QaF: last story from Pittsburgh

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Community center

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://10pix.ru/img1/3752/7937254.jpg

Общественный центр располагается почти в самом центре Южного района и представляет собой интересную архитектурную композицию. В "Южном", как привыкли называть центр постоянные его посетители, всегда приветствуется любая активная деятельность во всех отраслях: культурной, досуговой, благотворительной, политической или социальной. Если у вас есть свежие мысли или готовые планы о том, как изменить жизнь города к лучшему - мы ждем вас!

+1

2

Виктория, как и договорились, подвезла Агату к самому Центру. Как же легко эта женщина делилась тем, что имела, просто удивительно… Поцеловав подругу в щеку совершенно социальным, принятым у подруг поцелуем, Агата вышла из машины, и поторопилась к центральному входу. Она успевала только-только. Когда женщина прошла в стеклянные вертящиеся двери, часы в холле как раз сменили цифры на  10-00. Стоило поторопиться… еще часа полтора назад. Агата улыбнулась своим мыслям и вошла в лифт. Сквозь его прозрачную шахту была видна деловая жизнь Питтсбурга в ее утреннем проявлении: Люди двигались, приветствовали друг друга, второй этаж: симпатичная девушка несет стопку бумаг, наталкивается на молодого человека, весь ворох словно стая испуганных птиц, разлетается – классическое начало романа, удастся ли он молодым людям? Третий этаж: Мужчина солидного вида смотрит на часы, явно недоволен и выговаривает молодому за что-то, а молодой оправдывается и врет напропалую, судя по ключам глазного доступа, придумывает на ходу … Четвертый этаж: двое людей старательно не замечают друг друга...
Так выглядит и профессия психоаналитика – едешь в своей прозрачной кабине мимо жизней, бережно касаешься, добавляя немного уверенности, любви, слегка вправляя стратегии, меняя убеждения и придумывая людям другое прошлое, отслеживаешь перемены в судьбах… и едешь дальше, зачастую не зная, что будет в следующей серии чужой жизни. А еще – очень быстро учишься. И первое, чему учишься – не вмешиваться без просьбы в чужую жизнь. Просто проезжать мимо, наблюдая с интересом, сохраняя в себе готовность вмешаться в любой момент, но ждать обращения.
И главный инструмент работы – сама Агата, настроение, состояние, слова, дыхание…
Створки разошлись, и женщина вышла из лифта. Вот и коридор к кабинету, арендованному у Вики. Ровно четырнадцать шагов. Удобная шкала, когда исходное состояние равно нулю, а исходная точка – как раз выход из лифта. Идти ровно и ритмично, два шага вдох, два шага задержка дыхания, два шага выдох, два задержка… Десять шагов… С каждым шагом состояние все лучше соответствует человеку в приемной, все легче голова и сердце, с каждым шагом расширяется фокус внимания, все необходимые знания всплывают в сознание, словно удобные инструменты сами касаются руки мастера… Шесть шагов… Во всем теле тепло и равновесие, расслабленность и тонус одновременно, так легко двигаться и делать все, что нужно…. Четыре шага… В животе порхают бабочки приятного предвкушения встречи, голос подстраивается, давая возможность пользоваться всем диапазоном… Два шага.. Все будет правильно. Глубокая уверенность и доверие к миру. Агата толкнула дверь приемной. Десять часов три минуты…
Молодой человек в красивом свитере со скандинавскими узорами и джинсах обернулся на звук открывающейся двери. Конечно, Джеф, а кого ты ожидала увидеть. Сейчас – это самый интересный человек в мире.
- Привет, Джеф. Рада тебя видеть! – сказано абсолютно искренне, - Я - Агата Клэйн, нас Викки представила друг другу пару недель назад, помнишь?
Агата протянула руку для рукопожатия.
Это удивительно удобно: одно рукопожатие сразу дает массу информации о человеке, которую принимаешь с неизменным уважением и бережностью. А заодно появляется якорек на актуальное состояние, позволяющий всегда вернуться к началу, к тому, что было у человека до начала кропотливой работы над собой.

Отредактировано Agatha Kleyn (2012-11-16 22:38:46)

+2

3

Как и предполагалось, с утра болела голова от выпитого виски, а тело ныло так, будто бы Джефа исколошматили, или же, как после бурной оргии. Хватаясь за поясницу, еле сел в кровати и какое-то время еще посидел на ней, уставившись в одну точку. На столе лежала махровая скатерть, которой он прикрывался по дороге домой.
- Вот дерьмо, кажется я застудился. – Пробурчал себе под нос, растирая плечи и сжимая кожу, как при массаже. Самому себе массаж делать было неудобно, для этого нужен был второй человек. Обернувшись, Колдмэн увидел торчавшие из-под одеяла мужские плечи и часть спины, голова же была под подушкой. «Блин, он хоть живой?» - Мелькнула мысль в голове и Джеф потряс за плечо своего ночного гостя. Мужчина проснулся и с недопониманием уставился на того, кто помешал его сну.
- Чувак, тебя хоть как зовут? – Поинтересовался актер, сдергивая с него одеяло и проводя ладонью по животу, опускаясь ниже, до бедра и там чуть сжимая его.
- Джереми. Слушай, ночью ты мне старше казался! Тебе хоть восемнадцать есть? – В глазах мужчины появилось недоумение и подозрительность. Коротко рассмеявшись, Колдмэн шлепнул его по заднице и соскочил с постели.
- Мне завтра исполнится двадцать три, не парься. Давай вставай, мне пора ехать по делам, а к вечеру предстоит одна важная встреча. – Голышом прошелся до ванной и принял холодный душ, чтобы приободриться. Когда Джеффри вышел обратно в комнату, Джереми был уже почти одет и искал только свои ботинки. Сдвинув брови, осмотрел бегло комнату и прошел на кухню, где и обнаружил обувь ночного гостя.
- Ботинки твои на кухне-е! – Прокричал Колдмэн, включая чайник и выходя в гостиную, чтобы одеться. Минут через десять был в полной боевой готовности  - в белой майке,  поверх которой был накинут свитер, а также в светлых джинсах и кедах. В рюкзак он уложил самое необходимое, что может понадобится  в течение дня и даже до вечера. Заезжать потом домой не имеет смысла, так как прием у психотерапевта займет почти весь день. Театральный руководитель не пожалел времени для своего активиста, вот так и ходи потом по их указанию в одном набедреннике в честь празднования Самайна. «Все органы застудил из-за этого идиота!» - Озлобленно подумал Джеффри, возвращаясь на кухню и заваривая в кружке чай. Чтобы не терять зря времени, разбавил его прохладной водой из фильтра. Весь завтрак состоял лишь из полу холодного чая и бутерброда с ветчиной. Джереми топтался где-то в гостиной и рассматривал стеллаж с дисками, в котором были еще диски, выпущенные «Allucinazioni». На обложке, несомненно, был и сам Джеф. Допив чай, поставил кружку в раковину и подхватил с дивана рюкзак.
- Не знал, что ты музыкант. – Изумленно произнес Джереми. – Ага, послушай на досуге, может зацепит. Если что, в субботу вечером мы выступаем в Вуди.
Колдмэн вышел со своим гостем из квартиры и распрощался с ним на дороге. Достав из рюкзака ключи от внедорожника, отключил сигнализацию и сел в машину. Нужно было ехать в Коммунити Центр, на прием к психотерапевту. От одной лишь мысли, что придется рассказывать о каких-то проблемах, раздражала. Если бы не ультиматум, поставленный Флетчером, он бы ни за что не поехал. А так, придется выбирать между театральной карьерой и безработицей. Со слов Шона, психологом у Джефа будет женщина, следовательно, неплохо было бы купить ей цветы. Авось отпустит пораньше, или не будет задавать много вопросов. Остановившись у ларька с цветами, осмотрелся и ему приглянулся букет ирисов цвета индиго. Купив цветы, снова сел в машину и остановился только на парковке близ Коммунити Центра. Поднялся на нужный этаж, держа в руках букет и ощущая себя от чего-то по-дурацки. Внутри было ощущение отрицания всего происходящего, но надо было продолжать действовать, шаг за шагом, чтобы не потерять наработки. Ровно в десять вошел в приемную и сел на мягкий кожаный диван. В официальных встречах Колдмэн любил соблюдать четкость, потому-то и позавтракать толково не успел, чтобы быть вовремя в нужном месте. Можно конечно было и будильник поставить, чтобы успеть нормально поесть, но уж лучше поспать побольше после такой-то бурной ночи. Почти сразу же после прихода Джефа в приемную вошла Агата Клэйн, подруга Виктории, с которой парень познакомился несколько недель назад. Встав, спрятал цветы за спиной и протянул руку для пожатия, но в последний момент передумал и приложил пальцы женщины к своим губам. Уроки миссис Фримэн не прошли даром, и Джеффри всерьез взялся за выход в свет.
- Здравствуйте, Агата, ну конечно же помню!
Скорее всего Агата ожидала именно рукопожатия, а вот Джеф взял и внес эффект неожиданности. Поразмыслив, Колдмэн решил подарить букет ирисов именно ей, а не непонятной женщине, которая наверняка по совету Флетчера будет тщательно и не без удовольствия промывать ему мозги.
- Вы так прекрасны и притягательны, что я забыл, зачем и куда шел, как только Вас увидел… - Протянул букет цветов с улыбкой плута.
- Кстати, Вы случаем не знаете, у кого я буду проходить сеанс психотерапии?

