QaF: last story from Pittsburgh

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Квартира Мореля


Квартира Мореля

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s3.uploads.ru/j6V5P.jpg

Отредактировано Frederic Morel (2013-03-02 14:40:43)

0

2

-------------- >>>>> Ночной клуб "Magic Point"

[31 октября. Среда.]

Утро - время, когда жизнь можно начать сызнова. Ты засыпаешь в одном временном отрезке, оставляя за порогом своей спальни все невзгоды и горести, и можешь надеяться на то, что проснувшись, ты их не обнаружишь, или же просто посмотришь на проблему с другой точки зрения и она перестанет казаться нерешаемой. Многих людей такое отношение спасает от депрессий и уныния, но еще ни один человек не был на столько близок к данной теории, как человек с раздвоением личности.
Фредерик проснулся в половине седьмого, как обычно. Электронные часы были запрограммированы на одно и тоже время на всю неделю и так на протяжении долгих лет. Из этого можно было сделать, что молодой человек не слишком жалует сон, но это было бы ошибочным мнением. Морель любил поспать, как и любой нормальный человек, ему нравилось ощущение легкости после того, как тело и мозг достаточно отдохнули. В рабочие дни Фред отправлялся в Управление, что бы придти пораньше и успеть завершить недоделанные экспертизы, отчеты и заключения. В выходные он тоже находил чем себя занять, не желая тратить ни одной свободной минуты, которая давала ему право на существование. В этом и заключалась основная причина, по которой француз вставал «с петухами». Он жалел того времени, когда Дойл управлял его разумом и телом, боясь, что когда-нибудь так и останется в глубине подсознания своей альтер-личности. Поэтому он спешил жить.
Сегодня был самый обычный рабочий день. Середина не слишком напряженной недели, но предстоящий праздник мог все изменить. Фред уже давно заметил тенденцию, что именно в праздники увеличивается количество смертей, изнасилований, аварий и травм, необычного происхождения, и не обольщался относительно того, что этот день станет исключением. Работу свою Морель любил и никогда не икал причины, что бы остаться дома. Даже тогда, когда болел. Случалось это довольно редко, но все таки он был простым человеком, не застрахованным от простуды и прочих недугов.
Сегодняшний день оказался именно таким. Открыв глаза и испытав жуткий дискомфорт вперемешку с болью, Фред не сразу понял, что происходит. Он попытался подняться, но от этого боль стала сильнее и ему пришлось лечь обратно.
Только сейчас француз начал понимать, что последним его воспоминанием было то, как он покидает Управление поздно вечером. Это было вчера и чувствовал он себя вполне здоровым и бодрым. Но сегодня он как будто стал другим человеком.
- Дойл.
Голос разлетелся эхом по комнате, но ответом ему была тишина. С одной стороны, это значило, что Дойла нет поблизости и не могло не радовать Мореля, но вот его состояние пугало. Он попытался повернуться на бок, что бы встать с кровати, и понял, что по крайней мере половина его тела цела и невредима. Организм требовал справления естественных нужд, так что подняться пришлось, хотя и не без усилий. Кое как Фредерик добрел до ванной, но когда включил свет и увидел свое отражение в зеркале, пожалел о том, что не остался в кровати. Под глазом красовалась набухшая, темно-красная гематома, которая мешала нормально видеть. Губа была рассечена в двух местах и кровоточила, видимо от того, что Фред опрометчиво раскрыл рот, пытаясь справиться с болью, когда поднимался с кровати.
- Черт тебя возьми!
Сдерживать эмоции было бессмысленно. Морель очень часто приходил в себя, ощущая последствия прогулок Дойла, но еще никогда тот не позволял трогать лицо. И он все еще не давал о себе знать. Фредерик не знал, что беспокоит его больше. Осторожно умыв лицо, патологоанатом выдвинул один из верхних ящиков тумбы под раковиной и достал от туда небольшой металлический футляр с медицинскими инструментами. Следом за ним на столешнице появились ватные тампоны, пластырь и бутылка антисептика. Процедура, которую планировал провести Морель, не была слишком сложной и заняла меньше минуты. Гораздо больше времени ушло на то, что бы дождаться, когда загустевшая кровь вытечет из раны, когда Фредерик промоет ее и заклеит пластырем. Так он выглядел намного лучше, но ни о каком походе на работу и речи быть не могло.
- Отлично!
Разговор с самим собой. Фред уже отвык от этого, ожидая, что на любое его слово будет ответ. Его оставили в покое, но именно сегодня он предпочел бы компанию. Дойл как будто издевался над ним, оставляя Фредерика без ответов тогда, когда он нуждался в них больше всего. С этим ничего нельзя было сделать, оставалось только смириться, как всегда.
Пришлось выпить несколько таблеток обезболивающего и вернуться в кровать, уже оттуда позвонив в Упарвление, и сослаться на внезапно разыгравшуюся простуду. К счастью, Мореля не стали мучить долгими расспросами и, пожелав скорейшего выздоровления, пообещали найти ему замену. Француз испытал облегчение, но почти сразу же после его разговора по телефону, мобильный зазвонил снова.
-------------- >>>>> Телефон Мореля -------------- >>>>>
Еще несколько минут после окончания разговора, Фредерик слушал в трубке короткие гудки. На самом деле, он их не слышал, потому что затуманенный обезболивающим мозг погрузился в размышления. Стоило отказаться от этой встречи. Ни настроение, ни самочувствие Мореля не располагали к общению, но как же трудно было проигнорировать возможность провести время не в одиночестве, а с нормальным человеком. К тому же, у Фредерика была призрачная надежда на то, что Дойл и вовсе не появится. Тогда сегодняшний день вовсе можно будет считать идеальным, не смотря на синяки по всему телу и ссадины на лице. Морель даже не подумал о том, что в таком виде не стоит появляться перед мало знакомым человеком, но ему не слишком часто удавалось провести день как большинству простых людей, поэтому француз не мог не уцепиться за эту возможность.

