирается уходить из «Blue Note».
- Здравствуйте, приехали. – Откинувшись на мягкую спинку стула, Влад скрестил руки на груди и вперил взгляд в монитор, на котором поблёскивали строки заявления. Хваткий мозг быстро просчитывал последствия её ухода и варианты решения проблемы, выхватывал из трудового кодекса положения об увольнении, количестве дней, которые должен отработать увольняющийся, суммы выплат работнику и тем, кто потом будут его заменять. – Что ж, скатертью дорога. – Гордон улыбнулся и поймал себя на том, что слишком часто говорит мало того что сам с собой, так ещё и вслух. Они точно успеют найти кого-нибудь на место этой девушки до тех пор, пока придётся уговаривать её сменщиц работать сверхурочно.
Стоило только Владиславу взяться за электронную документацию, как в дверь постучали, и одна из его подопечных сообщила, что какой-то парнишка хочет устроиться на работу. В голове мужчины промелькнуло, что настолько хорошо всё быть не может, и где-то наверняка его накроет какая-нибудь жизненная подстава, но сказал, что скоро выйдет, и вернулся к заполнению отчётности. В отличие от этого парня, налоговая ждать не будет.
Наконец домучив особенно важные пункты, Гордон поднялся, потянулся, хрустнув позвонками, и вышел в кафе. Посетителей было немного, а сидящий в одиночестве молодой человек, скорее всего, и был тем самым соискателем. Мужчина направился прямо к нему.
- Здравствуйте. Меня зовут Джеймс Одли. Я ищу работу. – Опрятный, приятная внешность, гармоничный голос – это хорошо: посетители не будут копаться во внутреннем мире обслуживающего персонала.
- Доброе утро. Я Владислав Гордон. – Влад ответил на рукопожатие и присел напротив, приглашая Джеймса сделать то же самое и не пытаясь спрашивать разрешения. С чего бы вдруг? Конечно, можно было пригласить юношу в свой кабинет, но самые очевидные вещи можно было обсудить и здесь. – Вам повезло. – Он не собирался говорить о том, что одна из официанток собралась увольняться, это могло повлечь за собой вопросы о причинах, побудивших её сделать это, и бросить тень на кафе. – У нас есть свободная вакансия официанта. Вы согласны? – Гордон сделал небольшую паузу лишь из вежливости: конечно, согласен, раз пришёл трудоустраиваться. – Значит, договорились. В Ваши основные обязанности будет входить выполнение заказов посетителей, получение от них расчёта за услуги, уборка столов после их ухода и сервировка столов к приходу новых клиентов, если возникнет такая необходимость. Зарплату будете получать еженедельно, питаться можете здесь, но за это будет вычитаться процент из зарплаты. Будете работать хорошо – будете получать премии. Пока всё ясно? Хорошо. С остальными вопросами можете обращаться к персоналу или менеджеру, я здесь бываю не всегда. – Он поднялся, не дожидаясь комментариев молодого человека. – Если Вам нечего делать, можете приступить к работе уже сейчас. Если нет – ждём вас завтра к восьми утра. – Протянув руку для прощального рукопожатия, Владислав приветливо кивнул: - Было приятно познакомиться. Надеюсь на дальнейшее успешное сотрудничество. – И вновь отправился в свой кабинет корпеть над макулатурой.