+2

4

Видимо, приемная мать, Виктория, много значила для юноши – в его жестах и словах чувствовался почерк ее светскости. Либо ему легко и на интуитивном уровне удавалось подстройка под собеседника – ведь он мог предположить, что Агате был приятен стиль Виктории, раз уж они подруги. Ну и, по крайней мере, можно уже точно сказать, что учится парень легко и без особого сопротивления, естественно у тех, кого считает авторитетами…
Протянутая для рукопожатия рука была подхвачена, легко перевернута и поднесена к губам – стремление к мягкому доминированию и управлению в общении. Да пожалуйста, радость моя! Это самый лучший вариант. Посмотрим, на сколько он склонен к спорам… а точнее, на сколько глубоко посмеет заглянуть в себя, что по сути одно и то же.
- Здравствуйте, Агата, ну конечно же помню! Вы так прекрасны и притягательны, что я забыл, зачем и куда шел, как только Вас увидел…
Букет ирисов вызвал улыбку. Актер, творческая личность, разрывы шаблонов и быстро принимает решения... Либо опять Виктория, что тоже неудивительно. Агата поднесла цветы цвета индиго к носу, с мягкой улыбкой вдохнув их запах… Совершенно неповторимый аромат ирисов. В памяти всплыло июньское болото в Ирландии, резиновые сапоги по колено, дикие ирисы вперемешку с рогозом, улыбка Джей… Золотой полдень. Чувство счастья глубоко внутри.
- Спасибо, Джеффри! Это такое приятное начало дня. Признайся, ты привык скорее получать цветы от многочисленных поклонников таланта, нежели дарить их! – В глазах смешинки, легкая провокация. Сейчас будет ясно, Бродяга перед ней или Трикстер. Нет, парень Агате положительно нравился. Будет интересно.
- Кстати, Вы случаем не знаете, у кого я буду проходить сеанс психотерапии? – волнуется.. Разве не сам он договаривался о встрече? За него принимал решение кто-то другой? Тогда скорее Бродяга…
- Джефф, давай на «ты»? Когда такой симпатичный парень мне начинает «вы» говорить – я чувствую, как старюсь на глазах, - Агата рассмеялась, опровергая сказанное всем своим видом и наблюдая за Джеффом. Финальный тест на шизофренногенность коммуникаций. 
А теперь уже серьезно.
- Знаешь, я конечно ищу себе партнера, но пока не нашла и работаю одна. Поэтому ближайшие пару часов мы с тобой проведем вместе. А как так вышло, что приходя сюда сегодня утром, ты не знал,  с кем будешь работать? – искренний интерес в голосе.
В полуоткрытую дверь вошла Эллис, молоденькая студентка старшего курса,  подрабатывающая у Агаты атташе, а заодно набирающаяся опыта.
- Доброго утра, Мисс Клэйн, - кивок в сторону Джеффа. – Сэр. Кофе, чай?… - Эллис вопросительно уставилась на посетителя, внимательно рассматривая.
Говорят, что Эрик Эриксон успевал закончить терапию еще до того, как клиент входил в его кабинет и успевал начать переживать, а во время самой сессии только наносил последние штрихи. Агата таких высот мастерства еще не достигла, поэтому отдав букет Эллис, чтобы та его поставила в вазу, Агата указала рукой на дверь кабинета:
- Пойдем? Время измеряется в моментах, - доброжелательная улыбка, - Эллис, принесешь кофе в кабинет, хорошо? Спасибо. Поговорим в обед.
Комната, арендованная Агатой, была скорее треннинговым залом с нишей для более близкого общения, нежели кабинетом в полном смысле слова.
Коуч прошла к креслу, устроилась поудобнее.
- Вчера праздник удался? – Агате интересно было бы увидеть вчерашнюю историю глазами Джефа.
Вошла Эллис, поставила на столик поднос с чаем, кофе, сахаром и венским печеньем, кивнула и вышла.
- И вот еще, Джефф, с чего ты решил, что тебе нужна терапия? - очень мягким тоном произнесенная фраза, всеже содержала в себе изрядную долю удивления.

зал и ниша

Отредактировано Agatha Kleyn (2012-11-18 21:57:37)

+3

5

Замечание Агаты о цветах поразило Джеффри – до того правдивым оно было. Действительно, на концертах и после выступлений на сцене Колдмэн получал столько цветов и других подарков, что сам даже не помнил, когда в последний раз дарил кому-либо букеты сам. «А дарил ли вообще?...ах да, дарил, Виктории. Или это не считается?». 
Вы очень проницательны, мне даже стало несколько не по себе. – Признался парень, улыбаясь уголками губ и изображая смущение. В какой-то степени оно все же было, так как у Джефа было не так уж и много знакомых, которые говорили ему правду в лицо. Сам он всегда прямолинеен, а вот с ним…
- На ты, так на ты, я согласен. – Кивнул, разбавляя смехом свой ответ. Общаться с Агатой было легко, и не возникало каких-либо трудностей. Еще в первый же день знакомства она произвела хорошее впечатление на Джефа, и он проникся к ней симпатией с первых же ее слов.
- Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя старой. – Уже серьезнее добавил Колдмэн, не желая обижать подругу Виктории. Он бы себе этого не простил, уж больно высоко ценил он мнение экс миссис мэр. Последующие слова Агаты ввели в легкое состояние ступора. «Как…она? Она мой психотерапевт?! Ох…точно, Вик же говорила где она работает и как раз на днях сообщила, что выделит для подруги место под офис.» Джеффри задумался, прикусывая губу и проводя рукой по волосам, но состояние это длилось недолго.
- Я, ну…как-то так. Вчера была бурная ночь. – Нашел оправдание и вздохнул, опуская руки и засовывая их в задние карманы джинс. Ночь действительно была просто космос. Столько всего произошло за несколько часов, так много событий сменилось…это чудо, что Колдмэн вообще вспомнил о сеансе психотерапии, назначенном на сегодняшнее утро. Дополнительным «спасением» стала молоденькая девушка, вошедшая в помещение. Ее оценивающий взгляд  не ускользнул от Джефа и он ухмыльнулся, поворачиваясь к ней полубоком.
- Я бы не отказался от чашечки зеленого чая. – Тут же обратил все свое внимание на Клэйн, чем наверное обидел девушку. Быть может, она ожидала от него ответного оценивающего взгляда? «Или узнала во мне барабанщика группы? Или актера?» - Стало даже любопытно, отчего именно она удостоила Джефа таким внимательным взглядом. Агата пригласила войти в ее кабинет, и Джеффри с радостью последовал за ней. Он успел устать, да и тело все еще ломило от усталости, нужно было обязательно посидеть, расслабиться. Колдмэн был даже рад, что именно Агата будет вести его сеанс, уж с ней-то он сможет быть откровенным, не боясь огласки. «Интересно, знает ли она, что я приемный сын Виктории?» - Парень не знал, кому еще доверяла Фримэн, так как попросту этим не интересовался. Ему было достаточно того, что она уделяла ему внимание и была…родной, да именно так. По идее, все должно было быть втайне от посторонних, но является ли таковой подруга Вик?
- Пространство и время — пустые фикции, что подтверждают предметы старины, древности той или иной эпохи, дожившие до наших дней. Только мы, люди, привязаны к времени и пространству… - Входя не торопясь в кабинет, произнес Джеффри. Он осматривался, оценивал обстановку. У самого входа висело зеркало, и парень не удержался от того, чтобы не поправить волосы и рюкзак на плече, из-за которого во время ходьбы джемпер съехал в сторону. Когда осмотр у зеркала завершился, Колдмэн так же неспешно прошел дальше, вглубь помещения, в то же время, продолжая оценивать обстановку. Обои были  светлого тона, рельефные, без выраженного повторяющегося рисунка, на полу же толстый мягкий ковролин. Вдоль стены располагалось два широких мягких кресла, между которыми – журнальный столик с закругленными углами. Агате села в кресло и Джеф последовал ее примеру, садясь напротив.
- Праздник? По мне, так это настоящая катастрофа! – В сердцах произнес парень, прикладывая пальцы к виску и изображая выстрел из пистолета. – Воистину безумный вечер, и не менее безумная ночь…
Колдмэн вздохнул, наблюдая за тем, как помощница Агаты раскладывает чайные и кофейные принадлежности на столике. Венское печенье в тарелке выглядело настолько манящим и аппетитным, что Джеффри еле сдерживал себя от того, чтобы тут же на него не наброситься. Сглотнув, провел кончиком языка по губам и потянулся к чашке с ароматным зеленым чаем. «Говорят, что зеленый чай хорошо пить с бодуна, проверим».
- Терапия была нужна не мне, а моему театральному руководителю Шону Флетчеру, который решил, что я выгляжу угрюмым и загруженным и не могу из-за этого сосредоточиться на исполнении роли на сцене. Но это все ерунда, я считаю, потому что я с легкостью вживаюсь в роль и играю до конца, с чувством.

Отредактировано Jeffrey Coldman (2012-11-19 18:25:32)

+2

6

Какой артистичный парень… Даже простой жест «мозги на вынос» удался ему так, словно и правда голова почувствовала удар.
- Терапия была нужна не мне, а моему театральному руководителю Шону Флетчеру, который решил, что я выгляжу угрюмым и загруженным …
Ох, какая же старая и неприятная история: я не хотел идти меня заставили… И хорошо, когда за ней лежат скрытые желания с чужой волей в качестве оправдания, как у последователей доктора Мазоха. И хуже, когда человек либо сам не признает проблемой то, что уже стало очевидно для окружающих, либо , что совсем провально с точки зрения результатов, всерьез собирается доказать всему миру, что у него все хорошо, обычно впустую растрачивая свое время и время психоаналитика. Лошадь можно насильно притащить к реке, но нельзя заставить пить. Конечно, есть чудесные приемы внушений и команд, но с такими клиентами много не добьешься…
Агата рассмеялась:
- Увы, Джеффри, я  не смогу выдать тебе диплом и право на практику, чтобы ты промыл мозги твоему Флетчеру… С чего он решил, что у тебя что-то там не в порядке? Да еще и не поверил, когда ты опровергал его догадки, а ты, полагаю, делал это?
Агата внимательно и доброжелательно рассматривала красивое лицо Джефа: на упоминание о Флетчере ассиметрично дрогнул уголок губ, на слова о проблемах коротко сглотнул… Что-то есть у парня на донышке души.
- К тому же парень как ты нашел бы сотню оправданий, чтобы остаться дома после ночи – Агата повторила жест парня с воображаемым пистолетом, - Бог с ней с терапией! Но, возможно, мы могли бы сейчас наладить ваши с Флетчером отношения, поставить какую-то цель и обеспечить ее достижение, поработать с возможными тупиковыми состояниями или чем-то, что получается не так хорошо, как вживаться в роль на сцене? Или пришло время найти ответы на какие-то вопросы, которые ты можешь дать только сам себе? Раз уж мы все равно проводим вместе эти два часа своей единственной и неповторимой жизни – давай сделаем это с максимальной пользой. Эй, да ты угощайся! Остывший чай редко украшает жизнь!
Подавая пример, Агата потянулась за своей чашкой. Эллис, знающая вкусы своего босса, сделала все как следует: в меру зеленого чая, в меру ромашки, один кусочек сахара на блюдце. Потянется ли Джефф за чаем вслед за Агатой?  Достаточно ли доверяет?
Помешивая в чашке ложечкой, психоаналитик ожидал ответов, от которых будет зависеть то, что будет происходить здесь и сейчас в ближайшее время. И было бы чертовски приятно до начала действа выпить эту чашечку восхитительного чая. Интересно, элис и Джеффу добавила ромашку? Если да, то надо будет открыть ей секрет о том, что люди всегда говорят о себе и о том, чего они хотят. И если заявляют что-то, то выполнять следует как можно ближе к заявленному, предоставляя выбор, но не принимая решения за клиента. Это одна из вполне тренерских премудростей, которыми девочке только предстоит овладеть. А то выходит как в анекдоте: «Мама свою жизнь прожила, проживет и твою!» Улыбнувшись этим мыслям, Агата раскладывала перед собой слова Джеффри, как пасьянс, прикидывая комбинации.
- И еще, Джеффри, стоит оговорить сразу – все что будем сегодня делать здесь – зависит только от тебя. Все решения ты будешь принимать сам. И не жди от меня советов. Ты и только ты управляешь своей жизнью – здесь и сейчас тоже. Все под твоим контролем. Я помогу тебе легче осознавать, что происходит вокруг тебя и подскажу кое-какие шаги, но делать их или нет, как в пространстве зала, так и в пространстве жизни – решаешь ты. Как говорил мой мудрый учитель – не работает ни одна техника сама по себе, а работают люди, которые ее выполняют.
Вошла Эллис и поставила вазу с ирисами на столик у флипчарта.