-------------- >>>>> "Blue Note Cafe"

+2

3

------------- >>>>> "Blue Note Cafe"

11:00
Все та же квартира. Прихожая, гостиная, кухня, спальня, ванная. Пять комнат, которые сложно назвать домом. Просто место, в котором вынужден жить. Так было всегда с тех самых пор, как Рик потерял мать. Так будет всегда, потому что теперь ничто не сможет изменить его жизни.
Неожиданный завтрак с новым знакомым заставил француза еще раз задуматься над своим одиночеством. Оно не тяготило его, но он был достаточно рационален, что бы понять всю ненормальность своей жизни. Нужно было поговорить с кем-то об этом, с тем, кто сможет молча выслушать излияния измученной души. Среди живых таких людей не было. Мертвые оставались в прошлом и не стоило тревожить их память проблемами настоящего. Морель давно нашел выход своим мыслям, избегая необходимости заводить друзей. Он с большим желанием и охотой выплескивал свои рассуждения на страницы потрепанного ежедневника, который стал его вторым спутником на пару с Дойлом. Тот все еще не напоминал о себе, что позволяло надежде в сердце брюнета расцвести с новой силой.
- Что если он больше вообще не появится?
Нечаянная радость от зыбкой возможности, что это в самом деле может случиться, грела душу и поднимала настроение. Нужно было облачить эти мысли в слова, но позже.
Вино, которое Фредерик выпил за завтраком, стало благодатной почвой для обезболивающих, но теперь действие и того и другого постепенно проходило и француз начал ощущать, как тело вновь охватывает тупая, ноющая боль. Хотелось лечь так, что бы не шевелиться, и провалиться в спокойный сон, который позволит забыть о том, что происходит в жизни Мореля. Но именно этого он и боялся. А еще он знал, что не выдержит еще одного дня дома, не сможет чувствовать себя живым, если завтра не отправится на работу.
Решение не было простым, но все же его знания по медицине и несколько рецептов, почерпнутых из странных книг о восточных врачевателях, могли сослужить неплохую службу. В одном из ящиков на кухне было все необходимое, а если чего-то недостанет, то всегда можно позвонить мистеру Ли, владельцу крошечной лавочки "Китайский Дракон" в квартале Стрип. Пожилой мужчина, под стать своему магазинчику маленький и совершенно неприглядный, не переставал каждый раз удивляться, что не все европейцы целиком и полностью полагаются на современную медицину и не брезгуют лечить себя жутко пахнущими порошками и травами. В ответ на это Фред лишь улыбался, унося с собой очередной сувенир за хорошую покупку.

16:00
«Я не знаю почему люди так настойчиво ищут кого-то, кто мог бы разделить их одиночество. Зачем им это? И зачем прикрывать это любовью? Или это чувство в самом деле существует? Взять того же Калеба. Его беспокоит равнодушие его любовника, но он готов смириться с этим ради нескольких минут, часов, проведенных с ним. Мне кажется это не правильно, потому что он тоже одинок. Не так как я, но по своему. Иначе в чем причина того, что он ищет общения? И, как мне показалось, ему все равно кто станет его собеседником. Иногда людям необходимо высказаться и сделать это проще с малознакомым человеком. Я знаю. Лично мне так было бы проще, если вдруг я захотел бы поделиться с кем-то своими мыслями. Но этого не случится. Это я тоже знаю. Вряд ли кто-то поймет какого это, делить жизнь со своей темной стороной, которая каждый день маячит перед глазами. Но ни это самое страшное. Меня пугает другое. Дойл пропал. Я не видел его сегодня целый день и меня это беспокоит. Я думал, что хочу навсегда избавиться от него, но правда в том, что мне его не хватает. Он один знает меня настоящего, он знает все мои мысли и желания и пусть он издевается и высмеивает их, но именно это помогает мне держаться. Я знаю, что противостоять ему бесполезно, но именно это поддерживает во мне жизнь. Что будет, если его не станет? Смогу-ли я вести нормальную жизнь или то, что я привык так называть? Будут-ли у меня встречи, такие, как сегодня утром? Начну-ли я по другому смотреть на вещи? Появятся-ли у меня друзья?
Я хотел бы встретиться с Калебом еще раз. Интересно, он знает о том, на сколько привлекателен внешне? Мне нравится смотреть на него. Если бы только он говорил поменьше. Но, как ни странно, с ним я сам начал говорить больше, чем привык. Что это? Простая попытка поддержать разговор или невольное желание казаться нормальным? Я не знаю. Но меня это не беспокоит. Мне это даже нравится.»

21:00
Чашка горячего зеленого чая или бокал красного вина? Фредерик долго не мог решить, что именно ему хотелось бы выпить перед сом. Такое случалось редко, но именно сегодня француз казался себе особенно рассеянным и разбитым. И дело было даже не в том, что его тело, которое он пытался залечить всеми возможными способами на протяжении дня, все еще напоминало о синяках и ссадинах. Завтра с утра ему станет легче. Морель даже позвонил в Управление и сообщил, что сможет выйти на работу, как обычно. Единственной заметной проблемой оставалось лицо, но вряд ли его увидит кто-то, если придти пораньше и обосноваться в кабинете, как Фред делал каждый раз, приходя в святая святых закона и порядка города Питтсбурга.
Все же, выбор пал на вино и "Критику чистого разума". Бессмертное творение  Иммануила Канта, которое в последнее время стало настольной книгой Рика. Его не интересовали рассуждения о том, что можно доказать существование Бога, но о возможностях человеческого разума, в отрыве от знаний, полученных опытным путем, Морель хотел знать все. Написанное было сложно для восприятия и французу приходилось перечитывать одно и тоже по нескольку раз, что бы понять, что именно хотел донести до читателя немецкий философ. Сосредоточиться мешали и постоянные мысли о том, что Дойл так и не появился. Быть может Морелю стало бы на много легче, будь его второе «я» поблизости. Возможно он бы даже пролил немного света на случившееся ночью и на причину того, что весь сегодняшний день Фредерик не мог найти себе места, пытаясь припомнить хоть что-то. Все было тщетно и в конце концов француз понял, что в таком состоянии он не сможет оценить трудов Канта, как и не сможет почерпнуть из них что-то важное для себя. Для восприятия «чистого разума» нужна была светлая голова и открытое сознание. Ни тем, ни другим в данной момент Фред не обладал, поэтому решил воспользоваться одним единственным успокоительным средством, которое еще не было использовано сегодня. Завтра утром все изменится так или иначе, а сегодня уже вряд ли принесет что-то важное и полезное его измученной душе.