+2

16

Как только мужчина заговорил, Джеймс почувствовал себя неловко. Что-то было в мужчине, что заставило напрячься. Секунда ушла на то, чтобы отбросить эмоции в сторону и вникнуть в то, что ему рассказывал его будущий начальник. С его обязанностями всё было ясно, когда он только начинал зарабатывать, то первая его подработка была в кафе не далеко от дома. Поэтому Джеймс не задавал вопросов, а только кротко кивал на повествование мистера Гордона.
– Если Вам нечего делать, можете приступить к работе уже сейчас. Если нет – ждём вас завтра к восьми утра.
- Спасибо, я приступлю сейчас же, - пожимая руку начальнику, произнёс Джеймс. Снова кротко кивнув, Джеймс попрощался и проследил взглядом удаляющегося мистера Гордона.
«Если вовремя отключать эмоциональность, то, думаю, проблем не будет.» - Джейми усмехнулся своим мыслям и подошёл к его коллеге. Девушка быстро показала ему, где что есть, выдала ему фартук и отправилась обслуживать посетителей. Наверное, можно было отправится в квартиру или прогуляться по городу, но Джеймсу казалось, что если он останется один на один со своими мыслями, ничем не занимаясь, то просто сорвётся. С институтом он разберётся позже, документов не было, они так и остались у него на столе, в доме матери. А о том, что они понадобятся, парень как-то не подумал. Оглядев помещение и убедившись, что ему ничего делать пока не надо, Джеймс достал телефон и быстро набрал SMS матери, с просьбой отправить ему документы по почте. Дождавшись отчета о доставке, Джейми вновь убрал телефон.
Возникала ещё одна проблема, с которой надо было что-то делать.  Постоянно хотелось курить, особенно сейчас, в этот период, когда он был постоянно на взводе. Конечно, раньше, когда он работал, то сдерживал себя, не позволяя отлучаться на перекуры. Но это было год назад, тогда у мамы пошли дела в гору, и она попросила его уволиться, чтобы заняться учебой. Тряхнув головой, Джеймс посмотрел на посетителей, которые только что вошли и уже усаживались за один из столиков. Схватив меню, Джеймс направился к посетителям и, улыбнувшись, положил перед каждым раскрытое меню. Отойдя от столика, чтобы не мешать, Джеймс почувствовал вибрацию телефона. Пришёл ответ от мамы. «Джейми, конечно, я отправлю тебе документы. Позвони мне сегодня, пожалуйста. Люблю, мама.». И брюнет снова почувствовал укол вины перед мамой. Она там волнуется, а он..
«Я позвоню ей сегодня, и мы поговорим.» - с этими мыслями, Джеймс снова подошёл к столику, который обслуживал.
- Вы что-нибудь выбрали? – произнёс он и достал из кармана фартука ручку и блокнот. Быстро записав заказ, Джеймс в очередной раз улыбнулся и направился на кухню, чтобы передать то, что было заказано, повару.
Возвращаясь в зал, Джейми поймал себя на мысли, что он слишком много улыбается. Раньше он не был таким доброжелательным с чужими людьми.
«Защитная реакция организма на стресс, что является нормой и выражается у каждого человека по-разному. В твоём случае, дорогой, это выразилось в чрезмерной улыбчивости и открытости к людям.» - парень усмехнулся про себя.
«Его» посетители курили, чему Джеймс позавидовал. Когда он делал большие перерывы, то становился слишком чувствительным. Но заткнув в себе желание отправится прямо сейчас на перекур, Джейми пошёл менять пепельницу. Его окутало горьким запахом никотина, и Джеймс невольно сделал глубокий вздох.
«Ты придурок, Джеймс! Ты это, конечно, и сам прекрасно знаешь. Ты сам решил сегодня же приступить к работе. И в любом случаи тебе придётся обходится без никотина пока ты на работе. Так что возьми себя в руки, черт возьми! И отнеси людям их заказ..»
Только когда Джеймс отнёс заказ, у него получилось взять себя в руки и отключить свои эмоции, которые грозили взорваться в нём вулканом.

+1

17

Начало игры
- А чер-рт, куда я попал то? - незнакомые здания ,рекламные вывески, люди. Сэм посмотрел на часы и грязно выругался про себя. На первую пару он опоздал. Ну что ж поделать.
На секунду парень задумался и прямиком направился в не большое кафе с интересным названием "Blue Note Cafe" ·
Дверной колокольчик приветливо звякнул сообщая о новом посетителе. Смит засыпал на ходу лишний раз убеждаясь , что истинное зло - это он, вставший в шесть утра. Все же он был еще сонный, так как не мог понять, как умудрился опоздать, да еще и заблудиться.
Сев за свободный столик, он раскрыл меню, чисто символически пробежался взглядом по предложенным блюдам. Все ровно он собирался выпить кофе. Больше в свой желудок он впихнуть ничего не смог бы, даже под дулом пистолета. Вчерашний вечер отозвался чередой несвязанных между собой воспоминаний - музыка, выпивка, танцплощадка.. и все. Парень всегда умел пить, но вчера захотелось банально забыться. И найти работу. Да..
- Эм.. официант? Можно Вас? - выдал Сэм в спину проходящему мимо официанта.

Отредактировано Sam Smith (2012-04-19 16:05:58)