+3

7

- Может он решил, что я не в порядке из-за того, что я часто говорю о клубах? Или о мужчинах? Я зачастую угрюм или же в раздраженном состоянии, но это из-за совмещения двух работ, это можно считать нормой. Я в постоянном напряжении, а расслабляюсь только после изрядной дозы алкоголя. – Джеффри активно жестикулировал, хотя даже не отдавал себе в этом отчета. Он привык быть эмоциональным, хотя нет, он таковым и являлся. Всегда говорит что думает, а это ведь не каждому понравится, согласитесь. Пока парень говорил, он поставил кружку с нетронутым чаем обратно на стол.
- Конечно же, я опровергал его догадки! Не говорить же ему, что я бывший наркоман! Пожалуй, это одна из немногих истин, которую я скрывал от многих. Но я оставил это в прошлом, я справился сам со своей проблемой. – На слове «сам», сделал особый акцент и ударил кулаком по ладони. Нелегко было сказать Агате о своем прошлом губительном увлечении, выдав правду, откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул. Увидел чашку чая, которую поставил на самый край и вновь потянулся к ней, на сей раз, все-таки делая несколько глотков успокаивающей жидкости. «Мята и мелиса, воу, какой необычайный аромат и вкус!».
- Сотня оправданий? Они действительно прокручивались в моей голове, но я все же пошел, так как дал слово. Я долгое время не хотел идти, но потом…потом… - Джеффри в задумчивости сделал еще один глоток чая, - в последнее время я часто ловлю себя на мысли, что мне чего-то не хватает. Мне надоело многое из того, что я делаю. Но чего же я хочу еще на самом деле, я никак не пойму.
Актер уставился в свою чашку, видя смутное отражение самого себя и оставшиеся еще разводы на поверхности жидкости после глотка. Каким-то усталым он был, угрюмым, как и говорил.
- Я привык уже ругаться с Флетчером, да и я из всего актерского состава группы, которую он ведет, единственный такой взбалмошный. Мне было бы скучно просто сидеть и слушать его нотации, а так проявляются эмоции и чувства, охватывая все и всех вокруг. Все становятся живыми. Мне трудно смотреть на людей, которые сидят в напряжении, слушая лекции. Они какое-то оледенелые, черствые. – Парень потянулся к тарелке с венским печеньем и с довольным хрумканьем съел его. Еще одно, второе, третье…Аппетит все больше пробуждался по мере поедания.
- А что касается цели, то было бы действительно неплохо понять, что же мне нужно. Раньше моей целью была раскрутка группы, затем появилось желание показать себя перед публикой отменным актером. Я с успехом добился первого, так что мне сейчас нужно только поддерживать время от времени связи и сочинять песни. А вот со вторым…я стал учеником у Алекса Виллана, знаменитого актера, он один из лучших, если даже не самый лучший. Так что проблем с выступлениями на сцене у меня тоже нет.
Джеффри не заметил, как выпил кружку чая и съел изрядную порцию печенья. Только он, конечно же, не насытился. Взяв чайник, налил себе еще чая, а потом заодно обновил чашку Агаты. Он делал это по старой привычке, так как не мог сидеть сам с полной кружкой, а собеседника оставлять с полупустой или пустой.
- Знаешь, у меня действительно много вопросов. – Как и оговаривалось ранее, обращался на «ты». – Возможно, именно поэтому еще я такой загруженный, а окружающие…да даже тот же самый Шон – видят меня угрюмым и суровым. Но они пытаются заставить меня сделать что-то, вместо того чтобы повернуть все так, чтобы я сам принял это или же захотел сделать. Я не люблю, когда на меня давят, этого было предостаточно от отца, и от матери, которые выгнали меня из дома, узнав о моих…любовных предпочтениях. Они хотели заставить меня изменить свое мнение, свои желания, но они же мои! Как я могу от них отказаться, если я хочу их? Это часть меня, нельзя просто взять и выкинуть ее из своей жизни, словно ненужную вещь.
Джеффри сделал несколько крупных глотков чая и закашлялся, так как слишком поспешно это сделал. Поставив кружку на стол, прокашлялся и откинулся назад, утопая в мягкости подушек.
- Кхм, прости, я поторопился. Вернемся к нашим...нет, все-таки моим баранам.  Мне нравится твой подход к ситуации, и я действительно хочу прояснить для себя несколько моментов. И ты права, только я сам смогу решить их, но…мне нужна поддержка. Странно это признавать, я об этом раньше как-то и не задумывался, но тебе я всецело доверяю чисто на интуитивном уровне, как когда-то доверился Виктории, и доверяю ей до сих пор.

Отредактировано Jeffrey Coldman (2012-11-21 16:12:28)

+2

8

Парень был взбудоражен. Резкие жесты, прыгающие интонации, чашку взял, отставил, снова взял, поперхнулся, закашлялся, принялся за вафли… По-видимому, Джеффа ощутимо цепляло то, о чем он говорил… Причем даже непонятно – что больше…. Парень вываливал все, что накопилось со времен размолвки с родителями. Не удивительно. Бывший наркоман, гей, создатель и видимо лидер рок-группы, актер… Конечно сложно ему самому понять, чего он хочет прямо сейчас – выбирать-то приходится из такого хаоса.... А уже от выбора можно будет начинать строить перспективу.
- Брррр, - Агата помотала головой, демонстрируя, как она запуталась и рассмеялась, - у тебя по-настоящему насыщенная и интересная жизнь как я вижу. Так, что я из всего этого поняла… Тебе чего-то не хватает в жизни, причем ты сам не улавливаешь, чего: есть музыкальная группа, перспективы на сцене и, вероятно, в кино, личная жизнь – регулярна, разнообразна и ты отстоял свое право быть собой перед родителями… Но не хватает чего-то важного, поэтому  возникают конфликты с  твоим нынешнем боссом, Флетчером, а заодно, ты и всю группу будоражишь, потому что ценишь эмоции и мастерство в их проявлении, а их спокойствие тебе непонятно… Пока – верно я все улавливаю?
Агата сделала еще пару глотков из чашки. Выпечка, хоть и явно не сегодняшняя, но все-таки закончилась. Юноша выглядел взволнованным, но вполне в состоянии и в настроении, значит – вперед!
- Замечательно, - Агата коснулась руки парня, - это отличное решение – сперва определиться с направлением движения, а потом уже двигаться вперед. И я подозреваю, что это повлияет заодно и на твое состояние… а раз человек на столько эффективен, на сколько хорошо его состояние, то приятные перемены коснутся и других сфер жизни…
Агата встала, быстрым шагом прошла к столику с канцелярскими принадлежностями и взяла пару обычных листов формата А4 и маркер. Подумала, и прихватила ножницы.
- Сейчас, Джефф, у тебя будет редкая возможность рассмотреть свою жизнь и то, что ты в ней сам замечаешь. Для начала – тебе простое задание для разминки. Разумеется, если ты уже закончил с чаем, - Агата улыбнулась, - Из этих листов нужно сделать шесть карточек. Важно, чтобы их делал именно ты. И затем – написать на них слова.
Агата начала диктовать, поясняя, что имеет ввиду под теми или иными словами, в то время как Джеф записывал:
- На первой пишешь – «Окружние» это все то, что тебя окружает: предметы, люди, объекты… все что может служить ответом на вопрос «что? кто?». На второй – «Действия» это все простые действия, которые ты выполняешь ежедневно: стоять, идти, спать… ответы на вопросы «что делаю?» На третьей – «Способности» этим словом мы будем называть то, что ты можешь делать в принципе. Это сложные действия, складывающися из более мелких. Например – вести переговоры. На четвертой – «Ценности и убеждения» мы будем понимать под этим то, во что человек верит и что для него важно в жизни… Готово? – Агата написала на оставшихся еще двух карточках слова «Идентичность» и «Миссия», но оставила их пока у себя и без объяснений.
- Тогда давай немного подвигаемся.
Психоаналитик поднялась с кресла, оставив полчашки чая на столе, и пригласила за собой парня. В окна падали косые лучи скупого осеннего солнца и в них, как в потоке чистой энергии плясали пылинки.
Расположившись таким образом, чтобы было достаточно места, но и не в центре зала, Агата положила на пол перед Джеффом первую карточку с надписью «Окруженье».
- Сейчас я прошу тебя встать прямо на нее и рассказать, что тебя окружает в твоей жизни, что находится вокруг тебя? Все, что, как говорится, можно погрузить в кузов.

+3

9

Когда поток слов, извергаемый Джефом наружу, прервался, Агата рассмеялась и помотала головой, издавая непонятный звук. Колдмэн сначала с недопониманием уставился на нее, держа в руках кружку, а потом сделал глоток чая и отставил кружку на столик.
- Да, в моей жизни много чего происходит, я редко просто так сижу на месте. А даже если и сижу, моя голова продолжает работать, строить планы. Все верно, да, не хватает чего-то важного. – Подтвердил парень, кивая головой, и даже не улыбаясь. Проблемы не казались ему столь глобальными до тех пор, пока он все их не озвучил. Было удивительно слышать себя будто со стороны, оценивать и взвешивать все накопившееся за долгий срок.
- Личная жизнь регулярна, еще как, да. И перспективы на сцене есть. – Продолжил кивать головой, заверяя Агату, что она все верно поняла. Хотел потянуться к тарелке с печеньем, но ничего на ней не обнаружил. Пустая! «Вот блин, я все съел» - С досадой подумал парень и вздохнул, допивая свой чай. Добавки он пока не хотел, но вот от жареной картошечки с куском бифштекса не отказался бы.
- Замечательно. – Без эмоций повторил Джеф, пытаясь понять, чем же его проблемы хороши. Последующие же слова придали ясности, и актер даже улыбнулся. Азарт Клэйн переходил и к нему, казалось даже, что с касанием ее руки передался и заряд бодрости и оптимизма. Хотелось в это верить.
- Ох, очень надеюсь, что изменения коснутся и других сфер моей жизни. Я бы не хотел в один прекрасный день сдохнуть от скуки или отсутствия стимула жить. – Звучало горестно, но зато честно. Хоть Джеффри и высказался,  а соответственно, должно было полегчать, но ему все равно было тяжело, если даже не хуже чем было. Все собралось в единый ком и шлепнулось на голову как куча снега зимой с крыши. Агата взяла несколько листов А4 и притащила их ближе к Колдмэну. Актер прищурился, не понимая, чего же от него хотят, но когда все было озвучено, он рассмеялся.
- Рассмотреть всю жизнь с помощью обычных листов бумаги? Это как? – Все еще смеясь, выдавил из себя Джеффри, думая, что это все шутка. – Да, я закончил с чаем, спасибо. Тэкс, написать слова, ладно, это я сделаю.
Парень кивнул головой, принимая листочки и беря в руки маркер. Посмотрел на девственно чистый лист и, не задумываясь, чирканул на нем слово «окружение» заглавными буквами. На следующих были слова «действия», «способности» и «ценности и убеждения». Они были написаны теми же большими буквами, не считая последней карточки, на которой пришлось уменьшить шрифт, чтобы уместить длинное название. Когда все было сделано, Джеф закрыл маркер, отложив его в сторону и отодвинув от себя карточки.
- Мы будем танцевать? – Удивился было Джеф, вставая с кресла и следуя за женщиной. Она положила первую карточку на пол и попросила Колдмэна встать на нее. Пожав плечами, юноша так и сделал, вставая прямо по центру, по стойке смирно.
- Конкретно сейчас возле меня ты и мебель. А если иметь в виду вообще…Меня окружают постоянно люди, все чего-то хотят от меня. Я даже свыкся с мыслью, что за мной следят. Ну и опять же, мебель, дома, различные дома и клубы, театры. Вокруг меня витает множество проблем, как мелких, так и больших. Возле меня целый непознанный мир, полных возможностей и сюрпризов. – Колдмэн поначалу ощущал себя по-дурацки, но потом представил, что он на сцене, а не на клочке бумаги и даже расправил шире плечи, чтобы показать себя «во всей красе». Обычно так еще делали павлины, когда распускали свой хвост. Павлин вообще считается царской птицей, его изображения — распространённое украшение тронов, наряду с драгоценными камнями, металлами и солярными животными (такие как лев, орёл).