--------------- >>>>> Полицейское управление

Отредактировано Frederic Morel (2012-10-10 10:25:34)

+2

4

------- >>>>> Ночной клуб "Boy-toy"

[17 ноября. Суббота.]

11:00
«Я не знаю, что с тобой случилось. Почему ты не появляешься, не приходишь ко мне вот уже две недели? Не то что бы я скучал, но я привык к тебе. Ты должен это понимать. Не стану скрывать, я бы хотел избавиться от тебя, но что-то мне подсказывает, что это невозможно. Что случилось тогда, две недели назад? Я, как всегда, не могу вспомнить и не могу понять. Я никогда тебя не понимал, но ты ведешь себя так, как будто понимаешь меня идеально. Потому что именно сейчас, пока тебя нет рядом, моя жизнь стала налаживаться. Ты не веришь? Конечно, ты не можешь об этом знать и вряд-ли это было бы возможным, будь ты сейчас рядом. Но я не стану рисковать, потому что ты можешь прочесть это. Мне просто хотелось, что бы ты знал.»

11:30
Выплеснув крупицу своих мыслей на потертые страницы дневника, Фредерик вернулся в кровать. Улегся прямо поверх застеленной постели, заложив одну руку за голову, а второй теребя брелок, который стал его спутником на последние две недели.
- Вместо тебя, Дойл.
Стоило вернуть его владельцу, но мысль об этом, постоянно приходя в голову, запиралась в дальний угол. Странно, но Рик как будто боялся расстаться с ним и это была не единственная странность, произошедшая с французом за четырнадцать дней.
Чего только стоило утро после пятницы, когда он вынужден был вернуться на работу, что бы заменить дежурного эксперта. Не считая того, что он, опять, не помнил прошедшую ночь, Рик обнаружил на рабочем столе несколько папок, в одной из которых находилась фотография знакомого ему парня. Такое француз забыть не мог. Он еще не успел обдумать разговор, который состоялся у него меньше суток назад, и вот он видит перед собой бездыханное тело. Фред сразу начал вспоминать и с начала ухватился за идею о том, что паренька все таки нашли те, кого он так опасался. Но стоило лишь осмотреть тело повнимательнее, как мысль об этом моментально улетучилась.
- Причина смерти не установлена.
Слишком часто Рик ставил такой «диагноз», что бы ошибаться, но новое тело, а вместе с ним и новое дело, не давали ничего в поисках причины подобной смерти. Только сомнения и страх, который Морель не мог объяснить. Он был уверен, что Дойл мог бы ответить на его вопросы. Он бы заставил его ответить хоть на какой-нибудь из них, но второе «я» не дало о себе знать ни тогда, ни сейчас, спустя столько дней.
В глубине души Фредерик радовался этому. Он смог несколько раз встретиться с Калебом, пусть и боялся ежеминутно, что Дойл появится и все испортит. Этого не случилось и теперь француз мог определиться с тем, почему не спешит расставаться с вещицей, которую подарил студенту на Хэллоуин.
- Это единственное, что связывает тебя с нормальным миром и ты боишься, что отдав это, ты лишишься единственного почти друга.
Так и было, пусть Морель и убеждал себя, что причина в другом. Но это не шло ни в какие рамки. Француз понимал, что подобные размышления не свойственны ему и опять винил во всем Дойла. Его отсутствие так долго выбило Рика из колеи. Так было только однажды и потом он выпал из жизни на долгие месяцы.
- Неужели сейчас будет так же?
Фред боялся этого, но еще больше он боялся того, что возвращение Дойла может разрушить, пожалуй, единственные человеческие отношения, что у него были вне работы. Впереди было два выходных и никаких мыслей о том, на что их потратить.
- Снова просматривать те дела? Опять копаться в них и ничего не найти? Я изрыл их вдоль и поперек, но так ни к чему не пришел. Только сомнений стало больше и страха.
Страх был необъясним. Фред не понимал, от куда он берется, но испытывал его слишком часто. Нужно было отвлечься и нужно было вернуть брелок. Он не сделал этого раньше, но сейчас стоило избавиться от этой безделушки, что бы потом не возникло еще больше проблем. Дойл всегда был очень внимателен к мелочам, которые разглядывал в вещах и поступках Мореля. Он не пропускал ничего, а когда находил, то начинал испытывать любопытство, которое старался удовлетворить.
Фредерик поднялся и присел на край кровати, глядя на телефон. Не было ничего сложного в том, что бы позвонить и что бы договориться о встрече. Калеб сам сказал, что не будет против. Но сегодня была суббота, выходной день, который обычно проводят с близкими людьми.
- Это всего лишь звонок. Я просто скажу, что он забыл брелок в кафе и если хочет его вернуть, то он у меня.

------- >>>>> O'Donnell's phone

Отредактировано Frederic Morel (2013-02-20 21:05:04)