+1

18

Джеймс стоял, прислонившись спиной к стенке возле небольшого бара. Оттуда доносился приятный запах кофе и корицы, что заставляло немного отвлечься. Вообще, в последнее время он отвлекался слишком много и часто, а это не  способствовало продуктивной работе. В голове мелькала куча образов, мыслей, переплетение которых заставляло думать. Анализировать. Рассуждать.
Поэтому не удивительно, что он не отреагировал на перезвон колокольчиков. Только когда он отправился поменять пепельницу, голос новоявленного посетителя вырвал его из раздумий:
- Эм.. официант? Можно Вас?
- Добрый день. Вы что-нибудь выбрали? – слегка отстранёно спросил он и сдержанно улыбнулся. Только тогда он перевёл взгляд  на посетителя, молодого парня, и всмотрелся в его черты лица, - Сэм?
Джеймс был удивлён. Они познакомились несколько дней назад, когда Джеймс только-только переехал. В баре. Парню нужно было напиться..
- Ты рано, - немного рассеянно заметил Джеймс и по привычке глянул на часы. Было действительно рано.
- Что будешь заказывать? – он начал повторяться, рассеянно забыв, что уже задавал этот вопрос. Его удивлял тот факт, что именно здесь и именно сегодня они случайно встретились. Он вообще часто задумывался над тем, что такое «случай» и действительно ли этот самый «случай» спонтанен, или же это некая закономерность. Он вообще любил загружаться подобными мыслями, поэтому пресёк очередную попытку сознания вырваться из-под контроля и произнёс:
- Рад тебя видеть, если честно, - Джеймс в очередной раз улыбнулся, но этот раз искренне, «глазами».

0

19

- Сэм? - услышав свое имя парень отложил меню и обернулся на голос.
- Вау, какие люди и без охраны . - улыбнулся Сэм признав в официанте своего недавнего знакомого. Если быть совершенно откровенным, то Джеймс был единственным, что Сэм запомнил из того вечера.
- Я тоже рад тебя видеть, Джеймс. - Смит протянул парню руку для рукопожатия.
- Мне чашечку кофе. - Сэм задумался о чем то на секунду и снова посмотрел на парня. - Составишь мне компанию? А то пить кофе в одиночестве не хочется.
Парню хотелось по больше разузнать о своем новом знакомом. Но так как по характеру Смит вообще не очень то и общительный, он предпочел начать из далека. Он и сам искал работу и увидев, что Джеймсу это уже удалось , решил предложить это дело отметить.
Возможно он был слишком настойчив, но адреналин уже разбежался по крови . Спать совсем не хотелось. Даже толпы народу спешащие по своим делам, не так раздражали. А не прогулять ли мне все пары . - весело подумалось парню. Раз день начался так интересно, значит сама судьба благоволит прогулять. Вот что хорошо удавалась парню, так это находить оправдания своим поступкам. Удобнее усевшись и положив ногу на ногу, он улыбнулся своим мыслям.

Отредактировано Sam Smith (2012-04-20 11:00:53)

0

20

Пожав руку, Джеймс упорно сдерживался, чтобы не заулыбаться во все тридцать два зуба. Ему нравилась эта беззаботная манера общения, но привыкший прятать свою эмоциональность, парень слушал Сэма с лёгкой улыбкой. Наверное, чересчур робкой, как могло показаться со стороны.
-Составишь мне компанию? А то пить кофе в одиночестве не хочется.
Джеймс улыбнулся шире и огляделся вокруг. Было очень безответственно и нагло в первый рабочий день отлынивать от работы. Но почему-то хотелось остаться. Потому убедившись, что девочки справятся сами, Джеймс кивнул.
- Да. Только подожди минутку, - с этими словами парень подмигнул и умчался в сторону бара, где заказал кофе. Не сидеть же ему без всего, ей-богу! Пока готовилось кофе, Джеймсу получилось слегка себя успокоить. Он всегда волновался, общаясь с новыми людьми, и просто не имел понятия, как ему вести себя. Снова вспомнились школьные годы, когда он пытался общаться, но у него не получалось. Смущение, смятение, робость. Черт возьми! Он в свои двадцать один ведёт себя, как школьница.
«Да что это с тобой? Тебя никто не съест. Чего ты паникуешь?..»
Джеймс был зол на себя. И взяв кофе, понёс за столик Сэма. Сев напротив парня, Джеймс улыбнулся.
- Я пришёл. Надеюсь, не долго? – и не дожидаясь ответа, продолжил, - И всё-таки. Что ты делаешь тут в такую рань?
Для Сэма это было рано… Даже учитывая столь недолгое знакомство, Джеймс мог заявить, что тот соня. А точнее любитель тусовок и раньше полудня глаза не продирает.
Пододвинув к себе пепельницу, Джеймс достал сигареты и закурил.  Затянувшись, он зажмурился, смакуя чувство нормальности.
- Думаю, ты не против, - почти утвердительно произнёс Джеймс и ухмыльнулся.
Сейчас он чувствовал себя немного ребёнком. Хотелось подначивать и безобидно дразнить.
«А комплексы идут лесом.» С этой мыслью, Джеймс открыто посмотрел Сэму в глаза.

0


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Кафе "Blue Note Cafe" ·