Отредактировано Jeffrey Coldman (2012-11-27 15:58:48)

+2

10

Слушая ответ Колдмэна, Агата сопровождала фразы парня  кивком головы и делала коротенькие пометки на оставшемся листе бумаги. Привычка писать навесу опончательно испортила почерк психологини. Конечно, графология такая же отрасль знания как и прочие… но не для человека, выправлявшего у себя каталепсию руки…
- Просто – каждый день ты что-то видишь вокруг… Видишь ли, мир, возможности и сюрпризы в тачку погрузить нельзя. А вот то, в чем они проявляются – можно. Сейчас нам интересно второе. И еще – люди «вообще все» в тачку не влезут, а вот конкретный мистер Флетчер – запросто. Прикинь сам, Джефф, есть ли что добавить на этот уровень?
Да, у парня, как это и бывает обычно, возникло легкое замешательство. Чтобы разобраться в происходящем ему понадобилось несколько минут, после чего правила игры были приняты. За что и спасибо Джеффри Колдмэну, искреннее и глубокое. Агата наблюдала, как парень хмурился, покусывал губу, сосредотачиваясь на своем новом опыте, ему явно было непривычно думать о себе и своей судьбе таким способом.  Как расправил плечи, вернувшись на, по-видимому, привычный ему уровень абстракций… «мир», «люди», «возможности»…И все-таки первые наклевки есть.
Выслушав ответ Джеффри, Агата положила у его ног второй белый прямоугольник с надписью «Действия».
- Когда ты почувствуешь внутреннюю готовность, ты можешь шагнуть на уровень действий, угу – Агата кивнула на ответный поступок парня, - И здесь расскажи мне, пожалуйста, просто, как пятилетнему ребенку, что ты делаешь в жизни? Как если бы я не понимала слов «занимаюсь творчеством», и была аборигеном из племени папуасов. Какие простые действия ты совершаешь? Ведь есть же простые действия, правда?
Агата вслушивалась в речь музыканта. Да, таких людей приятно слушать… Какое разнообразие интонаций, как приятно меняется тембр. Фразы доводит до завершения. Даже паузы – информативны.
Выслушав ответ – с простыми действия пошло легче чем с простыми предметами, парень втягивался в игру – Агата продолжила, выкладывая очередной прямоугольничек еще на шаг дальше. Надпись на нем гласила «Способности».
- Хорошо, я запомнила, что простое ты делаешь, а что ты умеешь в принципе? – Агата жестом показала, что можно делать шаг на третий уровень, - На что ты способен? Здесь как раз место для заявлений типа «водить машину» или «заниматься творчеством». Расскажи мне, пожалуйста, об этом.
Агата все глубже подстраивалась под клиента. С благодарностью откладывала в сторону свою карту реальности и позволила себе замечать только те предметы, которые видел Джефф, совершать те же поступки, делать те же действия… Сами собой, почти непроизвольно, плечи Агаты расправились грудь плавным вздохом вышла вперед, в голову полезли откуда-то образы геральдических зверей: львов, грифонов… Агата подхватила и синхронизировала свое дыхание с дыханием парня, занятого перечислением своих действий и способностей. Обычно, в этот момент у клиента возникает ощущение «плеча», человека рядом, а у терапевта – что он смотрит вокруг чужими глазами. В такой связке и проходят основные техники. В ней и случаются простые мелкие чудеса, наподобие ответов на незаданные вопросы, «знаний» неозвученных аспектов биографий и так далее… В принципе такой феномен «похожести» возникает у близких друзей, у давно живущих вместе пар… Когда люди даже внешне становятся похожими. Небольшое усилие. Немного работы над собой. И можно попасть в карту мира любого человека… Но по множеству причин люди это не делают.
Агата продолжала писать на листочке ответы Джеффа, отметив про себя, что почерк у нее тоже изменился…

+3

11

- Оу, так ты имеешь в виду материальные вещи? Хорошо…Ну Флетчер в первую очередь пойдет в тачку, это даже не комментируется! – Джеф ухмыльнулся, засовывая руки в задние карманы джинс и пошатываясь вперед-назад на своем белом листике формата А4. Ему казалось забавным пихнуть все свои проблемные вещи и людей в так называемую тачку.
- Еще я бы положил в тачку своих предков, а также нескольких занудных журналистов, которые запятнали репутацию моей группы так, что мы чуть ли не вылетели с треском из городской лиги. Также, в тачку поместится тот стул, с которого я упал, когда нужно было встать на сцене на него. Дно провалилось, и я упал вместе с ним, расшибив себе спину и руки. – Колдмэн задумчиво посмотрел вперед невидящим взглядом. В его голове мелькало множество образов, но не все они подавали достойнные кандидатуры для «тачки». Хотелось вообще пихнуть в кузов всех своих обидчиков и завистников, но Джеффри разумно предположил, что жизнь их когда-нибудь накажет за их происки и нечестивые поступки.  Поэтому лучше выкинуть что-нибудь неживое, что не жалко, но по-прежнему держится в твоей голове.
- Еще я хочу выкинуть все свои шмотки, которые остались у некоторых моих  приятелей или же друзей. Многие из них меня бесят и связаны с негативными воспоминаниями, либо с жизнью у предков. Я хочу оставить это все в прошлом, а лучше попросту выкинуть, чтобы не бередить старые раны. Да, а заодно было бы неплохо выкинуть мои детские и подростковые фотки, на которых я вышел как идиот. Знаешь, друзья же любят потом показывать их тебе либо чужим, чтобы устыдить тебя или позлить. Компроматчики хреновы. На этом уровне всё. Если что, потом же можно будет добавить?
Джеффри потоптался еще немного на этой бумажке, а потом шагнул вперед, вставая на новый лист А4, подложенный Агатой. Ее тактика ведения приема была интригующей, необычной. Колдмэн насмотрелся в фильмах и начитался в книгах, что подобные приемы обычно проходят чисто за беседой, но тут…тут были действия, движения, что-то непривычное и не входящее в рамки обыденного. И хорошо, иначе Джеф бы заскучал и быстро утомился, а то и вовсе разозлился бы и ушел, хлопнув громко дверью.
- Я готов. Так…на папуаса ты конечно не смахиваешь, ты значительно умнее и привлекательнее их, но я постараюсь говорить так, будто бы ты из их числа. – Джеффри улыбнулся, подмигивая Клэйн. – Ну, по утрам я просыпаюсь, чувствую усталость и заставляю себя встать, пройти в ванную и умыться. Я чищу зубы, одеваюсь, иду в театр, или же в институт. Театр - это место, где я становлюсь на время тем, кем никогда бы не смог стать, или же кем могу стать, если приложу к этому усилия…Институт же – это то место, где я приобретаю различные навыки и знания, которые впредь могут помочь мне в решении моих жизненных проблем. Это конечно не всегда так, но все равно помогает.
Парень смотрел в потолок, будто бы видя на нем прожектор и читая с него увиденное. Ему так было легче представлять Агату  в виде папуаса, хотя на самом деле, ему стоило бы смотреть ей в глаза, а то складывалось впечатление, что Агата потолок, а потолок это Агата.
- Я работаю, я учусь, я хожу, бегаю, прыгаю, кривляюсь. Это все в течение дня и частично вечером. После работы и учебы я иду в бар или же в клуб, где торчу до утра в поисках развлечений. Что в клубе, что в баре, я общаюсь с людьми, пью алкогольные напитки и танцую. Если везет, нахожу себе любовника на ночь и еду с ним домой, чтобы…эм…ну посовокупляться. Папуасу же будет понятнее это название, не так ли? – Джеффри перевел взгляд на Агату и, не выдержав, коротко рассмеялся. Нет, все-таки она слишком красива для такого титула. Папуасы в понятии Джефа были совсем аборигенами, раздетыми и дикими, которые умеют только жрать да спать, ну и еще жить в лесу или в пещере, танцуя перед сном ритуальные танцы.
- А утром снова все по кругу. Ну, или же по вечерам я выступаю в театрах или в клубах, а ночью все равно развлекаюсь и пьянствую, развращаю… - Агата кивнула и положила очередной лист А4 перед Колдмэном. Парень встал на него, заинтригованный тем, что будет дальше. Он втянулся в игру, и время летело незаметно. К такому психотерапевту он хоть каждую неделю ходить будет, ради удовольствия и познания чего-либо нового.
- Оу, вот это размах! – Воскликнул Джеф, выслушав очередное задание Клэйн. – Да, кстати,  я умею водить машину. Еще я могу гульбанить  всю ночь, а потом, проспав пару часов, двигаться дальше в бешенном ритме по городу. Максимум я способен продержаться без сна трое суток. Я могу легко войти в ту или иную роль, и также легко выйти из нее. Я могу подавать множество идей и заряжать своей энергией других. Еще я способен ввязаться в драку или же наехать при желании на того, кто на меня даже не смотрел и не говорил со мной, а потом еще выдам ему множество причин своего поведения. Я могу выручить из сложной ситуации или помочь советом. Я всегда довожу начатое до конца и могу при этом проявлять недюжее упрямство. Я порой чересчур предвзят и принципиален к чему-либо или же к кому-либо. Это как мешает, так и помогает. Всегда по-разному.