+3

5

-------- >>>>> O'Donnell's phone

- L’Amour est assis sur le crane
De l’Humanite,
Et sur ce trone le profane,
Au rire effronte,
Souffle gaiment des bulles rondes
Qui montent dans l’air,
Comme pour rejoindre les mondes
Au fond de l’ether.
Le globe lumineux et frele
Prend un grand essor,
Creve et crache son ame grele
Comme un songe d’or.
J’entends le crane a chaque bulle
Prier et gemir :
— Ce jeu feroce et ridicule,
Quand doit-il finir ?
Car ce que ta bouche cruelle
Eparpille en l’air,
Monstre assassin, c’est ma cervelle,
Mon sang et ma chair !
*
Дойл несколько раз перечитал последние строчки и отбросил небольшой томик Бодлера подальше от ванной.
- Что за хуйню ты читаешь, мой нежный друг?
Француз нежился в горячей ванне, держа в одной руке сигарету, которая истлела наполовину. Он увлекся чтением, пусть и не слишком понимал, что Фредерик находит в произведениях этого автора. Впервые он испытал это чувство и оно ему не слишком понравилось. Он знал все, что происходит с Морелем в то время, пока он сам находился в вынужденном бездействии. В этом было его преимущество. Помнить все, но ничего не рассказывать. Знать обо всем, но хранить молчание, только изредка намекая, давая подсказки.
- Какое убожество.
Фредерик не отвечал. Его голос стих еще минут двадцать назад и Дойл сполна мог насладиться одиночеством. Он слишком долго находился в бездействии. Нужно было хорошенько все обдумать, особенно события двухнедельной давности. Что-то произошло тогда. Что-то, чего раньше никогда не случалось. Француз поднес сигарету к губам и сделал затяжку, которая оказалась последней.
- Все это неуместная лирика. Совсем как в стихах твоего Бодлера.
Он затушил сигарету прямо в ванной и вылез, оборачивая бедра полотенцем и выходя в гостиную. С тех пор, как умерла мадам Морель, прошло много времени, и все оно неравномерно делилось между Фредериком и Дойлом. Первый был тем, кого знали все, с самого рождения. Второй находился до определенного момента в тени, но когда вышел  из нее не стал более настоящим. Он все еще скрывался и прятал себя в темных переулках родного О-де-Сена, затем Парижа и вот теперь Питтсбурга. За все это время ни разу действия Дойла не выходили за рамки его личного кодекса. Существовало у него негласное правило, которое точно определяло его приоритеты в выборе жертв. Две недели назад он нарушил сразу все и стал простым убийцей.
- Ты во всем виноват. Из-за тебя у меня одни проблемы.
Француз пошел на кухню, что бы выпить чего-нибудь прохладительного, но остановился. Его внимание привлекла какая-то яркая безделушка, валяющаяся на диване в гостиной.
- Мило.
Он не помнил, что бы Фред покупал что-то подобное и точно знал, что его тихий друг не имеет слабостей к таким штучкам. Неприятное чувство непонимания прокралось в душу моментально, поселив там сомнения. Было в этом что-то, похожее на ревность. Чего-то Дойл не знал, что-то упустил и теперь терялся в догадках. Он прошелся по гостиной внимательно осматривая все, до последнего сантиметра. Ничего не изменилось с тех пор, как он последний раз был здесь. Без изменений оставалась и спальня с ванной комнатой. Изменился сам Фредерик, на сколько мог почувствовать француз. В этот раз он сопротивлялся больше обычного и что-то говорил про нормальною жизнь. Дойла осенило и он решил подняться в спальню. Не стоило больших трудов отыскать дневник, который Фредерик вел с тех пор, наверное, как научился писать. Француз не понимал этой привычки, учитывая, что у них у обоих была отличная память.
«Конечно, ты не можешь об этом знать и вряд-ли это было бы возможным, будь ты сейчас рядом. Но я не стану рисковать, потому что ты можешь прочесть это. Мне просто хотелось, что бы ты знал.»
Последние строчки, написанные только сегодня утром, казались очень странными, со скрытом смыслом. Дойл не стал перечитывать их, захлопнул тетрадь и подошел к зеркалу, внимательно всматриваясь в отражение.
- Фредди-Фредди, что же ты скрываешь от меня?
Дойл не услышал ответа, но вместо него до слуха донесся дверной звонок. Никогда прежде француз не видел, что бы в эту квартиру приходил хоть кто-то. Может ошиблись? Такое было возможно, но Дойл не стал ломать ломать голову еще и над этим, и быстро спустился вниз, поправляя полотенце и откидывая с лица мокрые волосы. Он не успел привести себя в порядок, а сейчас для этого не было времени, так что Морель решил, что не слишком шокирует своим видом нежданного гостя.
- Вот это картинка!
За дверью стоял парень, который смог бы возглавить коллекцию Дойла. Он осознал этого с первого взгляда и не мог понять, как так получилось, что он встретил его не на вечерней улице Питтсбурга, и даже не в клубе, а в квартире Фредерика. Было над чем подумать, но даже без раздумий Дойл чувствовал, что таким шансом нужно воспользоваться. А еще то, что Фред никогда бы не стал приветствовать кого-либо подобным образом. Огонь во взгляде пришлось погасить, пошловатую улыбку убрать, а голосу придать более спокойное и скучное выражение.
- Хорошо выглядишь. Проходи.


*

У человечества бессменно
Любовь на черепе сидит
И с наглым хохотом надменно
На троне пламенном царит.

Устами нежными вздувает
Она блестящие шары
И их коварно посылает
Сиять в надзвездные миры.

Взлетает шар под свод лазурный,
Но тает мыльным пузырем,
И весь состав его мишурный
На землю падает дождем.

И стонет череп: «Дух лукавый!
Разбивший тысячи сердец, —
Скажи: игре твоей кровавой
Когда ж предвидится конец?»

«Колдунья гнусная, слепая!
Ведь то, что губишь ты шутя,
В пустом пространстве расточая, —
То — мозг, и плоть, и кровь моя!»

+4

6

<<------------------------- Лофт Фримена

Не так уж долго пришлось Калебу добираться до квартиры своего друга. Таковым он почему-то хотел отныне считать Фредерика. Всю дорогу от лофта до этого самого дома он размышлял над их общением, приходя к выводу, что Морель - чуть ли не единственный человек, с которым можно поговорить почти обо всем, не боясь осуждения. Нет, Калеб не искал для себя жилетку, чтобы поплакаться туда и сказать, как трудно ему живется с любовником. Мог бы, но не хотел ничего портить. В последнее время ему стало казаться, что жизнь его налаживается. Логан был с ним, пусть и не так, как хотелось бы... он все еще был внимателен, по-своему, конечно, но все-таки. Странным было только одно обстоятельство. Оно мешало, давало хорошую пищу для размышлений и все-таки, несмотря на все это, О'Доннелл мог с готовностью называть себя почти счастливым человеком. Его распирало от желания рассказать обо всем этом Фреду, потому что мужчина хоть и был сдержан в своих эмоциях, но все равно обязательно понял бы, о чем идет речь и оценил бы настроения Калеба.
Улыбнувшись едва заметно, парень заметил, что приближается к дому Мореля. Недолгая прогулка все-таки пошла ему на пользу. Занятия в университете и неясное поведение Фримена все-таки выбивали из колеи, сейчас же у него было время подумать и просто немного расслабиться. Хотя он предпочел бы расслабляться совсем по-другому. С помощью того, кто сегодня утром сбежал на работу, даже не сказав ни слова. Калебу пришла идея позвонить своему любовнику, но он благоразумно решил, что этим лишь больше побеспокоит его, поэтому сжатый в руке на секунду телефон был оставлен в покое. О'Доннелл успокаивал себя тем, что у Логана много работы, поэтому он очень устает и, приходя к нему, не уделяет того внимания, которого он так ждал. Спрашивать что-либо парнишка решался не часто, он боялся реакции бывшего мэра на свои слова. Теперь боялся еще больше. Теперь он вспоминал не тот первый случай в лофте, когда досталось его губе, а другой, в особняке Фримена... поведя плечами, он как-то съежился и попытался поплотнее закутаться в пальто, хотя на улице было относительно тепло. Холодно было не на улице. Это мороз побежал по коже Калеба, лишь только вернулись те самые ощущения. Сейчас, спустя две недели, все уже зажило, синяки сошли, а обезболивающее успешно закончилось. Дело оставалось за малым... об этом Калеб и хотел спросить Фредерика, хотя и понимал, что тот не особенно любит говорить о близких отношениях. Просить совета было как-то унизительно, он же не шел к психологу разбираться в своих проблемах...
Хватит копаться в себе, это не доведет до хорошего, - иногда и такое помогало.
Как, например, сейчас. Он поднялся до нужной квартиры и, посмотрев на номер несколько раз, чтобы не ошибиться, все-таки позвонил. Пальцы теребили ручку длинного подарочного пакета, в котором находилась бутылка вина. "Шато Шарпас" 2005 года, он нашел его в неплохом винном магазине, куда пришлось завернуть по пути. Калеб помнил, что именно его Фредерик заказывал в кафе, где они встретились, когда он и подарил ему милую безделушку. Черт, опять вспомнился этот момент. Может быть, зря это вино? Оно напомнит про неловкость, которую парень не переставал испытывать с сегодняшнего утра. Как можно было забыть подарок друга? За дверью уже послышались шаги, а он начал подбирать слова, с которых и начнет извиняться перед Фредом за свою короткую память. Конечно, они все выяснили по телефону, но Калебу этого было мало. Неугомонный. Переминаясь с ноги на ногу, он облизал губы и расправил плечи, понимая, что выглядит слишком уж виноватым, будто его промах стоил огромных затрат. Отчасти так и было. Иногда потерю маленькой, но очень важной безделушки можно поставить выше, чем потерю целого чемодана денег. Все зависит от того, кто именно подарит милую вещицу.
Калеб усмехнулся своим мыслям и поднял голову, когда услышал звук открывающейся двери, но вот зрелище, представшее перед ним оказалось совсем не таким, каким представлялось. Это обескуражило и обезоружило одновременно. Первое, что пришло в голову Калебу:
Это не он.
Наверное потому, что Фред никогда бы не позволил себе выглядеть так... так вызывающе. Судорожно сглотнув, он кивнул мужчине и прошел внутрь квартиры, попутно оглядываясь по сторонам. Оценивать обстановку адекватно у него не получалось никогда, это было понятно с того первого раза в особняке Фримена. На первый взгляд это было просто жилище одинокого мужчины без всяких признаков появления здесь партнера любого пола. Калеб предпочел промолчать с вопросом о том, живет ли здесь кто-то еще.
- Спасибо, ты... тоже хорошо выглядишь, - он даже забыл поздороваться и вообще как-то замялся, когда увидел полуголого Мореля прямо перед собой.
Да даже потому, что не видел никого в таком виде, кроме, конечно, Логана. Еще и не в таком... нет, сейчас думать об этом было опасно. Отогнав непристойные идеи, парень протянул другу пакет с бутылкой вина.
- Это тебе, Фред. Помню, именно его ты заказывал в кафе. Не знаю, угадал ли с выбором, но, кажется, тебе понравилось такое вино.
И все-таки голый торс смущал О'Доннелла. Он и сам не заметил, как покраснел, но все же поспешил отвести взгляд от тела мужчины. Как бы не было это удивительно, он не привлекал парня в каком-то смысле, кроме одного - такое происходило впервые. Отдав пакет, Калеб засуетился.
- Я, наверное, пока сниму пальто. Если не выгонишь меня очень быстро, - улыбнувшись, он все же скинул верхнюю одежду, в которой становилось откровенно жарко, - только хотел спросить, чем ты здесь занимался сегодня, но как вижу - отдыхал. Это хорошо. И полезно иногда.

+1

7

- Спасибо, ты... тоже хорошо выглядишь.
Дойл не отрывал глаз от парня, закрывая входную дверь и провожая того взглядом до гостиной.
- Вот это да, Фредди! И от куда же в твоей биографии взялось такое чудо?
Оставалась еще небольшая надежда на то, что паренек все таки ошибся дверью.
- Сомнительно.
Оснований для таких мыслей у француза не было, но они появились, как только тот вернулся вглубь квартиры, наблюдая за поведением паренька. Сейчас было важно все, до мельчайших деталей.
- Это тебе, Фред. Помню, именно его ты заказывал в кафе. Не знаю, угадал ли с выбором, но, кажется, тебе понравилось такое вино.
- Как мило с твоей стороны принести мне это.
Дойл взял пакет и не сдержался от кривой усмешки. Стоило поработать над собой и постараться вести себя так, как делал это Фредерик. Он же постоянно наблюдал за ним и знал, как тот реагирует на разные ситуации. Но как сделать это, когда не знаешь, что именно от тебя требуется?
- Ах, Фредди-Фреддди, что же ты так подвел меня.
- Я, наверное, пока сниму пальто. Если не выгонишь меня очень быстро. Только хотел спросить, чем ты здесь занимался сегодня, но как вижу - отдыхал. Это хорошо. И полезно иногда.
- Конечно. Проходи, располагайся.
Дойл не мог не заметить взгляда парня.
- Он смутился, или мне показалось?
- Я, пожалуй, лучше одену брюки, что бы не смущать тебя.
Решение было верным. Дойл не мог себе представить, что Фред изменился за две недели на столько, что завел роман с этим богоподобным юношей и дошел до обнаженки. В последнее верилось меньше всего, так как безразличие к плотским утехам у них было обоюдным. Француз оставил пакет на столе в гостиной и поднялся в спальню. В глаза бросилась яркая безделушка. Морель почувствовал, как в голове начали взрываться маленькие бомбочки догадок и сомнений.
- Будем действовать методом проб и ошибок.
Через несколько минут он спускался вниз по лестнице, сунув брелок в задний карман черных брюк и держа в руках свою любимую рубашку. Фред никогда не одевал ее, но и выбрасывать не решался. Умница Фред, был примерным мальчиком во всем.
- Прости, что заставил тебя ждать.
Дойл никак не мог отделаться от желания рассматривать гостя с той тщательностью, с которой мастер разглядывает объект своего вдохновения. Две недели бездействия и то, что произошло тогда, сказались на нем обжигающим желанием выйти из дома и найти того, кто сможет потушить этот пожар. И вот поворот судьбы.
Накинув на себя рубашку, но так и не застегнув ее, Дойл достал из пакета бутылку вина, внимательно рассмотрел этикетку и отправился на кухню. У парня был отличный вкус в вине, хотя Дойл предпочел бы что-то покрепче. Фредерик любил вино.
- Так ведь он что-то говорил про кафе. Вот как, оказывается, ты теперь проводишь время, Фредди? Ходишь по кафе и тратишь наши деньги на милые вещицы?
Француз снова усмехнулся. Нашел в столе штопор, открыл вино и, взяв два бокала, вернулся к парню.
- Значит, так ты проводишь свои выходные?
Дойл налил немного вина в оба бокала и подвинул один ближе к гостю.
- Не придумалось ничего получше, чем потратить время со скучным мной?
Фраза получилось странной. Дойл любил играть, делал это с вдохновением и полной отдачей. Вживался в роль с первых секунд, но только когда роль была его и спектакль был им лично срежиссирован. Играть роль скучного и молчаливого патологоанатома ему не хотелось. С души воротило от такой перспективы, но выбора, видимо, не было. Нужно было узнать побольше о том, что происходит, а так как Фред не удосужился ввести Дойла в курс последних событий, происходило что-то важное. Француз чувствовал это подсознательно. Сделав несколько глотков вина, он достал из заднего кармана брелок и положил на стол перед парнем, не отрываясь наблюдая за его реакцией. Если Дойл ошибся, то это будет выглядеть, как невинный жест, попытка избавиться от мешающей вещи.
- Должно быть совсем плохи твои дела, парень. А мне вот надоело скучать и я как раз думал, чего бы сообразить на предстоящий вечер.