Отредактировано Jeffrey Coldman (2012-11-28 03:53:38)

+2

12

Молодец, Джеф! Работает честно… Хоть и не так просто ему, как показывает: начал раскачиваться – стоит ускориться. Но в общем-то и финал уже рядом.
- Здорово, Джеф! Ты, я смотрю, на многое способен! – Скаламбурила Агата с улыбкой, - Хорошо, что это так. И, в общем-то, ты как раз, сам уже своим ответом предваряешь следующий шаг…
Психоаналитик расположила следующий лист перед парнем. На нем красовались слова «Ценности и убеждения».
- Во что ты веришь, а Джеффри Колдмэн? Что для тебя является непреложными истинами? По каким внутренним законам ты живешь?
Не всегда легко ответить на такой вопрос. Одно дело, когда ты в разговоре начинаешь отстаивать свою точку зрения, не особо и осознавая ее, а другое дело, когда нужно сделать заявление вот так вот. В виде монолога. Хоть актеру это и не впервой, но когда входишь в технику, идешь по коридору из вот этих листочков–якорей все совсем иначе. Смотришь в глаза настоящему себе. Такому, как есть… А на это, на самом деле, бывает нужно мужество.
- И что для тебя ценно? Что так дорого, что не расстался бы с этим ни при каких обстоятельствах? Или чуть менее ценно…Возможно, есть какие-то важные убеждения из разряда «я никогда не смог бы…» Здесь речь идет о нематериальных вещах, сам понимаешь.
Ценности. Человеческие ценности. Драгоценности души. У каждого свой набор, но как часто в нем скользят и абстракции общечеловеческого порядка, делая эти наборы не схожими, но слегка созвучными. Какая это роскошь – встретить в жизни человека, у которого совпадает набор его ценностей с твоим хотя бы процентов на восемьдесят! Какое это чувство близости и понимания!
В голове Агаты со скоростью света проносились мысли, соотносились образы, сверялись варианты, сравнивая слова, сказанные Джеффом с каждого из листов бумаги. Чужая жизнь… На пару часов – жизнь Агаты. Как ему там, этому человеку, который… Мысль продолжилась во фразу.
- Спасибо, Джефф, что поделился. Твоя откровенность – очень важна для меня. Теперь еще один шаг….
На полу оказался очередной листок: «Идентичность»
- Прошу тебя, встань на этот листок, как ты уже привык это делать – и посмотри назад. Простой вопрос – и кто ТЫ со всем этим? Было сказано много слов, но на этом уровне сейчас есть место лишь для одного слова, максимум для двух. Посмотри как со стороны на человека, который во т только что рассказывал о себе… Кто этот парень, который верит в то, что ты озвучил, и при этом чувствует, что живет по кругу: просыпаясь, приводя себя  порядок, учась в институте и становясь в театре тем, кем никогда не смог бы стать? Который способен до утра торчать в клубе и находить любовника на одну ночь, и в то же время вставать уставшим с утра. Кто этот человек, которого окружает масса вещей и людей, от которых хотел бы избавиться: шмотки, приятели, предки, Флетчер, фотографии – и при этом тот же самый человек верит в себя и действительно способен подавать множество идей и заряжать своей энергией других. Кто может и спровоцировать драку, и самостоятельно вытащить друга из беды…  Человек, который всегда доводит начатое дело до конца и при этом  никак не соберется разобраться с тем, что  сам хочет оставить в прошлом, а лучше попросту выкинуть, чтобы не бередить старые раны. Кто он, Джефф? – голос Агаты слегка звенел. Это важный момент. Возможно, самый непростой за всю технику. Хватит ли у молодого человека храбрости – и честности – взглянуть в глаза своим драконам? Что может Агата еще сделать для него, чтобы поддержать и помочь?
- Если тебе поможет – можешь сойти со своей линии, встряхнуться и посмотреть на этого моего знакомого со стороны. Первое же слово, которое придет – скорее всего будет верным.
Реагируя на состояние Джеффа, Агата почувствовала, как начинают гореть щеки.
Давай, парень, найди это слово, ведь мы вместе чувствуем все это: и замешательство, и кипящий мозг… А я уже не так молода как ты!
Агата ждала ответа.

Сорри

очепятки поправила

Отредактировано Agatha Kleyn (2012-11-28 23:43:22)

+3

13

Перед ногами Джеффри возник последний листок, на котором он сам написал слова, другие два – все еще оставались неведанными для него. Он не знал, что там написала Агата, но вопросов пока было и так достаточно, чтобы задумываться еще и о них. Поэтому Колдмэн сосредоточился на текущей своей задаче. Наступив на лист, заинтриговано посмотрел на Агату.
- Следующий шаг…ты все еще папуас? – Отшутился сначала парень, но после заданных психоаналитиком трех вопросов подряд, стал серьезным. – Это сложно.
Джеффри вздохнул, прикрывая глаза, чтобы было легче сосредоточиться на себе. Почему именно на себе? Да потому, что это ему нужно разобраться в себе, ему нужно поменять свою жизнь, ему и только ему! Как говорится, все случайности не случайны. Этот день был необычным уже хотя бы тем, что началось движение вперед, а не продолжилось все тоже опостылевшее хождение по кругу. Все было таким…необычным, почти нереальным, будто бы Джеф попал в параллельный мир, или же очутился на другой планете. Все было ново для него, возможно именно так ощущают себе после смерти. Ты оказываешься лицом к лицу с самим собой и просматриваешь свою жизнь как киноленту, местами проматывая что-то, а местами наоборот, замедляя, чтобы получше рассмотреть определенные моменты, разобраться в них. Такие моменты принято называть кульминационными.
- Я… -  начал парень, но потом умолк, облизывая пересохшие губы - …я верю в себя. Верю тому что я делаю, что это не напрасно. Я хочу оставить след в этом мире после себя, показать, на что способен человек, если будет идти к своей цели вперед, если будет добиваться своего, проходя через череду испытаний и душевных терзаний.  – Неожиданно даже для себя выдал юноша,  по-прежнему держа глаза закрытыми. Он тяжело задышал, так как никогда на самом деле толком не задумывался над этим. Ответ на вопрос удивил, заставил встрепенуться, задевая за живое, за те душевные струны, которые были уже давно в нем, но они были неприкасаемыми, не настроенными.
- Движение вперед есть истина. Действие есть истина. Упорство, стремление идти до конца тоже есть истина. – Краткие предложения, каждое из которых давалось с трудом. Джеффри копался в себе, извлекал из недр подсознания то, что давно было очевидно, но что было сокрыто глубоко внутри.
- Законы…у меня они всегда свои. Для меня закон - всегда доверять себе, любить себя, иначе затопчут, изменят по подобию своему, лишив индивидуальности и уникальности. Для меня закон - быть всегда честным с самим собой и с другими, так проще жить, не навешивая на себя лишних обязательств и проблем, опускаясь до лжи и изворотливости. Закон…делать то, что считаю нужным, даже если придется идти против толпы. Я такой, какой есть, пусть смирятся с этим.
Колдмэн замолк, тяжело дыша и напряженно сжимая и разжимая кулаки. Ладони взмокли от напряжения, с которым он все это произносил. Одно дело думать, а другое - высказывать. Было очень тяжело все это переосмыслить, хотя это были его слова, произнесенные его губами, которые вещали от его имени, о нем же самом…Агата почувствовала, когда парень будет готов к следующему шагу и задала новую порцию вопросов. Приложив по инерции руку на сердце, заговорил, по-прежнему стоя на листке бумаги с закрытыми глазами.
- Для меня ценна моя жизнь…и в последнее время двух людей…Виктории и Брендона. Викки ты уже знаешь, а Брен, он мне как брат. Не по крови, но по духу. Они оба мне дороги…я  не осознавал этого сполна до тех пор, пока не заявил вслух о своих чувствах. – Джеффри распахнул, наконец, глаза, но руку с сердца не убрал. Тух, тудух...тух, тудух…оно билось в груди все сильнее, заявляя о своем существовании. Обычно мы не слышим его, не чувствуем, как оно бьется, также как не прислушиваемся к своему дыханию.
- Мне ценно их мнение, их слова и поступки по отношению ко мне, к другим. Я ценю их присутствие рядом. С их приходом я поменялся, не сразу, но постепенно.  И ты…ты тоже стала важна для меня. Наша встреча здесь, и то, что сейчас происходит - все это ценно для меня.
Джеффри умолк, на какое-то время воцарилась тишина. Было только слышно рваное дыхание парня. В его организме происходил трудоемкий процесс, что-то вроде стресса, но с положительными последствиями. Проведя рукой по взмокшим волосам, убрал их назад, желая даже стянуть с себя свитер. Но это все-таки не сауна и не пляж, где можно щеголять по пояс раздетым, это кабинет, где проходит сеанс психотерапии. И пусть для Джефа это стал не просто кабинет, а своеобразный тесный мирок, где только он и Агата, но все же это был именно кабинет. Сжав пальцами виски, начал их массировать, сосредотачиваясь вновь на своем внутреннем мире, на том, что там сокрыто. Агата положила на пол первый лист, о содержании которого Колдмэн не знал. Идентичность. Свойство психики человека в концентрированном виде выражать для него то, как он представляет себе свою принадлежность к различным социальным, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, расовым и другим группам. Понимание себя «как такового», как личности, предполагает установление как своего отличия от других людей, так и своего сходства с ними в соответствии с признаками, характеризующими его идентичность, что, в свою очередь, является совершенно необходимым условием для того, чтобы оставаться «самим собой» в изменяющемся мире. Вставая на этот новый прямоугольник на полу, Джеффри понял, что дальше будет еще сложнее. Ему придется заглянуть в себя еще глубже, как бы встать перед зеркалом и заявить самому себе, кто же ты. В театре часто давали задание потренироваться перед зеркалом, это было полезно при заучивании монологов. Ты входишь в роль, изучаешь свою мимику, оттачиваешь жесты и слова. Ты беседуешь с самим собой, так и здесь…нужно представить себя перед зеркалом, выяснить, в чем ты схож с другими, а в чем различен. Выяснить кто Ты. «Кто я?...» – мысленно задал себе вопрос, ощущая волну дрожи по всему телу, будто бы его ударило током.
- Личность! – Ударил себя кулаком в грудь, выкрикивая слово. От собственного крика опешил, удивленно глядя на Клэйн. В звеневшей до этого тишине крик прозвучал чересчур мощно. Колдмэн не знал, почему выбрал именно это слово, так как до этого в голове мелькало множество титулов, которыми он хотел одарить того Джеффри, который был на всех предыдущих этапах. Где-то хотелось обозвать себя, где-то наоборот возвысить, но обобщающим все же стало именно это слово.