Отредактировано Frederic Morel (2013-03-02 15:29:40)

+2

8

Калеб лишь кивнул на слова Фредерика о брюках. Если бы был немного понаглее, то напрямую сказал бы о том, что лучше все-таки одеться. Хотя, кто знает, чтобы было бы в таком случае вообще. Усмехнувшись своим дурацким мыслям, парнишка прошелся по комнате, не замечая для себя ничего особенного. Он не умел выделять черты какого-то стиля или шарм квартир. Единственное, что могло бы привлечь внимание - огромный рояль или хотя бы фортепиано, но таковых здесь не наблюдалось. Как и всяческих нот, которые Калеб просто обожал, перечитывая иногда перед сном вместо книг. Значит, у Фреда все-таки были немного другие увлечения. Такой вывод не стал неожиданностью, ведь они были знакомы всего ничего. Да и за эти две недели встретиться удалось лишь несколько раз. Почему Калеб так жаждал общения с этим человеком? Сейчас у него выдались свободные минуты, чтобы порассуждать об этом, к тому же Фред все еще не появлялся. Банальное желание дружить с кем-то? Это, пожалуй, самая лучшая идея, но существовали и другие. Интерес к необычному - вот что еще привлекало в Мореле. Было в нем что-то притягательное и очень непонятное, но вряд ли такой, как О'Доннелл смог разгадать француза. Никогда парень не замечал в себе способностей к правильному анализу поведения, к выводам, которые помогли бы справиться с многими проблемами. Но все это не было проблемой для их знакомства. Почему-то именно сейчас Калебу не хватало кого-то, кто смог бы отвлечь от тех самых проблем, которые нависали с каждым днем все явственнее. Логан с его непомерным количеством работы, а оттого и невниманием, университет, где с каждым днем с парня спрашивали все больше и больше. А еще мама с ее волнением за судьбу сына. Теперь она звонила хоть и не пять раз в день без повода, но два точно. Сегодня же Калеб решил отключить сотовый, иначе эта неугомонная женщина точно испортила бы встречу с другом.
- Прости, что заставил тебя ждать.
- О, ничего. Я пока осмотрелся у тебя. Уютная квартира, ты, наверное. давно здесь живешь? - окинув взглядом внешний вид Фреда, О'Доннелл вновь нимало удивился.
Все-таки что-то с мужчиной было не так. И эта расстегнутая рубашка продолжала смущать Калеба, но он снова не решился высказывать свои мысли вслух. В конце концов, нужно как-то справляться с собой и переставать быть ребенком, стесняющимся полуголых дяденек. Фредерик прошел на кухню, наверняка чтобы налить им обоим вина, Калеб же посмотрел ему в след и прикусил губу. Со стороны их отношения, должно быть, смотрелись не очень понятно, особенно для тех, кто знал об ориентации О'Доннелла. Таких людей не существовало, конечно, но вот сам парнишка задумался. Как бы он объяснил Логану, что это за человек и что их связывает? Институтский друг? Не подходит по возрасту. Жили где-то рядом, поэтому и знакомы? Неправдоподобно. Больше Калеб нигде не бывал, чтобы находить себе вот таких вот мужчин слегка за тридцать. Ему стало стыдно за то, что он должным образом даже не может защитить себя и свои знакомства, поэтому обязан скрывать их от человека, которого любит. Нахмурившись, он уже хотел было расстроиться, но на помощь пришел Морель вместе с бутылкой вина, купленной специально для него. Сдвинутые брови нужно было срочно менять хотя бы на подобие улыбки, что Калеб и попытался сделать.
- Значит, так ты проводишь свои выходные? Не придумалось ничего получше, чем потратить время со скучным мной?
- Ну, если считать, что ты сам пригласил меня к себе, - усмехнулся парнишка и взял в руки бокал с вином, которое оказалось приятно-холодным, - к тому же я уже говорил, что люблю проводить время с тобой. Мне нравятся наши разговоры, нравится твоя манера находить выход из любой ситуации и придавать ему... хм. Философский оттенок.
Отпив пару глотков вина, Калеб обратил внимание на вещицу, которую Фредерик положил перед ним. Ну конечно! Это был тот самый брелок, который так бездарно он забыл в кафе. Интересно, как безделушка снова оказалась у Мореля?
- Я сейчас снова начну просить прощения, потому что мне действительно стыдно. Забыть подарок друга - это непростительно. Но все равно спасибо, теперь я с ним точно не расстанусь.
Взяв брелок, он положил его в карман брюк, а сам поправил галстук, пытаясь хоть немного ослабить ворот рубашки. Ему показалось, что в комнате становится жарко. Наверное, во всем был виноват алкогольный напиток. Калеб не имел привычки к вину, да к остальному тоже. Напиваться тоже не любил, потому что... последнее такое событие закончилось частичной потерей памяти и видео в придачу, которое отныне хранилось в коллекции Логана. Отчего-то вспомнив об этом сейчас, О'Доннелл покраснел, как помидор, и отвел взгляд, только через несколько минут понимая, что Фред мог расценить это как реакцию на свои слова.
- Мои дела? Нет, в общем-то, хотя... не знаю толком, какие мои дела, - вертя в руках бокал с вином, он с притворным интересом начал разглядывать его, - и чего бы ты хотел сообразить? Сходить куда-нибудь?
Зачем я это спрашиваю? Мне все равно нужно домой. К Логану. Он ведь придет сегодня, точно придет. А если меня не будет, то начнет разыскивать. Калеб О'Доннелл, почему ты так любишь находить приключения на место, которое так любит Фримен?
Отмахнувшись от всех этих тягостных дум, он вскинул голову, на ходу решая, что развеяться ему точно не помешает.
- Я был бы не против. Если ты меня с собой возьмешь, конечно. Только с местом определяться тебе, я не очень хорошо разбираюсь, где лучше, и вряд ли могу посоветовать что-то.