Отредактировано Jeffrey Coldman (2012-12-02 23:09:37)

+1

14

Первый ответ… был странный и явно не первый. Явно подогнанный под написанный в конце учебника и описывающий только верхушку пирамиды. Слишком громко, слишком резко… Слишком по-детски как-то. Словно выкрикивая в ответ на нагоняй «Неправда!! Я хороший мальчик!!» Вот только нагоняй Джефф устроил себе сам, по ходу дела. И каким-то привычным способом утилизировал. А так нельзя. Смысл? Нужно, чтобы человек услышал,уловил сам противоречивость собственных слов. Агата начала тепло, но твердо:
- Серезно, Джефф? – легкая нотка недоверия, - Тогда сойди с пирамиды и давай посмотрим вместе со стороны. Есть парень, который считает себя личностью и при этом… Смотри сам. – Агата указывала на логические уровни, о которых говорила.
- Для моего знакомого, по его словам, ценны два человека – Виктория и Бредон, но они появляются только на уровне ценностей, он ничего не делает вместе с ними или для них, ни слова об этих людях и на уровне окружения. Он хочет оставить след в этом мире на уровне убеждений, а что делает? Работает, учится, ходит, бегает, прыгает и кривляется. Торчит до утра в клубах в поисках развлечений, пьет алкоголь и танцует. Ценность не подкрепляется действиями. Для него непреложный закон – доверять себе и любить себя и, кстати, он боится, что его изменят по подобию своему, лишив индивидуальности и уникальности, но на уровне окружения и предметов он собрал все, что только способствует этой потере себя: и вещи с неприятными воспоминаниями в них, и Флетчера, будь он неладен, и друзья, которым нравится цеплять его по мелочи. Подростковыми фотками к примеру. Или вот к примеру, если для человека важна его собственная жизнь и жизнь близких людей – станет ли он ввязываться в драки на пустом месте, как он сам же мне и рассказывал? И самое главное, Джефф… Можно ли назвать этого парня Личностью с большой буквы? Может есть более точное определение, а?
Агата помолчала несколько секунд:
- Можно по собственному решению закрыть глаза на многие противоречия и говорить «Этого нет, этого нет!», но противоречия от этого не исчезнут, – психоаналитик покачала головой. Молодой человек вызывал уважение. И именно поэтому женщине не хотелось «сливать технику».
- Тень…- голос Джеффа звучал хрипловато и как-то ниже, словно шел от самой диафрагмы, из Центра.
Слова прозвучали. Да, это походит на правду, даже в груди стало легче. Безумно в этот момент хотелось обнять парня, похлопать по плечу. поддержать… Но этого как раз и нельзя было делать, чтобы не закрепить не самую приятную из эмоций. Только слова. Да и ест вещи, которые человек может пройти только в одиночестве. Никакая поддержка не будет уместна, когда разговор ведется с душой.
- Спасибо, Джефф. Смелый шаг. Возвращайся на листок, прошу тебя. Что ж, у тебя есть то, что есть. И это уже больше, чем у многих живущих. И сейчас настало время перемен, за которыми ты и пришел – Агата на некотором отдалении, примерно шагах в трех, поместила листок с надписью «МИССИЯ».
- Миссия. То, ради чего все это происходит в твоей жизни. Зачем делается все то, что делается, верится в то, во что верится, имеется то, что окружает тебя? Твоя Мечта. Идеальная. Такая, в которую есть смысл вкладываться на сто двадцать процентов. Сейчас ты можешь ее увидеть, как кино, в котором главная роль принадлежит тебе, - Агата указывала на пространство над листком, - как кино про Джеффри Колдмэна, достигшего своей Мечты во всей ее полноте, реализующего Миссию, ради которой вообще родился… Ты можешь рассказывать о ней словами вслух, или не рассказывать. Но главное, чтобы ты просто видел ее. Мы редко думаем, ради чего пришли на эту землю… Вот сейчас как раз самое время. Ты можешь добавлять туда все и всех, что и кого угодно и в любой момент.
Психоаналитик внимательно наблюдала за изменениями во внешности Джеффа. Куда делись его выпячивание груди и подростковая ершистость, попытки доказать что-то кому-то одним фактом собственного существования? Сколько спокойствия, простоты и силы было в его улыбке, сколько лучистой, чистой энергии светилось в глазах… Как преображает людей их Миссия даже внешне, Агата улыбалась в унисон с Джеффом. Как важно помнить, зачем ты пришел в эту жизнь. Женщина спросила тихонько:
- Хочешь туда, Джефф?- и получив утвердительный кивок, продолжила - Значит – вперед! Входи прямо в фильм и в того Джеффа. Попробуй изнутри телом, какого там, в мечте? Твое ли это?
Агата продолжала оставаться рядом с парнем. Она отлично помнила свое состояние единения с Миссией – ощущения за гранью слов… В котором сливалось все, что было сверх важно и сверх приятно. Она тогда плакала и смеялась, и… Она не ожидала слов ответа или подтверждения от молодого человека, захваченного водоворотом ощущений - она наблюдала. Нужна самая высшая точка, кульминация. Когда эмоции самые яркие, когда они на пике… Вот она! Точно. Ее и якорим! Агата положила руку на плечо Джеффа, словно бы поймала ладонью бабочку, закрепляя и привязывая ощущение единения с Миссией к этому прикосновению. Якорек продержится примерно с сутки. Но больше Агате и не нужно. Ведь однажды побывав ТАМ, человек просто помнит об этом опыте.

+1

15

Агата с недоверием посмотрела на Джеффри, и у него сердце екнуло в груди от боли. До этого широко расправленные плечи поникли, и от высокомерия и гордости не осталось и следа. Актер сошел с листика и подошел к Агате, оглядываясь назад, на все те поэтапно совершенные шаги, на которых он был. Был разным, постепенно, слой за слоем снимая с себя накопившиеся отложения, которые очерняли его душу. Но все равно, на том последнем листике, с которого он только-только сошел, Джеффри вновь опрокинул на себя весь хлам. Агата указала вновь на прошлые уровни, выделяя ключевые моменты, фразы, произнесенные самим же Колдмэном. И сейчас, оказавшись чуть в стороне, он увидел совершенно другого человека, а не того, кем себя возомнил. Проведя сравнение, взвесил все в невидимой взору чаше и понял. Кого он хотел обмануть, подбирая на том листе себе титул? Кого хотел удивить? Себя и только себя. Тот Джеффри был не человеком, а бесхребетным существом, которое мнило себя невесть кем только за то, что пробилось куда-то, куда до этого доходил не каждый. Да, он был пробивным, но он не жил, а существовал все это время. Он был слишком эгоцентричен для человека, который утверждал, что ценит близких ему людей, а на деле вспоминал о них, только когда ему было плохо, или же что-то нужно от них.
- Тень… - Выдавил из себя Джеффри, даже не сразу узнавая собственный голос. Он действительно был только лишь тенью, скрывая истинный потенциал и истинную сущность свою за всеми теми наслоениями, что оставил на листиках бумаги. Теперь же он стоял будто обнаженный, как тот же чистый лист формата А4.
- Не исчезнут… - Вторил вслед за Агатой парень, с печалью глядя в пространство. – Как я мог не видеть этого раньше?! – Воскликнул в сердцах парень, зарываясь обеими руками в свои волосы и растрепывая их. Тяжело вздохнул, сцепляя руки в замок за головой и прикрыл глаза, поднимая лицо вверх, к потолку. Внутри шла глобальная перестройка организма к открывшемуся заново миру. Подышав, успокоил себя, как как-то посоветовал ему Флетчер. Один из немногих дельных советов. Хотя…если разобраться и подумать, то ведь он много дельного говорил, только вот сам Джеффри этого не слышал или же воспринимал все в штыки. Агата поместила последний лист, который держала в руке, на пол. Прочитав надпись «Миссия», ступил вновь на лист, опуская руки и немного встряхиваясь, будто бы желая еще раз проверить, вся ли чернь стряхнулась с него. Убедившись, что все более-менее в порядке, уже спокойно посмотрел вперед, на Клэйн. Выслушав ее, кивнул и закрыл глаза, так как говорить пока не особо хотелось. Слишком много всего произошло сегодня, и этот вечер, Джеф знал наверняка – проведет с Викторией. Расслабил все тело, равномерно задышал, на лице появилась легкая полуулыбка и спокойное выражение. Распахнул глаза, видя себя в уютном домике, в гостиной, в которой собрались все его близкие, все те, кого он на самом деле всем сердцем любит, но не осознавал этого раннее. В этой образной мечте все были довольны, чем-то заняты. Виктория и вовсе держала на руках младенца, мерно покачивая его и поднимая неожиданно глаза вверх, глядя на Джеффри. Рядом сидел Трой, улюлюкая и играясь с ребеночком, который глазаел на него и махал маленькими ручонками. Викки была счастлива, ее лучезарная улыбка и сияние голубых глаз говорили сами за себя. За ее спиной стоял также кто-то, правда, почему-то безликий, но Джеф чувствовал – он тоже счастлив. Здесь был и сам Колдмэн, и его кто-то  ждал в кресле, махая рукой и призывая к себе, чтобы тот подошел ближе. Джеффри протянул руку вперед, будто бы желая коснуться этого человека, и тот протянул ее тоже вперед. Когда их пальцы сомкнулись, актер увидел улыбающегося Брендона, который кивал в сторону Виктории и ребенка, и смеялся. Позади кто-то шумно зааплодировал и парень обернулся, видя Алекса, который заводил публику и хлопал в ладоши вместе с ними. Джеф понял, что он достигнет вершины своей карьеры и у него будет семья. Самая настоящая семья, которой он лишился несколько лет назад, и долго страдал, не ощущая поддержки и любви. Кто-то положил мягко руку на плечо Колдмэна и он часто заморгал, возвращаясь в мир реальности и видя возле себя Агату. Сам Джеффри был сейчас ослеплен увиденным и весь сиял. Сияла и Агата.
- Хочу! Конечно же хочу! – Кивая и хлопая глазами, воскликнул парень. Он сделал шаг вперед, сходя с листа и оборачиваясь назад. Он руками схватил воздух, сжал его в кулаки и «отбросил» назад свою «тень», вместе со старыми проблемами и переживаниями. В новой жизни всему этому не место. После этого жеста, снова встряхнулся, пошевелился, по разминался, опробовав новые ощущения. В теле была легкость, которой до этого не было, и на сердце как-то полегчало, будто бы оно очистилось и готово было принять все новое в себя, чтобы хозяин зажил наконец-то по-настоящему.
- Спасибо! – Воскликнул актер, буквально подпрыгивая к Агате и обнимая ее, а затем подхватывая на руки и кружа в воздухе. Опустив женщину на пол, снова обнял, прикрывая глаза, чтобы еще раз ощутить то, что ощутил буквально в последний момент, прежде чем его мечта-миссия растворилась в воздухе. То прикосновение к плечу…оно ТАМ исходило не от нее, а от кого-то другого. Близкого, любящего, но Джеффри знал, что это был именно тот человек, с которым он проживет жизнь бок о бок. Все еще ощущая тепло от прикосновения, парень желал сохранить его как можно дольше.
- Что бы я без тебя делал? – Выпуская, наконец, Агату из объятий, вопрошал Колдмэн. – Ты просто подарок судьбы!