+1

9

- Ну, если считать, что ты сам пригласил меня к себе. К тому же я уже говорил, что люблю проводить время с тобой. Мне нравятся наши разговоры, нравится твоя манера находить выход из любой ситуации и придавать ему... хм. Философский оттенок.
Дойл поперхнулся вином, но попытался скрыть это, откашливаясь и с удивлением взирая на паренька. Он узнавал о Фредди все новые подробности, и они ему не нравились. Ровно на столько, что бы попытаться испортить все. Он не собирался рассказывать историю их жизни. Сколько здесь живут, зачем, почему. Нежданный гость, имени которого француз так и не знал, будто нарочно, подливал масла в огонь своими словами о дружбе и подарках. Такое не входило в планы Дойла. Он знал, что может спокойно появляться на свет, когда захочет, пока Фредерик подавлен и не держится ни за что в этом мире. Работа, как бы не думал об этом Морель, не была достаточно веским основанием. Вот дружба, отношения, привязанности совсем другое дело. Фред должен был быть привязан только к нему, к Дойлу, потому что по другому быть не могло.
- Мои дела? Нет, в общем-то, хотя... не знаю толком, какие мои дела. И чего бы ты хотел сообразить? Сходить куда-нибудь?
Парень спрашивал, но как-то неуверенно. Дойл даже нахмурился, пытаясь представить, как бы отреагировал Фред на такое.
- Проявил бы сочувствие, задал парочку вопросов по теме, нашел бы выход.
Француз усмехнулся, вспомнив слова паренька о том, как Фредди трактует все на философский лад. Это он мог, Дойл прекрасно знал эту черту своего прилизанного друга. Значит нужно было попытаться хоть от части походить на него. Француз допил вино, застегнул рубашку и улыбнулся.
- Я знаю одно отличное место. Тебе там обязательно понравится.
В голове уже промелькнуло несколько подходящих адресов, но Дойл остановил выбор только на одном из них.
- Если ты думаешь, что таким образом сможешь от меня отделаться, дорогуша, то ты жестоко ошибаешься.
На этот раз улыбка француза получилась искренней и довольной.
- Знаешь что мы сделаем?
Дойл поднялся с дивана и пошел в прихожую, разговаривая с парнем уже от туда.
- Я чувствую, что что-то не так. Как ты можешь не знать, как твои дела?
Француз одел ботинки и теперь начищал их до зеркального блеска.
- Обычно, люди всегда знают, хорошо у них дела или плохо. Если что-то случилось, то ты можешь мне рассказать. Я знаю, что выходной день в моей компании это не предел твоих мечтаний.
Дойл не знал, но мог предположить, что так и есть. Парнишка выглядел неуверенно. Француз мог все принять на свой счет, но дело было не только в этом. Что-то еще смущало гостя.
- Если приходишь к другу, то чувствуешь себя более раскованно, даже если это Фредди. Парень уныл, как осенний лес, но может быть милым и нравится людям. Значит дело не в этом. Тогда что? Одежда? Она дорогая, но вряд-ли человек, который может себе такое позволить, будет просить прощения из-за забытой безделушки. Хотя возможно я ошибаюсь.
Закончив с ботинками, Дойл поправил рубашку и брюки и принялся приводить в порядок волосы. Самое длительное и сложное занятие, которому Фредерик никогда не уделял должного внимания.
- И раз уж так вышло, что я беру тебя с собой, ты должен рассказать мне все. Иначе зачем нужны друзья?
Дойл выглянул в гостиную, надеясь найти подтверждение своим словам во взгляде или даже кивке парня. Все же не плохо было бы узнать его имя, но француз решил, что оно ему на самом деле ни к чему. Первые несколько минут после того, как он увидел парнишку, в голове Дойла была только одна мысль. Он нашел то, чего никогда еще не встречал во время прогулок по ночному Питтсбургу. Гость разъяснил причину этого, сказав, что не знает в какое место можно пойти вечером в субботу. Значит не ходит, или места не подходящие. В последнее верилось с трудом, потому что парень выглядел, как конфетка и если бы ходил куда-то, то наверняка в место достойное и приличное. Губы француза снова искривила усмешка.
- Ты готов?
Дойл вернулся в гостиную уже в пальто и перчатках, готовый к выходу. От первоначальной, и очень заманчивой идеи удовлетворить свою страсть, пришлось отказаться. Парня могли видеть, когда он шел сюда, он мог сказать кому-то куда идет и зачем. В конце концов, их увидят сейчас, когда они будут выходить из квартиры и из дома. Существовало множество "но", которые тормозили Дойла.
- Но это не значит, что у меня ничего не получится, Фредди.
Фредерик молчал, но сейчас это было к лучшему. Француз не любил, когда его мысли путались с другими, не свойственными ему, пусть для того, что он задумал и не нужна была слишком ясная голова. Какие бы отношения не связывали Мореля с этим парнем, Дойл твердо решил, что этим вечером им придет конец.

------- >>>>> Ночной клуб "Meat hook"

+3

10

- Я знаю одно отличное место. Тебе там обязательно понравится.
Калеб улыбнулся, представляя какое-нибудь очень уютное кафе или даже ресторан с хорошей кухней и приятной музыкой. По крайней мере, так должно было получиться, ведь Фредерик вряд ли любил шумные клубы или что-то подобное. Впрочем, парню сейчас было почти все равно, куда идти и что делать, компания его вполне устраивала, этот вечер набирал обороты, хоть и совсем медленно, поэтому Калеб был спокоен за свое времяпрепровождение. Он поглядывал на мужчину, пока тот надевал ботинки и начищал их, и думал о том, что пока плохо знает Фреда, его повадки, его привычки и даже характер. Сегодня он отличался от того, кем был, когда они встречались в течение двух недель. Что-то неуловимое, но все же витало в воздухе. Напряжение? Вряд ли. Неловкость? Если только со стороны самого О'Доннелла, но этот состояние становилось для него привычным. Пока встречался (о, какое громкое слово!) с Фрименом, то осознавал, что еще очень многие стороны жизни для него незнакомы, даже непостижимы. Собственная гордость, точнее ее остатки не позволяли Калебу признать, что ему нравится быть рядом с Логаном - взрослым, умудренным опытом и имеющим свое прошлое. Он все равно совершал ошибки, наверное, потому что был обычным живым человеком, а не роботом, который запрограммирован работать точно и правильно всегда.
Тряхнув головой, Калеб опомнился от своих непростых мыслей и попытался поправить распавшиеся в разные стороны кудряшки, которые в последнее время откровенно бесили его, даже сейчас он закатил глаза, пока не видел Фред. Доставать расческу и прихорашиваться - это точно не в его стиле, поэтому, безуспешно поборовшись с волосами пару минут, он отставил бокал в сторону и как раз наткнулся на взгляд друга, выглядывающего из прихожей. Мог бы и не делать этого, все равно Калеб отреагировал бы на такой вопрос. Он подумал немного, хотя скорее привел сознание в более-менее сносный вид и только после этого заговорил:
- И все-таки насчет компании ты очень ошибаешься. Фредерик, я бы не пошел к тебе в гости, а тем более не пошел бы с тобой еще куда-то, если бы не хотел проводить выходной именно так. Пойми, наконец, мне приятно твое общество. Или тебе самому это не нравится?
Наверное, вопрос мог показаться странным, иначе зачем мужчине затевать эту встречу, все эти разговоры, когда можно просто встретиться на нейтральной территории, вернуть подарок и разойтись по домам? Кажется, Калеб начинал не понимать Мореля. Этот француз с самого начала показался ему человеком очень непростым, хотя они и нашли общий язык. О'Доннеллу вообще везло на всякого рода необычности, а в последнее время это стало проявляться еще сильнее и заметнее. Особенно в тех, с кем он общался. И не просто общался. Конечно, не обошлось без Логана, чей образ явственно всплыл в голове, не желая покидать ее. Парнишка вспомнил о чувстве вины, которое накрыло его с новой силой. Он сжал в кармане брюк сотовый телефон, уже "предвкушая" реакцию своего любовника на такие вот встречи с друзьями. "Логан, я сегодня вернусь поздно, намечается интересный вечер!" - хороший текст для сообщения, после которого Калеб вряд ли выживет. Но чем занимался сейчас сам бывший мэр? И это становилось еще одним вопросом-икс, хотя на него парень боялся узнать ответ. Работал. И этого было достаточно для спокойствия. Или нет? Он прикусил губу, посмотрев на Фреда, зашедшего в гостиную. Стоит ли рассказывать о своих подозрениях и страхах французу? Или хватит разговоров об университете, где в последнее время тоже не было все гладко? Никак Калеб не мог решить, что же ему нужно на самом деле. Но одно он знал совершенно точно: сидеть в лофте без дела одному, не имея возможности даже порепетировать на фортепиано - вот, наверное, самое худшее занятие для выходного. А поэтому был готов выложить Фреду все, что угодно, лишь бы не лишаться его общества сегодня. И вообще всегда. Единственный друг - все-таки мужчину можно было назвать так и вот этими соображениями он и собирался поделиться.
- Даа... - протянул парень, не сразу понимая, о чем именно его спрашивают, - да, в смысле я расскажу тебе все. Мы же действительно друзья, - очередная улыбка получилась какой-то извиняющей за невнимательность к словам Фредерика, - и да, я готов. Мне очень интересно, куда ты собрался. Есть у меня несколько идей, но, думаю, лучше будет добраться до того места и все увидеть. Фред, я рад, что сегодня мы встретились. Серьезно. И благодарен за то, что вытащил меня из дома. Иначе я бы провалялся в кровати бесцельно целый день. Кстати, ты хорошо выглядишь.
Калеб кивнул на прикид француза, проходя в прихожую, чтобы надеть пальто. Пощупав карманы, он понял, что ничего не забыл, а еще и прихватил с собой брелок, развернувшись к мужчине, пожал плечами и, застегнув последнюю пуговицу, спросил:
- Ну что, идем? Ты ведешь. Сюрпризы я хоть и люблю, но иногда немного опасаюсь их. Даже от друзей, - выставив указательный палец и усмехнувшись, парнишка развернулся к двери.
Настроение его менялось со скоростью света, однако О'Доннелл старался удерживать его, чтобы не скатиться до нытья по поводу отсутствия внимания к себе Логана. Вряд ли Фреду было бы интересно выслушивать такие бредни. Теперь ему необходимо было тщательно подобрать слова, чтобы не выглядеть уж очень несчастным. Калеб не чувствовал себя таким, а выходя сегодня из лофта, вообще понял, что жизнь налаживается. Жаль, что такая оптимистичность быстро покинула парня. Но надежда на возвращение настроя еще оставалась. С помощью Мореля и его идеи.

--------------------------->> Ночной клуб "Meat Hook"

+1


Вы здесь » QaF: last story from Pittsburgh » √ архив локационной игры » Квартира Мореля