+1

16

Джеффу мерещилось что-то очень хорошее… Агата не знала – что именно: сцена и аплодисменты, премия «Оскар», свой Дом, покорение Монблан, полет… Каждый заглядывает в свою Миссию так глубоко, как только способен, известно только что каждый последующий раз – немного глубже. Его лицо менялось, расслабляясь, становилось красивее, спокойнее и каким-то детским. Той детскостью, которая не имеет ни малейшего отношения к инфантилизму, которая идет скорее от внутреннего ребенка – искреннего, любящего, открытого, игривого и способного на счастье.
Джефф сорвался с линии, подхватил психоаналитика и закружил по комнате. Здорово. Ну, и замечательно, что он так глубоко может погрузиться в ассоциацию. Вот только стратегия у него пока еще не изменилась. Он снова сорвался на верхушке пирамиды, не дойдя до уровня действий. Если отпустить его сейчас, то какие осознания ни произошли бы здесь и сейчас, но… но в его жизни вряд ли что-то изменится. Знать не значит уметь. Уметь – не значит делать. Делать – не значит практиковать постоянно… А даже такой радостный и позитивный срыв с техники – это тоже избегание. Чего – пока не понятно. Да и не время пока заглядывать с парнем в его страхи. Зато самое время – вернуть на пирамиду.
- Что бы я без тебя делал? Ты просто подарок судьбы!
Агата слегка отстранилась, удерживая руку на плече парня и улыбнулась. Вот он «тренерский кафй», как называют это состояние ее коллеги. Когда ты чувствуешь радость, облегчение, гордость, счастье клиента. Ты не просто ее видишь – ты реально разделяешь ее. Без содержания, не зная что именно ее вызвало, просто чувствуешь весь коктейль эмоций. Даже тех, которых не испытывала раньше никогда в своей жизни.
- Скорее всего – то же самое, что и делал до сих пор. – Агата продолжала держать парня за плечо, чтобы то чувство Миссии, которое вызвало эйфорию, все время возобновлялось.- Точно так же как сейчас уже могу гарантировать, что теперь уже по-старому не получится. Сейчас, Джефф, прошу тебя, давай вернемся на листок Миссии, и проложим первое русло для первого ручейка той твоей внутренней силы, с которой ты познакомился только что. Протопчем первую тропинку… А заодно и соберем все в кучу.
Агата следовала за плечом парня, ощущая себя в этот момент кем-то вроде ангела-хранителя, который просто своим присутствием и удержанием руки на плече помогает самостоятельно делать шаги вперед.
- Можешь взять с собой листок Миссии встать на листок Идентичности теперь? И еще раз взглянуть в себя и найти слово-ответ. Кто этот человек, который достиг своей Миссии, всего того, что ты видел, слышал и чувствовал только что? Когда это все уже случилось и находится вокруг тебя?
Сейчас будет легко… Все легче и легче. И слова практически не нужны будут. Это – за гранью слов. Это – переписывание судьбы, самое простое из арсенала Агаты, но и самое безотказное.
Агата выслушала ответ Джеффа и, кивнув, указала рукой на листок «Ценностей и Убеждений».
- Забирай листок с собой и ответь мне на такой вопрос: а какие новые ценности и убеждения теперь появились у (…)? Можно все не озвучивать, парочку самых важных и новых.
Отлично, парнишка хорошо справлялся. Агата уже с трудом удерживала нужную степень сосредоточения и расслабленности. Но, в общем-то, сейчас ее участие сводилось к минимуму. Просто спокойно, доброжелательно наблюдать за тем как парень перезаписывает, перекодирует свой внутренний опыт.
Еще один шаг – «Способности».
- Прислушайся к себе. Какие у тебя новые способности появились? Что такое новое ты можешь, чего не мог ранее? Озвучь то, что сочтешь нужным и важным.
Очередной листок Джеффри поднял сам, уже уловив суть происходящего.
Взгляд упал на ирисы. Любимые цветы. Они – живые. Не восковые, как розы или каллы, не надменные как лилии или простецкие как ромашки и герберы. Нежные. С таким тонким ароматом, который, по недосмотру высших сил, не используется в парфюмерии… На языке цветов – вечное ученичество. У учителей, прошедших намного дальше Агаты по пути познания себя и людей, у клиентов, доверяющих ей, у друзей, у самой жизни. Конечно, с таким человеком трудновато быть рядом. Какие вопросы… Все-таки ирисы стойко ассоциировались с Джей.
Еще шаг.
- А что ты теперь умеешь? Из простых действий? - Агата продолжала сравнивать уровни между собой, любуясь как каждый верхний начинает подкрепляться нижним, как новая Идентичность отражается в Убеждениях, а те в свою очередь подкрепляются Способностями и Действиями, которые воплощаются в окружении Джеффа.
- Назови, что новое пришло в твою жизнь теперь, или просто стало заметным и очевидным – просто пару слов. Просто пару объектов окружения, если так можно их назвать. Теми словами, которыми ты их называешь.Когда окончишь – подбери листок.[
Выслушав последний ответ Джефри на сегодня, Агата отпустила руку с его плеча, снимая якорь на состояние. Вот теперь – все… Хотя, хорошо бы пару минут понаблюдать за парнишкой, как приживается новая стратегия.
- Теперь все, друг мой. Бери и пользуйся. – Агата хлопнула по плечу, завершая работу с якорем, словно нажимая клавишу «энтер» на клавиатуре.
- И расскажи мне в двух словах – как ты сейчас себя чувствуешь? Если хочешь – можем совместить это с еще одной чашкой чая, работа-то была нешуточная проделана.
Агате положительно нравилось то, что она сейчас видела в Джеффри по калибровкам, но такое подтверждение – вещь важная.

+2

17

- Что правда, то правда. – Кивая, подтвердил парень слова Агаты. – Оу, я думал, что мы подходим к концу, когда встал на последний листок. Хорошо, продолжим! – Бодро произнес Джеффри, возвращаясь послушно на лист «Миссия». Выслушав новую задачу от психоаналитика, отошел в сторону, подхватывая миссию и вставая на уровень идентичности. Здесь он снова сосредоточился, заглядывая в себя и призывая слово-ответ прийти к нему.
- Орел. – Первая же ассоциация, которая пришла на ум. Сначала Джеф не понял, почему он выбрал именно его, но потом, поразмыслив, вспомнил одну ситуацию, которая произошла с ним около двух лет назад. Тату салон…апрель. Колдмэн тогда загорелся идеей сделать себе татуировку и долго выбирал картинку. Тогда он заметил изображение орла, держащего в когтях змею, и спросил у мастера значение. Как оказалось, поединок орла с драконом или змеей отображает победу духа и интеллекта над материей, низшими силами, инстинктами. В этой схватке орел олицетворяет добро, а змей — зло. Кроме того, орел означает свет неявленный, тогда как змей — неявленную тьму, а вместе они составляют космическое целое, соединение духа и материи. Слова мастера тогда впечатлили актера, но татуировку он так и не сделал, потому что попросту не решил, где именно хочет набить ее.
- Если можешь быть орлом, не стремись стать первым среди галок. По-моему, это говорил еще Пифагор. Я сравниваю себя с орлом не только оттого, что тот означает свободу и силу, но и из-за его связи со стихиями воздуха и огня. Мой характер схож с костром, может как мерно гореть, так и разбушеваться, если в него подкинуть пару поленьев. – Джеффри улыбнулся, отчего-то скромно потупив глаза в пол. Со стороны, наверное, могло показаться, что он хвастается, но именно в этот раз это было не так. «Почему я так смущен? Чему?» - Задался вопросами парень, пытаясь найти ответ на них.
- Я думаю, витает это вокруг меня давно, но я попросту не видел всех этих возможностей. Я был слеп, а сейчас прозрел. До этого свет был за спиной, я видел только тень, я брел по ней. Сейчас же свет, наконец, впереди меня, я увидел его, тень же где-то позади, за спиной.
Джеффри говорил скорее даже сам с собой, но он хотел именно проговорить все, чтобы было легче войти в это новое состояние, больше даже удерживать его в себе. Агата кивнула, указывая на листок ценностей и убеждений. Ответив тем же кивком головы, подхватил в руки свою идентичность, присоединив к миссии, а потом задумался над своими приобретенными ценностями, а также об изменившихся убеждениях.
- Я стал ценить не только себя, но и тех людей, о которых раньше вспоминал только в минуты скуки или горя. Я взглянул по-новому на все то, что они делали, и я понял, как мало в ответ я сделал для них. Теперь я убедился в том, что жизнь зависит от нас самих, от наших поступков, и что ее можно повернуть в иное русло, стоит только захотеть этого и приложить к этому определенные усилия.
Колдмэн вздохнул, следуя за новым указанием Агаты и подхватывая листочек с ценностями и убеждениями, после чего переходя на уровень способностей. Задумавшись вновь, посмотрел на листочки, которые держал в руках и прокрутил в голове все сказанное им раннее, а также сверился с внутренними ощущениями.
- Теперь я способен открыть свое сердце для окружающих меня близких людей, чтобы они увидели меня настоящего. – На этом уровне ответ был более кратким, так как Джеффри выделил самую главную приобретенную им способность. Действительно главную и очень важную, так как до этого он был очень скрытным и показывал окружающим того Джеффри, которого они хотели бы увидеть, а не того, кем он был на самом деле. Подняв свои «способности», ступил на лист действий.
- Теперь я могу контролировать себя и свою жизнь, а не пускать ее на самотек. Я сокращу время, проводимое в клубах и барах, чтобы потратить его на что-то другое, более ценное не только для меня, но и для окружающих. Например, я могу помочь Виктории с Коммунити Центром, или провести акцию благотворительности, правда, еще не знаю для кого конкретно. О, еще я сочиню несколько новых песен, от себя нового, я уже даже знаю какие! – Улыбнувшись, Джеф подхватил лист с действиями, так как самое основное также уже было сказано. Снова переход на новый уровень, на сей раз точно последний. Перед тем, как сделать шаг вперед, Колдмэн набрал в грудь воздуха, и только потом ступил на «окружение».
- Дом…театр…коммунити центр… - перечислял Джеффри, загибая пальцы. – И возле меня по-прежнему целый непознанный мир, полных возможностей и сюрпризов. Только на этот раз мир цветной, а не черно-белый, и сюрпризы стали приятнее.
Окончив, актер подобрал последний лист и посмотрел на Агату. Ее хлопанье по плечу стало первое неожиданностью, с которой столкнулся новый Джеффри. Он до того слился с этой ведущей рукой, что принял ее как часть себя, позабыв напрочь о том, что рука принадлежит психоаналитику, а не ему.
- Я чувствую себя странно. Мне хорошо, легко, я вижу множество новых способностей, и меня тянет начать делать то, что я перечислял на всех прошедших уровнях. А еще я хочу увидеть Викки, но я понимаю, что освободится она не раньше вечера…Да и Брендон на работе, а с ним я тоже хотел бы поделиться новыми ощущениями. – Колдмэн вздохнул, переводя взгляд на столик, где по-прежнему были чайники и чашки. Он до того увлекся работой над собой, что совсем позабыл о еде. Сейчас же, голод вновь вспыхнул с новой силой, болезненно сжимая желудок.
- Я не против чашки чая, а если можно, то даже двух и более. – Улыбаясь, заметил парень, прижимая листочки к себе.

+1

18

>> Из больницы

Эти две недели были, пожалуй, одними из самых неудачных в жизни Виктории. Ужасное самочувствие не позволяло выйти из квартиры дольше, чем на час, приходилось в срочном порядке возвращаться домой, под одеяло, и проводить остаток дня в постели, периодически меняя компрессы на лбу. Сходить к врачу не приходило женщине в голову, так что о встрече с Агатой можно было только мечтать. Только нечастые визиты Джеффри спасали от тотальной депрессии. Когда терпеть это дальше было уже невозможно, она все же решилась на поход в больницу. Теперь, когда женщина была уверена в диагнозе, стало чуточку легче (наверняка подруга скажет, что это какой-то очередной психологический трюк), но к физическому недомоганию добавилась нервозность и непреходящее уныние.
Фримен помнила свое лицо в кабинете гинеколога, сообщившего о беременности. Наверное, выражение чистого ужаса на лице француженки навеки отпечаталось в памяти врача. Она знала, что срок для медикаментозного аборта уже прошел, а мысль о хирургическом вмешательстве вводила ее в состояние глубокого транса. Решением, давшимся очень и очень непросто, она решила оставить ребенка, и теперь пути обратно уже не было. Пришлось убеждать себя, что быть матерью не так сложно - вон, посмотрите только на Джеффа - и даже в чем-то приятно.
Оставалась только самая сложная миссия - сообщить об этом отцу. Как воспримет подобную новость Логан, Викки даже не представляла, и, по совести, не хотела представлять. Не убьет, конечно же, но вот встретиться в ответ на "счастливое" известие со стеной холодного равнодушия было еще хуже, чем просто промолчать. И вот тут в дело вмешалась совесть. На протяжении нескольких дней она грызла женщину изнутри, напевая противным голоском о том, что рано или поздно бывший муж все равно узнает, и вот тогда будет точно во сто крат хуже.
Француженка решила посоветоваться с лучше подругой, прежде чем идти "на казнь", заодно и обрадовать психоаналитика известием о разводе: настроения не было даже для того, чтобы созвониться и поговорить по душам. Женщина вошла в здание Общественного центра, и, более или менее приветливо кивнув охраннику у входа, не раздеваясь и не заходя в свой кабинет, поднялась на лифте на пятый этаж, не останавливаясь, чтобы поговорить с кем-нибудь из персонала. Она подумала о том, что сейчас может прервать чей-нибудь сеанс, однако предпочла наплевать на это: ее проблема была куда важнее.
Агата сидела в своем любимом кресле, в абсолютно пустом кабинете. С облегчением выдохнув, Виктория распахнула дверь полностью, пренебрегая правилами приличия, и ввалилась в помещение, не забыв плотно притворить дверь за собой.
- Здравствуй, милая, - она поцеловала подругу в щеку и, оставив на ее рабочем столе припасенную специально для ее коробку французского шоколада, забралась в широкое кресло у стены, в котором можно было вытянуть ноги. Физическое самочувствие было отменным, а вот о тяжелом психическом подруга могла прочесть и без своих психологических примочек, - Я наконец-то добралась до тебя. Как ты тут без меня?

+2

19

Это были вовсе не самые простые недели в жизни Агаты Клэйн.
Во-первых, невероятное количество клиентов, пожелавших поработать с психоаналитиком. Пришлось даже, наконец-то, составлять расписание, а не просто приглашать людей в любое время. Конечно, с одной стороны – это было по-настоящему хорошо. Ведь означало, что направление движения и приложения сил к продвижению своего бизнеса приносит плоды. С другой же… С другой стороны, Агата прекрасно понимала, что работа заняла  девяносто пять процентов ее жизни, оставив пять на сон.
Третья группа на треннинг «Коснись мечты» набиралась стремительно и почти сама собой. И уже возникало ощущение, что этот снежный ком просто накроет женщину с головой. А упустить возможность было бы непростительно.
Да к тому же, она начала отсматривать напарника, готового подключиться к делу. Конечно, в будущем  это основательно разгрузит саму женщину, да, особенно в организационной части, но пока... Пока что собеседования больше отнимали времени, чем сохраняли его.
Среди этой суеты даже звонок Джейн прошел почти незамеченным. Странно. Агата представляла себе, что все будет иначе. Ее девушка была слегка подавлена, совершенно непохожа на себя обычную: спокойна, мягка, открыта… и совершенно определенно скучала. Хоть и не говорила об этом напрямую. Что-то такое случилось, что девушку догнали какие-то перемены в ней… Агате было даже немного страшно в какой-то момент: где ее психованный ирландец?  Кто подменил ее любимого человека? Что именно произошло с ней? Или может… может как раз отъезд Агаты так подействовал? – робкий голосок в сердце. Отчего-то кажалось, что сейчас не время для выяснений. И даже больше. Времени не было в принципе.
Когда-то кто-то сказал, что если Вы слишком заняты для друзей, то Вы действительно СЛИШКОМ заняты, и с этим срочно надо что-то делать. Опыт Агаты подтверждал это выражение на все сто. И она даже  пару раз собиралась позвонить Викки, обсудить, как ей нравятся перемены в Джеффе… Но так и не подняла трубку. Женщина корила себя, но вот сейчас снова вместо того, чтобы взять в руку сотовую трубку, она попросила принести чаю с лимоном и мятой и откинулась в кресле, плавно проваливаясь в восстановительный транс. Настроившись на перезагрузку, Агата отдалась потоку образов, струящемуся перед ее внутреннем взором. Дорога, река, лес, плеск весел, ласковые лучи солнца – приятное воспоминание, выуженное бессознательным, содержащее в себе нужную эмоцию, которая поможет в чем-то прямо сейчас. Запах ирисов. Тепло. Май.
Шум открывающейся двери вывел психоаналитика из легкого забытия. И она тут же получила поцелуй в реальности вместе с коробкой шоколадных конфет. Викки. Собственной слегка подавленной персоной. Мелькнула мысль что нужно отложить все и отправляться к косметологу и в массажный кабинет. Почти машинально ответила на поцелуй, слегка не успевая за порывистой молодой женщиной, уже устроившейся в другом кресле.
- Привет, Викки, радость моя! Неужели ты явилась как добрая фея с изумрудных холмов, чтобы спасти меня отдел, обязательств и рутины? – Агата улыбнулась, - Или моя очередь спасать фею и получить радугу в награду, м?
Слегка посмеиваясь, женщина встала с кресла, поставила перед Викторией чашку чая с мятным холодком.
- Угощайся, меняю чай на конфеты, - с этими словами психоаналитик открыла подарок первой леди.
- Ммм… черный шоколад, мой любимый. Хотя вот и с миндаликом. Ты волшебница, Викки.
Погладив подругу по щеке, Агата вернулась на кресло и сделала глоток чая, отправив в рот сладость.
- А как ты без меня?

+2

20

Флюиды исходящей от Агаты положительной энергии на мгновение сбили Викторию с курса "электровеника", который она блестяще продемонстрировала минуту назад. Она предпочла выбросить из разговора, и, желательно, из головы, тот факт, что отвлекла подругу от мгновений наедине с собой, однако будь француженка на ее месте, хотя бы мимолетного раздражения в ее тоне было бы не избежать. И как Агате удавалось сохранить такой дружелюбный настрой для каждого, кто заглянул бы в ее обитель? Фримен в последние дни была бы способна на короткий и не слишком вежливый ответ кому бы то ни было, посмевшему нарушить ее уединение. Пожалуй, в этом и было их главное отличие: успешно преодолевающая свое недовольство Агата и не стесняющаяся в выражениях ее подруга дополняли друг друга и, как следствие, имели отличные взаимоотношения.
- Сегодня твоя очередь делать из меня человека. Я готова порвать на сотню сувениров любого, кто рискнет подойти ко мне на расстояние пушечного выстрела.
Женщина выдержала эффектную паузу, не в силах отказать себе в удовольствии пронаблюдать за результатом своих слов. Некая претенциозность являлась ее коньком, оседлав которого единожды, она уже не могла позволить себе роскоши оставить свое маленькое удовольствие.
Впрочем, каким бы ни было ее ужасное состояние, агата была слишком дорогим ей человеком, чтобы позволить себе срываться и на нее. Достаточно было того, что она довела до белого каления миссис Эппл и Франсуа, которые всеми своими скромными силами пытались поддержать свою работодательницу в лучшем присутствии духа. Не их вина была в том, что для полного счастья Викки нужно было всего-навсего полтонны мороженого и ванна из крови двадцатилетних девственниц. Хотя она сама не была уверена, что и этого будет достаточно. А что станет, когда срок беременности перевалит за половину? Ей понадобится волос единорога вместо ожерелья или золотая рыбка, исполняющая желания?
Фримен тяжело вздохнула, поправляя подол платья. Таким мыслям, полным злости на себя саму, нельзя было давать свободу, иначе вся ее хваленая выдержка в отношении подруги полетит к чертям.
- Я была у врача. Нет-нет, я полностью здорова, скажу даже больше: моего здоровья хватит как минимум еще на один организм.
Конечно, Агата сразу же догадалась. Наверное, по внешнему виду можно было сказать не меньше того, что сейчас произнесла француженка. И все же, без некоторой доли определенности далеко не уйдешь. Ви поднялась с места, и, покопавшись в сумочке, извлекла половину листа А4, заполненного от руки ее гинекологом. Резко опустив справку на стол перед Агатой, она подхватила одну из конфет в коробке и вернулась на свое место.
- Ммм, пралине... - женщина откинулась на спинку стула, с мятежным видом поворачивая голову из стороны в сторону, - Что скажешь? Я не о конфетах. Ты теперь будешь любить меня в два раза больше? Или бросишь меня, как только я растолстею?
Конечно, последняя фраза была сказана в шутку: уж в ком - в ком, а в подруге Виктория была уверена. Тем не менее, ей хотелось услышать подтверждение своей правоте из уст Агаты, чтобы хотя бы немного успокоиться.

+1